Пользовательский поиск

Книга Продажное королевство. Страница 104

Кол-во голосов: 0

Со стороны собора раздался взрыв, и он обернулся на длинный неф. Поскольку большой палец церкви был построен немного выше, чем собор, с его места виднелись лишь макушки зрителей на задних рядах, но, похоже, проливные устроили переполох. Джеспер снова глянул на часы и направился к лестнице.

Кто-то схватил его за воротник и отшвырнул назад.

Он больно приземлился на пол часовни, воздух выбило из легких. Его обидчик стоял у основания лестницы, глядя вниз золотистыми глазами.

Его одежда отличалась от той, что была на нем, когда он выходил из дома «Белой розы» в Западном Обруче. Теперь солдат-хергуд был одет в оливково-серую форму, туго обтягивающую широкие плечи. Его пуговицы блестели, а черные волосы были собраны в хвост, обнажая шею величиной с окорок. В общем и целом он выглядел так, как и положено оружию.

– Рад, что ты приоделся к такому случаю, – прокряхтел Джеспер, пытаясь отдышаться.

Шуханский солдат сделал глубокий вдох, от чего у него раздулись ноздри, и улыбнулся.

Джеспер пополз назад. Солдат последовал за ним. Парень чертыхнулся себе под нос – совсем забыл взять у офицера пистолет! От такого было бы мало проку на большом расстоянии, но это лучше, чем ничего, когда на тебя надвигается великан.

Стрелок вскочил на ноги и побежал обратно по нефу. Если он доберется до собора… ему придется многое объяснить. Но шуханец не посмеет напасть на него посреди аукциона. Верно?

Узнать ему было не суждено. Солдат врезался в него сзади и повалил на пол. Собор казался невероятно далеко, шум от аукциона и Совета приливов тихим эхом отбивался от высоких каменных стен. «Действие и эхо», – не к месту вспомнились ему слова Инеж, когда солдат перевернул его.

Джеспер трепыхался, как рыба на суше, пытаясь вывернуться из хватки хергуда и радуясь, что его телосложение напоминало цаплю на строгой диете. Ему снова удалось подняться на ноги, но, несмотря на свой размер, солдат оказался довольно быстрым. Он толкнул Джеспера к стене, и он вскрикнул от боли, гадая, все ли ребра целы. «Тебе же лучше! Встряхнешь печень».

Его мысли путались после удара этого громилы.

Джеспер увидел, как тот замахнулся и как блеснул металл на его костяшках. «Их вооружили латунным кастетом, – с ужасом понял он. – Его вставили прямо в руку!»

Парень вовремя увильнул влево. Кулак солдата с громоподобным треском пришелся по стене за его головой.

– Склизкий, – сказал солдат с ужасным керчийским произношением. И снова глубоко вдохнул.

«Он учуял мой запах, – подумал Джеспер. – В тот день в Обруче. Ему плевать, что городская стража может нас услышать. Он вышел на охоту и нашел свою жертву».

Солдат снова замахнулся. Он собирался избить Джеспера до потери сознания и затем… что? Вынести двери часовни и потащить его по улице, как мешок с зерном? Передать одному из своих крылатых товарищей?

По крайней мере, тогда я уже точно никого не разочарую. Его накачают паремом до отвала. Может, он проживет достаточно, чтобы изготовить шуханцам новую партию хергудов.

Стрелок прыгнул вправо. Кулак солдата проделал очередную дыру в стене церкви.

Лицо громилы исказилось от ярости. Он схватил Джеспера за горло и замахнулся для последнего удара.

За эту секунду в голове Джеспера пронеслась тысяча мыслей: мятая шляпа отца, блеск револьверов с перламутровыми рукоятками, Инеж, стоящая прямо, как стрела. «Мне не нужно извинение». Как Уайлен сидел за столом в гробнице и жевал кончик большого пальца. «Любой сахар, – сказал он, а затем… – держите его подальше от пота, крови и слюны».

Химический долгоносик. Инеж оставила неиспользованные пузырьки на столе в кеттердамском номере. Он играл с одним, когда они ругались с отцом. Джеспер засунул руку в карман штанов и сомкнул ее на стеклянном пузырьке.

– Парем! – выпалил стрелок. Это единственное слово, которое он знал на шуханском.

Солдат остановился, его кулак замер в воздухе. Затем он склонил голову набок.

«Всегда бей туда, куда филя не смотрит».

Джеспер театрально приоткрыл губы и сделал вид, что засовывает что-то в рот.

Глаза хергуда расширились, и его хватка ослабла, когда он попытался отпихнуть руку Джеспера. Солдат издал звук, похожий на кряхтение или же на попытку возразить. Это не имело значения. Второй рукой Джеспер хлопнул стеклянным пузырьком по открытому рту шуханца.

Громила отпрянул, когда осколки вонзились в его губы и посыпались на подбородок. Из ран засочилась кровь. Джеспер лихорадочно вытер руку об рубашку, надеясь, что не поцарапал пальцы и не испачкался в долгоносике. Но ничего не произошло. Солдат просто разозлился. Он зарычал и схватил Джеспера за плечи, отрывая парня от пола. «Ох, святые, – подумал стрелок, – похоже, он уже передумал тащить меня к своим приятелям». Он вцепился в бугристые руки великана, пытаясь оттолкнуть их от себя.

Хергуд встряхнул Джеспера. Затем кашлянул, от чего его широкая грудь задрожала, и снова встряхнул стрелка – слабо и с запинкой.

И тут Джеспера осенило – солдат тряс не его, а трясся сам!

Из его уст донеслось тихое шипение, как звук яиц, кинутых на раскаленную сковородку. На губах образовалась розовая пена из крови и слюны, стекающая на подбородок. Джеспер отпрянул.

Хергуд застонал. Крупные ручищи выпустили Джеспера, и тот начал отползать, не сводя глаз с солдата – его тело билось в судорогах, грудь тяжело вздымалась. Шуханец согнулся пополам, и из его рта полился поток розовой желчи, забрызгивая стену.

– Опять промахнулся, – сказал Джеспер, сдерживая рвотный позыв.

Здоровяк накренился и рухнул на пол – неподвижный, как упавший дуб.

На секунду Джеспер просто уставился на его гигантское тело. Потом способность мыслить здраво вернулась. Сколько времени он потерял? Стрелок помчался обратно к часовням в конце нефа.

Прежде чем он добежал до двери, к нему навстречу выбежала Инеж. Он опоздал. Она бы не пошла за ним, если бы не думала, что у него неприятности.

– Джеспер, где…

– Дай ружье! – требовательно рявкнул он.

Инеж без лишних слов сняла его с плеча. Парень схватил оружие и побежал обратно в собор. Только бы успеть подняться на аркаду…

Взвыла сирена. Слишком поздно. Ему ни за что не успеть. Он всех подставил. «Что толку от стрелка без пистолетов?» Какой толк от Джеспера, если он не может выстрелить? Они застрянут в городе. Скорее всего, их посадят в тюрьму, а потом повесят. Кювея продадут по наивысшей цене. Парем выжжет себе тропу через весь мир, и на гришей будут охотиться с еще большим рвением. Во Фьерде, Блуждающем острове, Новом Земе. Зовы исчезнут, гонимые военными службами и поглощенные этим треклятым наркотиком.

Сирена выла то громче, то тише. Из собора раздались крики. Люди рвались к дверям; скоро они помчатся в неф в поисках запасного выхода.

«Любой может стрелять, но не каждый умеет прицеливаться, – раздался голос матери в его голове. – Мы – зовы. Ты и я».

Невозможно. Отсюда даже не видно Кювея – и никто не мог стрелять из-за угла.

Но Джеспер хорошо знал схему церкви. Ему нужен прямой выстрел по проходу, где находится аукционный блок. В своем воображении он видел вторую пуговицу на рубашке Кювея.

«Невозможно».

У пули была лишь одна траектория.

Но что, если ею можно управлять?

«Не каждый умеет прицеливаться».

– Джеспер? – позвала Инеж позади него. Он поднял ружье. Обычное огнестрельное оружие, но переделанное его руками. Внутри находился лишь один патрон – не смертельный, просто комок воска и резины. Если он промахнется, то нанесет кому-то сильную травму. Но если вообще не выстрелит, пострадают многие. «Вот черт, – подумал Джеспер, – может, если я не попаду в Кювея, то хотя бы выбью глаз Ван Эку».

Он работал с оружейниками, изготавливал собственные боеприпасы. Знал свои пушки лучше, чем правила «Колеса фортуны». Джеспер сосредоточился на пуле, ощутил ее каждую деталь. Может, он ничем от нее не отличался. Просто патрон в гнезде барабана, который проводит всю жизнь в ожидании, когда ему покажут направление.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru