Пользовательский поиск

Книга Продажное королевство. Страница 91

Кол-во голосов: 0

– На самом деле, – продолжил Колм, – если вам удастся что-то разузнать о нем, то вы сможете воспользоваться его услугами. Быть может, он еще ищет инвесторов.

– Нет, – немного резко ответил Ван Эк. – В конце концов, вы уже здесь и можете представлять наши интересы. Зачем тратить время и усилия на бессмысленные поиски? У каждого человека есть право искать выгоду.

– Тем не менее, – начал Драйден. – Возможно, этому инвестору было что-то известно о ситуации с шуханцами…

Ван Эк бросил на него предостерегающий взгляд; ему определенно не хотелось, чтобы о делах совета беспечно трубили на всех углах. Юный купец быстро захлопнул рот, клацнув зубами.

Но затем Ван Эк сложил пальцы вместе и произнес:

– Нам, несомненно, стоит собрать всю возможную информацию. Я лично займусь расследованием по делу этого покупателя.

– Тогда, возможно, нам не стоит действовать так поспешно, – сказал Драйден.

«Действительно робкий», – подумала Нина. Затем увидела, как Аника подает им сигнал из вестибюля.

– Господин Ритвельд, к вам уже пришли на встречу. – Она многозначительно покосилась на центральный вход, где Ротти – прекрасно выглядевший в черном костюме торговца, – заводил группу мужчин в ресторан.

Ван Эк и Драйден переглянулись, увидев Йеллена Радмаккера, одного из самых богатых инвесторов во всей Керчии, прошедшего в вестибюль. На самом деле, как только им пришла записка от Драйдена с просьбой о встрече, несколько инвесторов были приглашены на презентацию земенских нефтяных фьючерсов, которая не имела никакого отношения к выдуманному Иоганну Ритвельду. Разумеется, Ван Эк и Драйден об этом не знали. Главное, чтобы они верили, что могут потерять возможность вложить деньги в прибыльное дело. Нина даже пожалела, что не сможет послушать, как Джеспер будет целый час разглагольствовать о рынке ресурсов.

Девушка в очередной раз пнула Колма под столом.

– Что ж, – спешно произнес он. – Мне пора идти, господа. Было приятно…

– Какова цена акций? – выпалил Драйден.

– Боюсь, на столь позднем этапе я не могу принять больше…

– Что, если мы вложимся вместе? – спросил Ван Эк.

– Вместе?

– Торговый совет полагает, что скоро цена на юрду изменится. До недавнего времени наши руки были связаны ролью государственных служащих. Но предстоящий аукцион дал нам возможность заняться новыми инвестициями.

– Это законно? – Колм нахмурил брови, выражая глубочайшую озабоченность.

– Конечно. Нам запрещено влиять на результат аукциона, но вложение в ваш фонд вполне в рамках закона и может быть взаимовыгодным для нас обоих.

– Я понимаю, какую выгоду принесет мой фонд вам, но…

– Вы встречались с разными инвесторами. А что, если Торговый совет станет вашим главным вкладчиком? Что, если этот фонд станет исключительно нашим? Совет представляет тринадцать самых древних и известных семей Керчии, с процветающими предприятиями и большим капиталом. Фермеры из вашего консорциума не могли и мечтать о таких партнерах.

– Я… не знаю, – ответил Колм. – Это, безусловно, привлекательно, но мне понадобится серьезная страховка, если мы подвергнем себя такому риску. Если совет внезапно передумает, мы потеряем всех инвесторов разом.

Драйден ощетинился.

– Ни один член Торгового совета не станет нарушать контракт. Мы закрепим его собственными печатями на глазах у судьи, которого вы выберете сами.

Нина так и видела, как крутились колесики в голове Ван Эка. Несомненно, некоторые фермеры в Новом Земе действительно отказались продавать ему плантации. Теперь у него появилась возможность контролировать не только те поля, которые он приобрел, но и солидную часть тех, которые не удалось купить. Девушка также задумалась, не чувствовал ли он давления со стороны Торгового совета после того, как город потратил деньги на поиски его сына, отсюда и его желание преподнести им такой выгодный подарок.

– Дайте нам сорок восемь часов… – начал Ван Эк.

Лицо Колма источало сожаление.

– Боюсь, я должен закончить свои дела к завтрашнему вечеру. Я уже купил билет на корабль.

– Гавани закрыты, – сказал купец. – Вы никуда не уплывете.

Отец Джеспера направил на Ван Эка такой леденящий душу взгляд своих серых глаз, что волоски на руках Нины встали дыбом.

– У меня появилось отчетливое впечатление, господин Ван Эк, что вы мне угрожаете, и мне это не нравится.

Несколько секунд Ван Эк стоически не отводил глаз, но потом жадность взяла верх над ним.

– Значит, сутки.

Колм сделал вид, что колеблется.

– Хорошо, я согласен. Но обещаний давать не стану. Прежде всего я должен действовать в интересах консорциума.

– Разумеется, – кивнул Ван Эк, после чего встал и пожал ему руку. – Мы просим вас лишь повременить с окончательным решением и дать возможность убедить вас отдать нам фонд. Думаю, вы сочтете наше предложение очень щедрым.

Колм посмотрел в том направлении, куда ушел Радмаккер.

– Полагаю, это я могу сделать. Хорошего вам дня, господа.

Когда Нина повернулась, чтобы последовать за ним, Ван Эк вдруг окликнул ее:

– Госпожа Зеник.

– Да?

– Я слышал, раньше вы работали в доме «Белой розы», – его губы слегка изогнулись, словно даже произносить название этого заведения было сравнимо с развратом.

– Так и есть.

– Я также слышал, что его сердцебитка периодически сотрудничает с Казом Бреккером.

– Да, я выполняла поручения для Бреккера, – с легкостью призналась Нина. Лучше сразу переходить в наступление. Она взяла Ван Эка за руку и с удовольствием увидела, как тот отпрянул. – Но, прошу, поверьте, если бы я имела хоть малейшее представление о том, куда он увез вашего сына, я бы непременно рассказала властям.

Ван Эк напрягся. Он определенно не собирался уводить беседу в эту степь.

– Я… спасибо.

– Даже не представляю, какие страдания вы испытываете. Как Бреккеру вообще удалось и пальцем коснуться мальчика? – продолжила Нина. – Я-то думала, что ваша охрана…

– Уайлена не было дома.

– Нет?

– Он обучался в музыкальной школе в Белендте.

– А что его учителя говорят о похищении?

– Я… – Ван Эк нервно покосился на Драйдена. – Они тоже сбиты с толку.

– Возможно, он связался с плохой компанией?

– Возможно.

– Надеюсь, он не переходил дорогу Казу Бреккеру, – Нина передернулась.

– Уайлен не стал бы…

– Конечно, нет, – перебила она, встряхнув рукавами кафтана и приготовившись к выходу из ресторана. – Только дурак бы на это пошел.

30

Каз

Каз прекрасно видел, что Нина устала. Все устали. Даже у него не оставалось иного выбора, кроме как отдохнуть после драки. Тело перестало его слушаться. Он перешел невидимую границу и просто отключился. Каз не помнил, как заснул. Ему не снились сны. Он отдыхал в самой маленькой спальне номера, лежа на спине и прорабатывая детали своего плана, а в следующую секунду уже очнулся в темноте – в панике, и не имея понятия, где он и как сюда попал.

Когда он попытался включить светильник, то почувствовал острый укол боли. Легкие прикосновения Жени, когда она осматривала его раны, были сродни адским мучениям, но, возможно, стоило позволить портнихе подлатать его получше. Впереди ждала долгая ночь, да и замысел с аукционом отличался от всего, что он проворачивал раньше.

За то время, пока он был с Отбросами, Каз много чего повидал и услышал, но беседа со Штурмхондом в солярии была венцом всех его предыдущих афер.

Они подробно обсудили аукцион, что им потребуется от Жени, как, по мнению Каза, пойдут торги и по сколько будут набавлять. Бреккер хотел, чтобы равкианцы вступили в борьбу с пятьюдесятью миллионами, и подозревал, что шуханцы поднимут ставку на десять или даже больше миллионов. Ему нужно было знать, что Штурмхонд предан общему делу. Как только об аукционе объявят, обратного пути уже не будет.

© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru