Пользовательский поиск

Книга Принц теней. Содержание - ГЛАВА 35

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 35

На рыночной площади гарнские захватчики обнажили свои короткие толстые мечи. Солдаты, прибывшие с мастером Марко из Фаршо, размахивали более знакомым оружием, которое скрывали под одеждой, пока не был дан сигнал к атаке.

Как догадался Льешо, они ожидали лишь слабого сопротивления от владельцев лавок и их покупателей.

Однако генерал Шу все тщательно рассчитал, и неприятель предстал перед солдатами имперской гвардии, сорвавшими маскировку и готовыми сражаться за свой дом и семьи. Барак для рабов, рядом с которым происходило сражение, явился символом того, как гарны обращаются с захваченными народами. Граждане схватили, что попало под руку, и вышли биться плечом к плечу с воинами империи.

В побоище переворачивались лавки: еда, безделушки, горшки и сковородки валялись по всей площади. Захватчики рубили мечами продавцов, товар падал под ноги. Льешо видел, как Дарит ударила гарна по голове тяжелой медной тарелкой, а затем заехала своим орудием в лицо следующему солдату.

В итоге она как диск метнула тарелку в гарна, который несколько часов назад вел аукцион. Тот присел, из глубокого пореза над бровью текла кровь. Дарит перепрыгнула через прилавок, в одной руке кухонный нож, в другой – нож мясника. Льешо потерял ее из виду, когда солдаты мастера Марко ринулись навстречу по ступеням храма.

– Ты умеешь сражаться? – спросил он стоящего рядом Шокара.

– За тебя я могу биться насмерть, – ответил брат и вытащил свой фибский нож.

Он принял защитную позу фибского бойца с оружием в обеих руках: меч поднят, нож – вытянут вперед; и вскоре показал, чего стоит. Группа солдат в форме гвардии господина Ю ринулась атаковать их, размахивая окровавленными мечами. Судя по неистовой решимости нападения, Льешо понял, что у них одна ясная цель – убить жертву, выбранную мастером Марко, любой ценой.

Льешо хлестал своим ножом, выскакивал за пределы досягаемости непрестанного вращающегося меча, колол длинным острием. Он слышал, как пыхтит от напряжения брат. У Шокара нет легкости движений, которая пришла к Льешо с тренировкой, но он не забыл приемов, освоенных в юношестве в Фибии.

Бикси бился справа от Льешо, его боевой крик выходил из горла низким рычанием. Каду пронзительно верещала, уничтожая солдат, сбрасывая их со ступеней. Льешо резко развернулся принять следующего соперника и заметил, что они значительно оттеснили врага.

Пытаясь восстановить дыхание и прийти в чувство, Льешо осмотрелся. Хоть генерал Шу и расположил переодетых солдат по всей площади, их было намного меньше. Имперская гвардия отважно билась, однако ее сил не хватало, чтобы удержать гарнов, рвущихся наружу. За пределами площади врага ждало подкрепление, разбросанное по улицам города.

Уже два отряда гарнов отстранились от боя, забившись в восточный угол площади, а оттуда сплетение дорог и улочек вело ко дворцу. В неразберихе сражения Льешо не мог просчитать, сколько еще гарнов бродит по столице и ведут ли они бой не только здесь, но и за дворец. В Кунголе, должно быть, некогда происходило то же самое, подумал юноша. Разве только фибский дворец не был окружен высокими стенами, которые могли бы защитить его, да и вооруженной армией не располагал.

Однако даже в Шане слишком много мест, легко уязвимых во время атаки. Мысль о том, что Водный Сад топчут варварские ноги, жгла в груди. Собственное воображение сковало силы Льешо, но тут генерал Шу вернул его к реальности.

– Продержитесь, сколько можете, – прокричал Шу команде юноши. – Гарны не должны воссоединиться с основными силами в городе, – наказал он и нырнул в бой.

Льешо быстро оценил обстановку. С одной стороны рыночной площади стоял храм. Сами они вышли из боковой двери, к которой привела узкая улочка. Священники забаррикадировали ее корзинами и старыми горшками, чтобы задержать врага. Широкий проспект, примыкающий к дальнему углу здания, будет оградить намного сложней. Концом меча Льешо направил Бикси и Каду к более открытой части площади. Он хотел послать с ними и Шокара, но поймал зловещий взгляд брата, который, видимо, прочел его мысли.

– Перебейте их и отступайте, – скомандовал он своим двум бойцам. – Мы не сможем держать их долго, но заставим заплатить за каждый шаг кровью.

Генерал Шу собрал вокруг себя небольшое войско имперских солдат, до сих пор переодетых в фермеров и крестьян, пришедших продавать свой товар. И эти фермеры орудовали не плугом, а мечами, защищая дороги, ведущие ко дворцу. Если падет город, подумал Льешо, вместе с ним рухнет и вся империя Шан, а также надежда освободить Фибию. Хоть его рука и замлела от усталости, он поднимал меч вновь, фибский нож сверкал в атаке. Он остановит мастера Марко и его союзников или погибнет в бою.

Хотя принцы Фибии неимоверно уступали численно, к ним не мог подступиться ни один вражеский воин. Окруженный со всех сторон, Льешо бездумно передвигался со своим оружием в ритме смертоносного танца. Кровь растеклась по камням под ногами, и юноша поскользнулся, едва удержал равновесие и тут же вонзил нож в горло солдата по самую рукоятку. Воин открыл рот, чтобы закричать, но оттуда хлынула лишь красная пена, и он выдавил сдавленный шепот в попытке вдохнуть воздух, захлебываясь собственной кровью.

Нож дошел до кости, и Льешо не мог вытянуть его обратно. Целое мгновение, которое могло оказаться роковым, юноша держался за нож, а падающий воин увлекал его вниз.

Откуда-то выстрелило копье, но Шокар сбил его своим мечом. В ужасе оттого, что был на волосок от смерти, Льешо оставил нож в горле гарна и повернулся лицом к следующему нападающему, затем к другому, и так, пока они с Шокаром не оказались окруженными осторожными солдатами, испуганно держащимися поодаль.

На мгновение битва словно остановилась, мир будто замер, и Льешо осознал, сколько мертвых тел вокруг, сколько крови уже пролито, почувствовал, что его руки, сжимающие меч мертвой хваткой, в крови по самые локти. Опустившись на колено, брат тяжело дышал, Льешо ощущал, как с его щеки медленно капает кровь, хоть и не помнил ранившего его удара. Бросив взгляд на друзей, которые бились за выход на проспект, он поднял голову с триумфальной улыбкой, преобразившей окровавленное лицо в маску смерти. Прибыло войско Хабибы, ровные колонны солдат вступали на площадь с главной дороги, заходя с каждого угла.

– Сдавайтесь! – крикнул Льешо, атакующие его солдаты проследили ликующий взгляд юноши и забились еще отчаянней, увидев новую опасность.

Сейчас или никогда, понял он. Из двух зол, которые их ожидали, большинство воинов предпочло умереть от руки Льешо, чем познать длительное мучение, которому их подвергнет мастер Марко, узнав о поражении.

Шокар едва стоял на ногах, рука с мечом опускалась от усталости. Льешо продвинулся поближе к брату. Не обязательно победить, сказал себе он, нужно лишь выдержать атаку, пока люди Хабибы не перегородят дорогу. Скоро подойдет подкрепление, нужно сохранить жизнь брату еще несколько минут. Вражеский меч коварно проскочил через его оборону и задел бок, но юноша отстранил его, отделавшись лишь царапиной. Донесся голос Каду: «Держись!», но его прервал крик большой птицы.

Тварь пикировала вниз с распростертыми когтями. Люди мастера Марко в ужасе разбежались в стороны, когда чудище приблизилось к своей жертве. Льешо закинул меч над головой, чтобы остановить птицу, открывшую клюв, из которого, словно вызов, раздавался вопль презрения. Одной мощной ногой она вырвала меч юноши, а другой ударила Льешо, когти оставили глубокие порезы от шеи до бедра.

Льешо прохрипел и упал, беззащитный перед птицей, все расплылось в тумане с приближением изогнутого клюва.

– Я вырву твое сердце и сожру тебя прямо на рыночной площади.

Хоть чудище и не могло говорить, его слова отчетливо пульсировали в мозгу Льешо. Значит, вот она смерть , ответил юноша и вновь услышал голос мастера Марко:

– К трусам и слабакам она приходит именно такой.

89
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru