Пользовательский поиск

Книга Принц теней. Содержание - ГЛАВА 27

Кол-во голосов: 0

Льешо не добавил: «Мы не попали бы в эту переделку, если б я ублажил той ночью богиню», а сказал:

– У мастера Марко есть то, что он ищет. После смерти правителя от рук солдат господина Ю, да и самого Ю, в распоряжении Марко Жемчужный остров и Фаршо. У него есть все силы, которые только можно желать.

– Нет, не все, – возразил Бикси. – И тебе не нужно меня убеждать. Марко вряд ли поверит, что у тебя нет никаких таинственных возможностей, он ведь потратил столько сил, чтобы завладеть ими.

– Я не понимаю, – пробурчал сам себе Льешо, но Бикси услышал и ответил:

– Спроси мастера Дена, если уж у тебя получается делать выводы из его рассказов. Что бы мастер Марко ни видел в тебе, Ден разглядел это первым.

С этими словами Бикси оставил Льешо со своими мыслями.

ГЛАВА 27

Если б у Льешо поинтересовались, кто абсолютно неспособен встревожить его мысли, то он, не задумываясь, ответил бы: «Бикси». Еще одно доказательство тому, что он идет к своей цели с полуопущенными веками и никак не может их поднять. Часть сопровождающих его людей, по всей видимости, считают его каким-то волшебным талисманом, а остальные, вероятно, придерживаются того же мнения, просто пока не имели возможности высказать его. Может, они правы? Может, глупо до сих пор не осознавать свою исключительность. Кто знает? Лишь бы не мастер Марко выявил его достоинства.

Колдун наверняка преследует Льешо. Для Хабибы это не секрет, однако он уверенно держит медленный шаг, словно позади нет никакой опасности и никаких важных дел впереди. Хабиба ехал далеко от юноши, зато Каду была рядом, и он пожаловался ей:

– Разве мы не можем передвигаться быстрее?

– Нет, если хотим сохранить повозки, – объяснила девушка. – Отец не вправе рисковать людьми, оставляя повозки незащищенными с тыла. К тому же ты не можешь предстать перед министрами императора без атрибутов твоего положения, а шатры и припасы движутся в хвосте.

– Лучше б я приехал без шатров, – проворчал Льешо.

В его мозгу промелькнула странная картина: он сидит в клетке на повозке, рядом восседает на коне торжествующий мастер Марко. Способно ли его воображение создать такой образ? Неужели Марко забрался в голову Льешо и завладел его мыслями?

Забыв обо всем, он заторопил своего коня, упорно погоняя его коленями. Когда тот послушно набрал скорость, юноша резко потянул за уздечку, чтобы они не выбились за пределы колонны. Конь, ранее как-то справлявшийся с нервной энергетикой своего наездника, отчаянно заржал, ступил в сторону и встал на дыбы, словно его укусил овод. Льешо взлетел в воздух и с грохотом приземлился на копчик.

– Ой! – воскликнул он и пожаловался: – Я не чувствую своей задницы!

Зато образ самого себя, прикованного цепями, исчез, вытеснился из мозга неожиданной болью, за что Льешо был ей благодарен. Осталось только придумать, как избавляться от видений, не прибегая к падению с коня.

Хмиши фыркнул, слез с лошади и протянул руку.

– Твоя задница на месте, – уверил он, – хотя ты, возможно, еще пожалеешь об этом, когда мы остановимся на ночлег!

Льешо сердито посмотрел на него, взобрался на коня и заскрипел зубами, когда нежные участки его тела вновь притронулись к седлу.

– Упрямей, чем вьючная лошадь, – ухмыльнулся какой-то солдат.

Жалкое выражение на лице Льешо не вызвало сочувствия даже у друзей.

– Так оно и есть, – презрительно фыркнула Льинг.

От смущения смуглая кожа юноши приняла цвет многолетнего вина.

– Мне необходимо увидеть мастера Якса, – сказал он и выехал из колонны.

Его друзья, конечно же, поняли, что мастер ему нужен не больше, чем несколько минут назад, когда он пререкался с Каду по поводу скорости их передвижения. Льешо просто придумал отговорку, чтобы избежать насмешек. К тому же коню требовалось снять напряжение, переданное наездником.

Мастера Якса нигде не было видно. Хабиба, возглавляющий колонну солдат со Стайпсом по правую руку, поприветствовал его вежливым кивком и улыбкой сочувствия, которая разозлила Льешо еще больше. Промямлив что-то неискреннее в знак вежливости и сразу же забыв, что именно, Льешо развернул коня и направился обратно. Сам того не сознавая, он приближался к хвосту процессии, где в одной из повозок ехал мастер Ден. Любопытные взгляды солдат колонны были приятней, чем бдительное внимание охранников. Юноша уехал недалеко, когда его нагнал Стайпс с гневным выражением лица.

– Друзья несут ответственность за твою безопасность, – раздраженно сказал он. – Как могут они защищать тебя, когда ты бегаешь взад-вперед, как своевольный ребенок.

– Но здесь же сотни пехотинцев, Стайпс. Если уж целое войско Хабибы не сможет задержать одного человека, дабы он не украл меня, то не думаю, что вы впятером справитесь с задачей лучше.

– Ты просто не хочешь, чтобы мы погибли, как твой охранник в Кунголе, – огрызнулся Стайпс. – Однако Льинг и Хмиши отдали бы жизнь, спасая тебя от царапины на пальце, нанесенной во время обеда, да и Каду с Бикси столь же сильно уважают и любят тебя.

Больно было слышать правду в лицо. Ребенком Льешо не понимал, как самоотверженно умирают окружающие, чтобы сохранить ему жизнь. Теперь он нес вину и ответственность за них: воспоминания предостерегали его от старых ошибок.

Я не хочу, чтобы из-за меня кто-либо погибал . Говорить этого вслух не требовалось, Стайпс сам знал, поэтому Льешо лишь зло посмотрел на гладиатора:

– А ты? Что ты-то здесь делаешь?

– А ты сам как думаешь? – пожал плечами Стайпс. – Хабиба и Каду устроили все так, что я могу заботиться о безопасности Бикси, только покуда ты жив. Вот я и здесь, готовый волочить тебя на своем коне, как мешок с грузом, и бросить твой зад в надлежащее место в колонне.

Спокойно! – приказал себе Льешо.

Однако обида все же отразилась на его лице. Ему не нужна такая ответственность. Он услышал сверху вздох: Стайпс был выше него и восседал на более крупной лошади.

– У тебя есть друзья, Льешо, хочешь ты того или нет. Дай им отдохнуть.

В этом-то и состояла проблема. Льешо схватил уздечку Стайпса и притянул его к себе поближе. Глядя гладиатору прямо в глаза, Льешо сказал, что многие его друзья погибли.

– Да, – согласился Стайпс, – и помни об этом, когда в следующий раз решишь совершить что-нибудь безрассудное.

Гладиатор вырвал из рук Льешо уздечку и развернул коня.

Когда они вернулись, никто не произнес ни слова. Как бы ни был Льешо погружен в собственные мысли, он не мог не заметить, что его друзья то и дело переглядываются.

– Я больше не отойду от вас, – проворчал он, чувствуя, что недовольство не утихает. – Не могу же я омрачить истинную любовь своей смертью.

Льешо придал своим словам максимальный сарказм, Бикси, однако, отреагировал своей обычной ухмылкой. Льешо не ожидал увидеть на лицах фибских друзей розовые пятна негодования. Вспомнив, как они лежали, прижавшись друг к другу, в доме целительницы, юноша разозлился. Он должен был любить Льинг, а не хранить себя для богини, которая все равно его не возжелала. Теперь Льешо лишний в собственной компании. Не начать ли ему обрабатывать Каду поэзией и тайными вздохами.

Девушка ответила на его заинтересованный взгляд, презрительно задрав нос:

– Даже и не думай.

Прочла его мысли. Поскольку все вокруг хихикали, Льешо понял, что его размышления оказались слишком очевидными. Оставалось надеяться, что последовавшее за отказом облегчение было не столь заметно. Но нет, все опять засмеялись, а Каду пришла в негодование. Втянув шею в ворот, как черепаха в панцирь, Льешо сосредоточил все внимание на идущем впереди командире, сожалея, что дал обещание не сбегать. Стайпс добродушно хлопнул его по плечу и оставил их, чтобы присоединиться к Хабибе. Льешо поступил правильно. Он был рад, что унижение не прошло даром. Смущение скоро забылось. Войска начали расходиться по полю, чтобы разбить лагерь. Этим вечером Льешо остался у костра вместе с друзьями.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru