Пользовательский поиск

Книга Принц снов. Страница 49

Кол-во голосов: 0

Харлол внимательно слушал и молчал. Затем решительно отметил на границе точку – примерно в пятидесяти ли к западу от того места, которое показала Каду.

– Мне кажется, они идут по пустынной дороге Гансау и на территорию Гарнии попадут вот здесь.

Льюка и Балар молчали, говорили Каду и пустынник. Наконец Льюка осторожно подал голос:

– Если карательный отряд решит пересечь границу в заранее определенной точке, спасательной экспедиции придется иметь дело с тем подкреплением, которое Гарния готовит своим воинам.

– Значит, необходимо перехватить налетчиков еще до того, как они смогут соединиться со своими. Мы не можем сражаться с Гарнией – у нас просто не хватит сил.

Льешо не стал рассказывать об отчаянных криках товарищей, которые слышал во сне, – даже сейчас уже может оказаться слишком поздно.

– Действительно, лучше не затевать войну у порога дома, пусть даже и вражеского, – согласился Харлол, – однако Гарния серьезно отличается и от Фибии, и от империи Шан. Небольшие банды бродят вслед за стадами – практически по всей этой карте. В стране нет единого централизованного правительства, а сообщение существует исключительно между самыми крупными из местных клановых вождей. Иногда некоторые из кланов заключают между собой кратковременные союзы для решения каких-то специфических задач, однако понятия «официальности» не существует в принципе. Каратели свернули с самого надежного и предсказуемого пути, возможно, для того, чтобы максимально затруднить преследование или отвлечь внимание от собирающихся против Шана сил. А может быть, таким способом они просто пытаются обойти враждебные кланы.

Чем дальше в глубь степи вы проникаете, тем меньше вероятность, что кто-то в этих землях знает о той войне, которую соседи ведут от имени всей Гарнии. Кланам нет никакого дела до «подвигов» карателей – естественно, до тех пор, пока сами они живут в мире. Шамана может беспокоить присутствие неподалеку сильного волшебника, однако о существовании империи Шан подозревают лишь немногие. Разумеется, налетчиков будут ждать союзники, готовые помочь пересечь границу, но уверен, что их будет очень мало, да и гарны-соседи их не поддержат.

Хабиба молча, внимательно слушал, однако последняя информация его явно взволновала.

– Но ведь неподалеку обязательно окажется или сам мастер Марко, или кто-нибудь из его марионеток. Может быть, эти люди даже будут ждать на границе, в том самом месте, где налетчики планируют ее пересечь. И уж они-то не захотят ждать, а сразу возьмутся за пленников.

Харлол, нахмурившись, внимательно взглянул на волшебника.

– Не дай бог сойтись с Марко в бою. – Льешо не произнес эти слова, а постарался передать их выражением лица и глазами. – Если возникнет опасность попасть к нему в плен, лучше сами убейте меня.

Каду вздрогнула и поежилась. Она все поняла. Льешо увидел в этом хороший знак.

– Действительно, необходимо перехватить врагов до того, как они подойдут к границе, – заметила воительница. Маленький Братец крепко обнял хозяйку за шею, словно готовясь тотчас выйти в путь. – Шанс на успех мы имеем лишь в том случае, если удастся ограничиться схваткой с одним лишь карательным отрядом. А если перейдем границу, то и нейтральные кланы тоже бросятся на защиту своей земли, а значит, помогут налетчикам.

Как и Льешо, девушка ничего не сказала о полной бесполезности противостоять волшебнику – мастеру Марко.

– Значит, выходим, – распорядился Хабиба.

Каду низко поклонилась, прощаясь. Ее примеру последовали Бикси и Стайпс и поспешили поднимать свои отряды. Льешо направился было следом, однако путь ему преградили братья. Льюка и вообще начал строить из себя старшего брата – верный признак грядущих серьезных неприятностей. Льюка, разумеется, умел предвидеть будущее, но в эту минуту все его предсказания не имели никакого смысла. Наверное, он потому и бесился, что просто не знал, что надо делать.

– В чем дело?

– Вместо тебя с отрядом поедем мы. – Льюка показал на Бал ара, а потом ткнул пальцем себе в грудь. – А ты останешься в тылу под охраной вооруженного телохранителя. Освободив императора и отдав его на попечение ополченцев, мы сможем привезти сюда Адара и Шокара. Тогда уже все вместе решим, что делать дальше.

– А если я откажусь повиноваться, вы снова долбанете меня по голове, а потом привяжете к опоре палатки?

– Ты седьмой сын, Льешо. – Льюка вытянул руку, словно держал на ладони всю империю Фибии и хотел предложить ее брату в качестве дара. – Ты нужен Богине живым, чтобы сражаться за Кунгол. А если погибнешь, защищая Шан, то не сможешь этого сделать.

– Но ты не можешь оградить меня от моего же собственного испытания, Льюка. – Покачав головой, Льешо отверг притязания брата. – Больше того, ты не знаешь и не можешь знать, чего ожидает от меня Богиня.

Принц мог бы добавить, что на самом деле Богиня ожидает от него многого, даже слишком многого, но ему не хотелось отступать с занятой в споре с братьями позиции.

– Если катастрофа Акенбада хотя бы чему-нибудь нас научила, то мы должны понимать, что единственный путь к безопасности – пройти тяжелый путь испытания до самого конца.

– Но что случится со страной, империей, королевством, если истинный правитель будет распоряжаться собственной жизнью подобно последнему солдату?

– У меня нет королевства, так что терять мне совершенно нечего. Где же вы были, когда напали гарны? – Льешо смерил брата долгим взглядом, вспоминая кровавую резню во дворце Солнца. – Однако существует королевство, которое мне предстоит завоевать. А сделать это, прячась в палатке посреди пустыни Гансау, попросту невозможно.

– Льешо прав, – неожиданно поддержал младшего брата Балар.

До этой минуты братья выступали единым фронтом – не столько против самого Льешо, сколько против того, что ему предстояло сделать. Да, именно до этой минуты.

– Доставить Льешо в Акенбад было необходимо ради поддержания равновесия между небесами и землей. Нам предстояло изучить его дар, и получилось так, что толкователи снов погибли за обретенное нами знание. Однако Динха знает, в чем именно заключается долг принца; знаем это и мы.

Льешо чувствовал, что брат даже не очень хорошо понимает, зачем он раскрывает собственные сокровенные мысли; и все же он не сдался и не отступил даже под пристальным взглядом юноши. Нет, он, подобно Льюке, вытянул руку, но пальцы его оказались согнутыми таким образом, словно держали что-то очень ценное и хрупкое.

– Многое зависит именно от баланса, равновесия…

За разговором братьев внимательно следил Хабиба. Увидев, что Льюка склонил голову, обдумывая приведенный аргумент, волшебник с облегчением вздохнул. Льешо тоже приветствовал уступку брата – удовлетворенно кивнув, он вышел из палатки вслед за воинами.

И Бикси, и Каду, и Харлол уже находились в своих отрядах; отозвав их в сторону, принц устроил небольшой совет.

– Прежде чем мы выйдем в путь, – заговорил он, – мне хотелось бы узнать, чьими конкретно вассалами вы являетесь. – Здесь Льешо прямо взглянул на Бикси и Каду. – Мы уже не тот отряд, который госпожа Сьен Ма отправила в Шан. А потому скажите мне честно, кому именно вы присягали.

Все поняли, что имеет в виду принц: в какой мере он может полагаться на товарищей? Не придется ли ему во время битвы задумываться о том, что ветер способен перемениться при первой же неудобной команде, и тогда друзья превратятся во врагов? Воинов же беспокоило, что именно думает их повелитель, почему подобные мысли приходят ему на ум.

– Мне нельзя было отставать. – Бикси снял медные латы и протянул их Льешо, вся тяготившая его сердце вина выразилась в страдальческом выражении, появившемся на закаленном ветрами лице. – Я думал лишь о себе. Наш отряд оказался разбит, а Шу попал в руки врага. Подумать только! Мы могли потерять вас обоих!

Напоминание о том, что император Шу попал в руки гарнов, разбередило рану, однако Льешо не хотел принимать ни жалоб, ни тем более доспехов. Никакое раскаяние не спасет Шу и его товарищей по несчастью, напротив, оно лишь разрушит с огромным трудом завоеванное согласие, позволившее отряду действовать. Льешо так хотелось вернуть товарищей! Хотелось снова ощутить дружеское похлопывание по спине, услышать шутки, которыми они встретили его в пустыне, – все это существовало по другую сторону черты, еще до того, как принц рассказал, что император Шу попал в плен к гарнам. Сейчас все изменилось – прошлое уже не вернуть. Зато Хабиба внимательно наблюдает за происходящим, пытаясь решить, что делать дальше. Еще один проклятый экзамен.

49
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru