Пользовательский поиск

Книга Пух и все-все-все или Охота на Щасвирнуса. Содержание - Глава 3,

Кол-во голосов: 0

Глава 3,

в которой мы знакомимся с Пухом и Тигрой, а также разрабатываем крайне хитрый план поимки Щасвирнуса.

Тигра был недоволен! Точнее, крайне недоволен! Так недовольны могут быть только крайне недовольные Тигры! А ведь все знают, что Тигры мастера быть недовольными!

Дело было в том, что Тигра в сотый раз проиграл в дурака Пуху, хотя держал в рукаве пару козырных червовых тузов. Еще Тигре было стыдно: ведь все знают, что в дурака Тигры играют лучше всех на свете. Да что там говорить!!! Полосатый недооценил этого любителя меда и алкоголя! В рукавах Пуха лежало несколько десятков козырных тузов!

— Эээээ! — наморщил брови Тигра. — Дама!

— Где? — не понял мишка, озираясь вокруг. Когда Пух протрезвел, а это случилось не далее как две минуты назад он, стал пытаться шутить.

Тигра сморщился, будто его заставили слопать вагон лимонов, растущих в огороде Кристофера Робина, и отложил карты.

— Опять твоя идиотская шутка! — заметив как Пух грозно нахмурился, Тигра поспешил перевести разговор в более спокойное русло. — А где же этот ходячий кусок сала?! Мы его за Кроликом час назад послали!

Тут дверь в домике Пуха слетела с петель, вмазалась в Тигру и увлекла его за собой.

Пух свалился с кресла и ошарашено смотрел на Пятачка.

«Откуда в этом шашлыке столько силы?» — удивленно подумал Пух.

Тигра выполз из-под придавившей его дубовой двери и стал отдирать от нее свои отлетевшие полоски, нехорошо поглядывая на Пятачка.

— Ой, Вини-Вини! — пропищал возбужденный поросенок, так возбужден он был второй раз в жизни. (Первый раз это случилось, когда Кристофер Робин на своем дне рожденья показал гостям порнофильм).

— А Кролика съели! — выпалил Пятачок.

Далее последовал сумбурный и полный Ужасных подробностей рассказ про Страшного и Ужасного Щасвирнуса Который Обещал Вернуться и съесть всех-всех-всех.

— Значит, говоришь, обещал вернуться? — задумчиво протянул Пух, потирая нос. — А это случаем не Карлсон?

Все еще помнили того психа с пропеллером, который прошлым летом залетал в лес и искал Энгельсона. Пятачок отрицательно помотал головой.

— Ну, нет — так нет. — с сожалением произнес Пух. Он втайне мечтал встретиться с этим Карлсоном и набить ему морду. Из-за шума пропеллера Пух неделю не мог уснуть и болел медвежьей болезнью.

— Я не хочу, чтобы меня съели! А что если мы поймаем этого Щасвирнуса и отобьем ему почки? — подал идею обладатель опилок.

— Точно! — восхитился Тигра. — Так и сделаем! Чур, я главный! Мы, Тигры, лучшие охотники на Щасвирнусов!

— А как мы его поймаем? — тихонько спросил Пятачок, отходя к двери и подумывая слинять, пока не поздно.

— Да все очень просто! Сначала берем приманку, например Пуха…

— Лучше Пятачка! — перебил Тигру Пух.

— Да! Итак, берем Пятачка, а затем Пух…

— Лучше Пятачок. — обеспокоенно пробормотал Пух.

— Ага! Именно так. Затем Пятачок берет ружье и стреляет в Щасвирнуса, а Пух…

— ПЯТАЧОК! — уже очень настойчиво перебил Пух.

— Угу! — произнес Тигра. — Хватает раненого Щасвирнуса и засовывает его в мешок! Вуаля!

На протяжении всего разговора Храброму Свину становилось все хуже и хуже. Вначале у него дрожали колени, и пришлось ухватиться за дверной косяк, чтобы не упасть, затем ему стало очень нехорошо и сыро, а уж после этого Пятачок хлопнулся в обморок.

Глава 4,

в которой мы встречаемся с серым осликом Иа-Иа, плачущей свиньей и злым медведем.

Возле самого края Леса, на берегу Вонючего пруда, стоял старый серый ослик Иа.

По жизни Иа был глубоким пессимистом. И как им не быть? Какие-то гады сперли у него последнюю бутылку самогона, которую бедный ослик хотел оставить на Новый год. В принципе он догадывался, чьих лап это работа, но Иа был умным осликом, и связываться с пьяным Кроликом и сынком Кенги было себе дороже. Поэтому Иа только горестно вздыхал и смотрел на свое скорбное отражение в грязной воде пруда. Но это были не все неприятности сегодняшнего дня. Иа опять потерял хвост. И главное, хоть убей, не помнил где. В последнее время его мучил ревматизм и склероз, из-за чего над ним смеялись все-все-все, за исключением доброго и скромного Пятачка.

— Вот Пятачок — настоящий друг. — скорбно вздохнул ослик. — Только давно он меня не навещал. Но ничего, я не жалуюсь. Я просто констатирую факт.

Ослик немного помолчал и решил сказать, что он обо всех, за исключением Пятачка думает.

— Фак! — произнес с удовольствием серый ишак, очень надеясь, что его кто-нибудь услышал. Но кроме дохлой лягушки на берегу никого не было.

Ослика навещали еще реже, чем Кролика. И если от посещения Кролика всех отпугивал запах, то от Иа всех отпугивали заросли Непролазного Очень Колючего Чертополоха, из которого Иа гнал самогон. Последний раз Иа посещали на его позапрошлогоднем дне рожденья, когда Пятачок подарил ему зеленый шарик, затем все нажрались и искупали в этом пруду вяло отбивающуюся и глупо хихикающую Сову.

— Мой любимый цвет. — пустил слезу Иа, вспоминая зеленый шарик.

Тут в близлежащих и самых больших кустах Непролазного Очень Колючего Чертополоха раздались громкие поросячьи повизгивания.

— Кто бы это мог быть? — удивленно подумал старый бесхвостый ослик.

Для того, чтобы лучше слышать, Иа пошел на хитрость. Правой задней ногой Иа приподнял свое левое ухо и стал слушать.

Из кустов все отчетливее раздавались писки и вопли свиньи, а затем раздалось мощное БУМС! Со скоростью метеорита розовый снаряд вылетел из кустов и с душераздирающим воплем попал Иа в лоб.

Когда Иа очнулся, он увидел лежащего в грязи рыдающего Пятачка.

— Пятачок, это был ты??? — с удивлением и гневом просипел Иа, потирая копытцем шишку на лбу. Уж от этой свиньи он такого свинства не ожидал!!!

— ЫЫЫЫЫЫЫ! — рыдал Пятачок — Мой шарик! ЫЫЫ!!! Он лопнул из-за этого поганого чертополоха!

Далее вежливый и воспитанный Пятачок крайне подробно поведал, что он думает о чертополохе и сером идиоте, который его выращивает. Остальные слова потонули в слезах и соплях.

Тут Иа услышал из кустов рев разъяренного медведя, а спустя пару секунд из кустов по стратегической траектории вылетел Пух и упал в озеро, окатив Иа и рыдающего кабанчика волной мазута, воды и дохлой рыбы.

Намокший Иа грустно вздохнул.

Отфыркиваясь, из пруда вылез Пух выдергивая из себя колючки.

— Здравствуй, осел! — вежливо поздоровался мишка.

— Здравствуй дикобразик Пух! — злобно ухмыльнулся Иа, за что мгновенно схлопотал в глаз.

— Аааааа… Пятак уже пришел. Это хорошо. Он тебе рассказал? — спросил Вини.

— Чего рассказал? — спросил в свою очередь Иа, зыркая на Пуха здоровым глазом.

— Так я и думал, что он не справится! Хорошо, что я вернулся, — пробурчал Пух и беззлобно пнул Пятачка под ребра. — А ну заткнись, свиная отбивная! У нас с ослом важный разговор!

Далее последовал рассказ про Ужасного Щасвирнуса и про коварный план поимки, в котором Иа отводилась роль грузовой лошади.

— Так что собирайся! — произнес Пух.

Иа горестно вздохнул и опустил уши. Проще было завалить стадо Бяк и Бук, чем спорить с упрямым медведем, готовым в любой момент вмазать промеж глаз.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru