Пользовательский поиск

Книга Принц теней. Содержание - ГЛАВА 24

Кол-во голосов: 0

Он бы кинулся к ногам Хабибы, но тот подошел ближе и опустился на одно колено, наклонив голову.

– Сегодня ты преподнес мне два великих дара, мой принц, – сказал он. – Чем может человек отплатить долг больший, чем его собственная жизнь?

– Я не ваш принц. И вы ничего мне не должны, – ответил Льешо, не отводя взгляда от реки. Он надеялся, что колдун примет гнев его отчаяния за силу и решимость. За что Хабибе так уважать его? – Ваша дочь, Каду, могла умереть сегодня.

– Но она не умерла. Ты спас ее. Только за это я отдал бы тебе свою жизнь.

– Я подверг вашу дочь опасности. Мара спасла ее, спасла нас всех, ценой собственной жизни.

– Каду – солдат. Она выполняла свой долг. Как ее командир, ты привел ее целой, жертвуя своим душевным спокойствием.

Хабиба замолчал, и Льешо решил, что он поднимется и уйдет, закончив речь. Однако колдун продолжил с более грустной ноткой в голосе:

– Всю свою жизнь я мечтал увидеть одного из великих червей. Легче было поверить, что они не существуют, чем признаться в своей несостоятельности. Сегодня ты показал мне чудеса, которые я считал навеки потерянными миру.

– Это сделала Мара. И Мара мертва, – выплеснул Льешо всю полноту своей вины.

Его глаза горели, Хабиба вздрогнул, и юноша отвел взгляд. Он смотрел на реку, словно ожидая, что золотой дракон вновь всплывет и пригласит его на чай.

– Мы живем в век чудес, Льешо. Великий человек ушел сегодня в мир иной, но я думаю, кем бы она ни была, это не твоя целительница. Ты встретишь ее снова, если не выкинешь что-нибудь глупое вроде самоубийства из жалости к самому себе.

– Вам-то что об этом известно? – потребовал ответа Льешо, хотя ему трудно было делать вид, что он не согласен.

В действительности он не хотел умирать. Как бы антигероично это ни выглядело, основным его желанием было лечь прямо на месте и спать долго-долго. Может, во время сна буря закончится.

Хабиба словно знал, о чем думает Льешо.

– Ты сам в эпицентре бури, – нежно сказал он с сочувствием во взгляде. – Когда ты спишь, буря дремлет вместе с тобой. Когда просыпаешься, она снова рядом.

Колдун пожал плечами – знак повиновения судьбе.

– Скачущий в буре всегда страдает, но без нее не было бы ни дождя, ни рек, ни жизни.

– Я недостаточно силен, – прошептал Льешо.

Он подумал, способен ли был бы отдать жизнь вместо целительницы, и не нашел ответа.

Хабиба положил руку ему на плечо:

– Тогда пусть сегодня буря отдыхает.

Под священной защитой обнявшей его руки колдуна Льешо позволил тому отвести себя обратно к стене. Он стал искать пролом, чтобы пролезть на ту сторону. Хабиба же оперся на одну руку и перемахнул через стену с юношеской ловкостью. Льешо перебрался за ним вслед, затратив намного больше усилий и с меньшей грациозностью.

ГЛАВА 24

Льешо соскользнул с низкой каменной стены. Он упал бы на землю, но его там встретил Бикси, подставивший плечо.

– С ним все в порядке?

А это был голос Стайпса. Льешо удивился. Что гладиатор делает в лагере колдуна правителя? На плече юноши рыдала Льинг – девушка с нежными пальцами, но неумолимо острым языком:

– Дурак! У тебя открылась рана. Мара задаст тебе жару за это.

Хабиба положил руку на запястье Льинг, чтобы не дрожали пальцы, прикасавшиеся к повязке Льешо:

– Это подождет, пока мы не найдем лучшего расположения.

– Нет, не подождет!

– Мара мертва, – едва выдавил Льешо. Высвободившись от поддержки Бикси, добавил: – Ее сожрал дракон.

Рука Льинг опустилась, лицо побледнело. Бикси слегка нахмурился:

– Какой дракон?

– Я видел ее на мосту, – сказал Хабиба.

– Над рекой Золотого Дракона нет моста.

– Нет моста. Тогда что же…

– У наших врагов повсюду шпионы, – прервал их Хабиба. – Давайте обсудим это под покровом.

После этого предостережения они шли в молчании. Льешо искоса посмотрел на Стайпса, который шагал рядом с Бикси со знакомой непринужденностью. Никого не удивляло его присутствие. Гладиатор заметил вопрошающий взгляд Льешо, но не спешил дать ответ: Хабиба приказал подождать. Любая из поющих над головой птиц, любой стрекочущий в траве жучок мог быть подослан мастером Марко. Даже ветер мог отнести их слова магу.

Мастер Якс разбил лагерь в саду. Хабиба вел их мимо красных фетровых палаток, ютившихся меж обглоданных стволов фруктовых деревьев. В центре высился большой шатер, натянутый на толстых столбах. Стороны были закручены наверх, под крышей Льешо насчитал полдюжины молчащих стражников, чей вид отпугивал непрошеных гостей Обнаженные мечи еще надежней предотвращали недружелюбное вторжение. Мастер Якс ждал у складного стола, покрытого картами. За ним маячили два писчих в специальной форме.

Мастер Якс поприветствовал пришедших сдержанной улыбкой (Льешо и от этого воздержался) и пригласил сесть на поставленные неровным кругом стулья. Молчаливым согласием самый удобный из них предоставили Льешо, который понял это после того, как уселся и опустил локти на гладкие деревянные подлокотники.

Когда все расположились, Хабиба начал официальным тоном:

– Правитель провинции Тысячи Озер шлет свое почтение Льешо, принцу Фибии, господину Восточных Перевалов и королю-колдуну Высоких Гор. Его светлость сожалеет, что не смог явиться лично. Он должен готовиться к защите собственного народа. Он передает в ваше распоряжение часть своих солдат с молитвами за успех в вашем благородном начинании.

– Поблагодарите его от моего имени, пожалуйста, хотя я не уверен, что император признает за правителем Тысячи Озер право предлагать здесь свое покровительство.

– Я не вполне вас понимаю, – разгладил ладонью свой плащ Хабиба в слабой попытке отвлечь внимание.

– Думаю, вы понимаете меня, Хабиба, – подался вперед Льешо, облокотясь на стол, чтобы лучше прочесть взгляд колдуна. – Где мы находимся? – задал он не самый важный вопрос из тревоживших его, хотя ответ мог многое прояснить.

– У реки Золотого Дракона, – сообщил мастер Якс, и лица друзей Льешо погрустнели от напоминания о случившемся несчастье, однако юноша не стал предаваться угрызениям совести.

– Это длинная река, – заметил Льешо. – Я только что потерял там еще одну целительницу, поэтому не в настроении решать географические ребусы. Мы находимся в провинции Фаршо или Тысячи Озер? – спросил он, понимая, что они еще пока на севере и не могли пересечь провинцию Небесного Моста, хотя не был в этом уверен.

– Я уже говорил вам, что она вернется, – решил утешить его Хабиба. – Вы тут ни при чем.

Льешо уставился на колдуна правителя сверху вниз. Словно новая дверь открылась в его душе, она вела в одну из тех темных пещер, в которые Льешо не хотел заглядывать, и он не стал скрывать это. Хабиба отпрянул, нахмурившись, словно ему попался орешек не по зубам.

– Когда-нибудь я дарую вам это. Но на повестке дня много вопросов, включая и Мару с ее счетами с Золотым Драконом.

– И все же мы разгадываем географические ребусы. Какую провинцию мы вовлечем в войну сегодня, мастер колдун?

– Всего лишь месяц назад эта территория была частью провинции Фаршо, – глубоко вздохнул мастер Якс.

Хабиба отложил в сторону тревожившие его мысли и стал излагать объяснение, словно зачитывал имперскую летопись:

– Его светлость, правитель провинции Тысячи Озер, расширил свое влияние на земли, граничащие со своей территорией, и на владение дочери, обратившейся к нему за защитой. Этот фруктовый сад считать находящимся в попечении правителя провинции Тысяч Озер, а также убежищем всем, кто попросит оное от имени ее светлости, супруги убитого правителя Фаршо. Пока Небесный Император не назначит в Фаршо нового правителя, ее светлость располагает правом ходатайствовать о помощи перед своим отцом, который должен удовлетворить ее притязания.

Хабиба развел руками, подразумевая, что лагерь и окружающий их фруктовый лес принадлежит армии, давшей присягу правителю провинции Тысячи Озер.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru