Пользовательский поиск

Книга Разоблачение. Содержание - ГЛАВА 16

Кол-во голосов: 0

– Они ни за что не узнали бы, что я здесь, если бы проклятая лошадь не оступилась. А все из-за козла, выскочившего из кустов. Мерзкие животные. Им нельзя верить.

Я не видел в темноте ее лица, а настроения делать свет у меня не было. Я просто хотел поспать… лет сто или даже больше. Но в этот момент на нас обрушилась новая лавина каких-то даров земли, на этот раз что-то вроде репы или картошки, – это Фиона передвинулась к деревянной двери, которую Фаррол триумфально запер и заложил засовом. Я почувствовал вспышку магии и запах горелой веревки.

– Они охраняют дверь, – сообщил я. – Они не идиоты. Ты можешь развязать себя и спалить пару деревяшек, можешь даже спалить весь лагерь, но они придут с новыми веревками и еще с мечами и ножами. И им будет плевать, что мы с ними сделаем, потому что они будут защищать Блеза. Кроме того, они знают, что мы можем, а чего – нет.

– Еще одно предательство, да?

Я не собирался вступать с ней в споры:

– Я сделал то, что должен был сделать. А теперь посиди тихо. Я собираюсь спать.

Она еще немного повозилась с дверью, потом отползла назад – картофелины покатились во все стороны – и улеглась на мое раненое бедро.

Я взорвался:

– Боги земли и неба! Что я натворил, за что ко мне приставили эту ищейку, которая не может и вздохнуть, не пустив мне кровь? Если ты так мечтаешь о моей смерти, почему бы тебе просто не воткнуть в меня нож? Все стало бы куда проще!

– Извини. – Она поднялась и начала выкапывать меня из груды корнеплодов. – Ты ушибся?

Я не стал ничего говорить, а просто создал свет, не стесняясь ее, снял штаны и попытался потуже затянуть повязку. В мои планы не входило истечь кровью в этой дыре.

– Кровь тебе пустили и без меня. Стой, дай я. У меня в кармане есть чистый платок. – Она коснулась моей пропитанной кровью повязки.

– Нет! Не трогай. – Я прикрыл повязку рукой. – Тебе нельзя. – «Она не должна касаться моей крови, крови, которую остановили Сэта и ее демон». После открытий сегодняшней ночи казалось глупым думать о таких вещах, но я просто не знал, чему мне теперь верить. Была ли Сэта большим демоном, чем Фиона? Или Блез… что такое Блез?

– Почему нет? Я могу помочь. Я очищу рану.

Я понял, что, несмотря на усталость, я не смогу заснуть в этой дыре, когда все события прошедшего дня продолжают водить хороводы у меня в голове. И я рассказал Фионе о Сэте… и о Блезе и остальных, об Александре, и о набегах, и о своем сыне. Я надеялся, что она умолкнет, а моя голова очистится от накопившегося в ней.

– Значит, я предал человека, с которым когда-то был единой душой, который вернул мне мою жизнь и мою родину. – Созданный мною свет погас. – Я забыл свою клятву, отнял жизнь у человека как какой-нибудь варвар и оставил своего ребенка в чужих руках. Моей крови касался демон, и я не жалею об этом. Ну что, ты рада, что пришла сюда? Если ты выживешь, ты сможешь рассказать Талар, что я действительно нечист. Я считаю Блеза лучшим из всех, кого когда-либо встречал, хотя я видел в его глазах огонь демона. Мы не знаем, кто мы и что мы, Фиона, и у меня есть ужасное подозрение, что мы ошибаемся во всем, что считаем основой нашей жизни.

Похоже, мои надежды оправдались, по крайней мере те, что касались Фионы. Она не сказала ни слова. Я вскоре заснул. Первый раз с тех пор, как я попал к Блезу, мне снился замороженный замок и темный ужас, пожирающий все мое существо изнутри.

ГЛАВА 16

Половина Вердона, посвященная смертным, сражалась с его божественной половиной все годы, пока его ребенок рос, становясь мужчиной. Он хотел обуздать самого себя, он расплавил оружие в своих смертных руках, он окружил себя стеной из леса и поджег ее, чтобы показать слабость и бесполезность своей смертной части.

– Покорись! – ревела его бессмертная половина. – Я не стану пачкать свой меч кровью смертного. – Но человеческое в нем не сдавалось.

Это история Вердона и Валдиса, так она была рассказана первым эззарийцам, когда они пришли в леса.

Блез не позволил мне ничего объяснить на устроенном утром судилище. Мужчины и женщины его отряда уже были на конях, повозки были нагружены нехитрым скарбом. Мы с Фионой стояли перед Блезом, отряд собрался вокруг нас, щетинясь обнаженными мечами. Я мог бы бежать, Блез знал это, но я решил дождаться этой церемонии в надежде, что он позволит мне объясниться.

Спотыкаясь о цветистые фразы дерзийского языка, выставив вперед подбородок на случай, если кто-то посмеет упрекнуть его в безграмотности, Фаррол зачитал императорский документ, сообщавший о том, что я свободный человек и тот, кто посмеет обидеть меня, поплатится за это жизнью. Негодующие крики становились все громче. Несколько женщин плюнули в меня, несколько рук потянулись к мечам.

Блез спросил только одно:

– Это ты тот человек, о котором идет речь в этом документе?

– Да, я…

– В таком случае ты не можешь быть никем, кроме как шпионом принца. Шпионов обычно казнят. Но ты сражался рядом с нами, ты спасал жизни, включая и мою. Я не хочу, чтобы обо мне говорили, будто я отплатил человеку злом на добро, даже если это добро он делал не ради меня. Сегодня ты не умрешь. Что до этой женщины, я отдаю ее тебе в обмен на твою службу в нашем отряде. Так мы будем квиты. В следующий раз, когда я встречу тебя, я буду знать, на чьей ты стороне, и поступлю с тобой соответственно.

– Блез, позволь мне…

– Передай своему царственному хозяину, что Айвор Лукаш дождется того дня, когда принц Дерзи станет прислуживать низшим в своей Империи. – С этими словами он махнул рукой всадникам, и они начали спускаться по тропинке в долину. – Я думал, что мы сможем учиться друг у друга. Но больше я не хочу учиться тому, что ты можешь преподать. – Он развернул своего коня и пустил его в галоп, чтобы обогнать медленно движущийся отряд и встать во главе его. Фаррол и Кьор охраняли меня. Когда последний всадник скрылся за склоном, Фаррол приказал мальчику привести их лошадей. Он убрал кинжал в ножны и злобно глянул на меня. Потом бросил мне под ноги два предмета: мой нож, отнятый перед заключением в погреб, и кожаный футляр. К моему изумлению, императорский указ был внутри.

– Грязный лазутчик! Я говорил ему, что тебя надо убить, а он не позволил мне даже спалить эту бумагу. У меня есть большое желание нарушить приказ.

– Убить меня будет не так легко, как ты думаешь.

– Я знаю, что ты умеешь драться. Ты, конечно, можешь сразить меня своим мечом или магией. Но я ведь уже победил, разве не так? Я узнал правду, и он больше не окажется рядом с тобой.

Когда я поднял футляр и засунул его за пазуху, я наконец вспомнил, где я видел Фаррола раньше. Нищий в переулке Вайяполиса, который хотел украсть мой кошелек. Он даже тогда пытался защищать Блеза, не заботясь о собственной безопасности. Здесь не было никакой загадки. Просто грубоватый, глуповатый, любящий брат.

Широкоплечий коротышка проверил подпругу. Я быстро осмотрел свои вещи. Нужно было что-то, что принадлежало только мне. Моя черная одежда была дана мне Блезом, оставались только королевская бумага и нож, отличный нож, который подарил мне Кирил при моем отъезде из Загада. Я решил, что новый нож найти проще, чем такую бумагу, поэтому я поспешно создал заклинание и побежал за Фарролом. Он как раз садился на коня. Увидев нож в моей руке, он подался назад и выхватил меч, но я развернул свое оружие и протянул его рукояткой вперед.

– Когда для Блеза настанет день его последнего превращения, пусть он найдет меня. Все, что ему нужно сделать, коснуться кинжала и назвать мое имя, он сразу узнает, где я. Я помогу ему, если смогу.

– Ты наложил на кинжал проклятие.

– Нет, клянусь Я хочу помочь. Если ты сомневаешься, просто отдай это ему. Если твой брат и друг решит, что это ему не нужно и Кьору тоже не нужно, можно положить нож в огонь на час. Заклятие разрушится, а у вас останется отличное оружие. Но я буду искать способ излечить его, обещаю.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru