Пользовательский поиск

Книга Принц теней. Содержание - ГЛАВА 33

Кол-во голосов: 0

– Милый Шу, – поприветствовала она его. – Тебя не видно уже целое лето, и ты приходишь к моей лавке, как всегда, голодный, с чужеземцем, следующим по пятам! Чем ты занимался последнее время?

– Я путешествовал по свету в поисках лепешек, которые могли бы сравниться с твоими, Дарит, а нашел лишь друга, чтобы вместе насладиться твоим сокровищем.

– Так я и поверила, – рассмеялась она в ответ, протянув Льешо лепешку, намазанную холодными и горячими начинками, от которых бежали слюнки. – Он строен, как соломинка. Купи ему две, пока он не превратился в тень.

– Это правда никуда не годится, – согласился Шу, вложив в ее руку несколько медных монет, и впился в свою лепешку.

Льешо принял еще одну, обернутую в бумагу.

Дарит пожелала им получить удовольствие от посещения рынка:

– Отведи его на представление в храме, посвященное семи богам. Марионетки разыгрывают восхождение нового императора, а женщина с дрессированным медведем, как всегда, собирает толпу зрителей такую большую, что торговцы одеждой возмущены.

Почему торговцам не нравится танцующий медведь? – спросил Льешо со ртом, полным хлеба и мяса.

– Зрители загораживают их прилавки, поэтому они терпят убытки, когда танцует медведь. Он, кстати, очень забавный.

Льешо был не в том расположении духа, чтобы ходить на подобные развлечения. Он позволил Маре умереть в пасти червя, пережил смерть Льека и потом потерял его опять в течении реки Золотого Дракона. Воспоминание о друзьях все еще доставляло боль. Все это произошло до встречи с генералом Шу. Ему ничего не известно о душераздирающем спасении на реке, о мучении юноши, вынужденного наблюдать, как целительница жертвует жизнью ради его безопасности. Шу направился прямо к людям, хохочущим на ступенях низкого запустелого храма.

Льешо следовал за ним, пробираясь через толпу, которая уже начинала расходиться. Когда они добрались до сцены, медведь уже закончил выступление. Шу остановился поболтать со священником в изношенной одежде, который собирал дары минувшего дня с обшарпанных деревянных ступеней. Среди них не было затерявшихся монет: цветок, чашка риса, пара свежих овощей прямо с грядки. Священник прерывал разговор, чтобы поблагодарить каждый предмет, опущенный в корзину.

Льешо осмотрелся вокруг – не мог же танцор-медведь так быстро исчезнуть – и заметил женщину, поворачивающую за угол массивного склада.

– Мара! – побежал он вслед и вышел на короткую улочку с несколькими людьми, направлявшимися домой.

Среди них не было ни женщины, ни медведя.

– Льешо! – Генерал Шу догнал его и схватил за руку. – О Чи-Чу! Мальчик, не исчезай так.

– Не я здесь обманщик, – нагрубил Льешо, в то же время понимая, что должен объяснить причину побега. – Я знаю ее. И медведя-танцора. Я видел, как она умерла.

Юноша не добавил: «Если я не обознался, то медведь – мой учитель». Он уже рассказал достаточно небылиц, больше, чем человек способен усвоить за полдня, и не хотел подливать масло в огонь.

Шу всмотрелся в улочку, словно мог вернуться в прошлое и сказать, куда скрылась женщина со своим медведем. Последовавшие слова касались исключительно настоящего:

– Если это та самая женщина, то она не умерла. Или воспоминания играют с тобой злую шутку.

– Я видел, как ее проглотил дракон, – сказал Льешо. – Так же, как и видел, что она нырнула в эту улочку.

– Если твои мертвые друзья разгуливают по городу, – заявил генерал более строгим тоном, чем ранее, – то нам лучше выяснить, почему так происходит.

– А как? – спросил Льешо.

На лице генерала появилось задумчивое выражение.

– Сопровождавшая тебя команда сейчас добралась до дворца, – сказал он. – Может, им удастся пролить свет на эту тайну.

Льешо не представлял, каким образом друзья могут помочь ему. Они-то не лицезрели, как дракон целиком проглотил Мару, и на рынке тоже ее не видели, хоть и знакомы с целительницей и медведем. Хабиба знает, что она заплатила за переход через реку своей жизнью, и он даже высказал мысль, что Льешо ее еще встретит.

– Нам нужен Хабиба.

Генерал Шу вздрогнул.

– Я думал, вы приятели, – вспомнил юноша, что колдун представил ему генерала, и ждал, как теперь вывернется Шу.

– Мы союзники, – сморщился генерал. – Хабиба часто использует в своих действиях методы, которые мне претят.

Льешо резко отклонил это возражение:

– В этом вы только схожи.

Генерал рассмеялся:

– Не говори об этом Хабибе, когда увидишь его.

Он провел Льешо улочкой, а не той дорогой, по которой они пришли сюда: решил окольными путями обогнуть рынок. Им попалось меньше прохожих, чем на площади, хотя один гарн проскользнул мимо, ехидно ухмыльнувшись при виде Шу, переодетого торговцем. Генерал сделал вид, что не заметил его пренебрежение, только произнес одно резкое слово, когда рука Льешо потянулась за ножом. Убийство одного гарнского купца не принесло бы юноше ничего, кроме минутного удовлетворения, зато могло дорого стоить.

С широкого бульвара открывался вид на рыночную площадь с бараком. Пересекая его, Льешо не стал останавливать взгляда на источнике своих детских ночных кошмаров, хоть он и напоминал ему о целях прибытия в Шан. Рядом с ним шагает генерал, завтра он встретит любимого брата Адара. Все, что от Льешо требовалось, так это стоять и не вмешиваться, когда Шу будет выкупать раба. Юноша надеялся, что не совершает самую большую ошибку в жизни. Хабиба и даже Мара могут подождать.

ГЛАВА 33

По извилистой дороге Шу привел их к уединенному месту, где мелкие кусты прикрывали нижнюю часть дворцовой стены. Нагнув несколько веток, генерал обнаружил барельеф, вырезанный в розовой каменной стене.

– Повернись, – рассеянно скомандовал генерал, внимательно изучая резной узор. – Я не пользовался этим ходом много лет, понадобится несколько минут, чтобы вспомнить последовательность нажатия.

Льешо последовал указанию, Шу задумчиво прокашлялся. Со скрежетом камня о камень барельеф подался внутрь, открыв путь в темный туннель. Стены дворца таили столько замысловатых ходов, что Льешо удивился, как они еще не рухнули. Он последовал за генералом, принял из его рук факел и помог вернуть массивную дверь в обратное положение. Когда они оказались в полной темноте, Льешо услышал, как чиркнул кремень, появился маленький огонек, приблизившийся к пропитанному горючим веществом факелу генерала. Шу подождал, пока пламя не разгорится, и зажег факел в руках Льешо.

Они прошли около сотни шагов вниз по прямому коридору и достигли тупика. Шу отыскал замочную скважину, которую юноша первоначально принял за щель в выступе неотесанного камня. Еще одна замаскированная дверь открылась перед ними.

– Я, бывало, тайком выбирался из дворца по этому проходу, когда был в твоем возрасте, – повеселел Шу, поднимаясь по узким каменным ступенькам. – Приятно видеть, что с тех времен его никто не обнаружил.

– Вы жили во дворце? – резко спросил Льешо.

Ничего удивительного, что человек благородного происхождения стал генералом имперской гвардии, но юноша вдруг занервничал. Шу был еще и шпионом. В парке Льешо критически высказывался на счет императора. А потом показал жемчужину Льека. Шпион – не значит вор. Он ясно что-то недоговаривает про перламутровую драгоценность.

– Меня воспитали здесь, – добродушно кивнул генерал Шу. – Задай мне кто-нибудь тогда вопрос, с каким делом я хочу связать всю свою жизнь, я ответил бы «стать исследователем». Конечно же, это звучало несерьезно, даже в те времена.

Льешо ответил, что и в настоящей жизни генерала достаточно приключений.

– Все, чего я желаю, – Фибия, – поделился Льешо, высказав не упрек, а скорей жалобу на несправедливость, с которой устроен мир.

Произнести вслух свое основное стремление оказалось нелегко. К счастью, генерал Шу правильно его понял.

– Тогда нам придется отвоевать ее для тебя, – почти пообещал он, свернув на очередном повороте.

83
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru