Пользовательский поиск

Книга Принц снов. Страница 112

Кол-во голосов: 0

– Он все еще властвует над тобой? – спросил Льешо. Ему пришло в голову, что мастер Марко может продолжать шпионить глазами девушки.

Льинг отрицательно покачала головой.

– Я почувствовала, что он ушел, сразу после смерти Цу-тана, – возразила она, не отрывая глаз от Хмиши. – Наверное, для того, чтобы управлять таким далеким умом, ему требовался посредник, готовый помогать во всем. А уж Цу-тан действительно был готов на все.

– Но его уже нет, а значит, ты свободна и в безопасности. Льешо накрыл ладонью руку девушки, которая, в свою очередь, не выпускала руки возлюбленного.

Ты не имеешь права сломаться, подумал он. Ведь в твоем присутствии нуждается не только Хмиши.

Не желая отягощать подругу новой ответственностью, юноша не стал произносить эти слова вслух, он просто напомнил о том единственном долге, который сейчас действительно имел значение.

– Как только Хмиши придет в себя, ему будешь нужна ты – настоящая ты, с ясным умом и твердой памятью.

– Неужели ты думаешь, что я могу оставаться в здравом уме, когда способна думать лишь о том, что сломала ему руку?

Льинг не произнесла, а с тоской и отчаянием в голосе почти провыла эти слова.

– Ты нужна мне вся, без остатка, – изрек Льешо свой последний эгоистичный аргумент.

Да, он действительно нуждался в товарищах, особенно сейчас, когда армии мастера Марко стояли готовые к бою.

– Ты требуешь слишком многого.

Когда-то Льешо сказал то же самое об испытании, которое возложили на него боги и призраки. Но они не сочли нужным освободить его, и он тоже не мог освободить Льинг.

– Кто же, если не ты, возьмет на себя мои убийства?

Слова попали в точку. Девушка, конечно, еще не пришла в себя – она была безумна, но в этом безумии король мог руководить ее действиями так же, как это делал мастер Марко. Только вместо магии он будет использовать заполнившую ее душу ненависть. Мысль о возможности подобных действий казалась отвратительной, однако выхода не было – он не мог отпустить Льинг от себя.

– Твой брат не у него.

– Что?

Погруженный в собственные мысли Льешо не сразу понял сказанное.

– Когда маг проник в мой мозг, он забрал мои знания, однако я, в свою очередь, понимала его мысли. – От собственных воспоминаний Льинг содрогнулась, а юноша мог только поблагодарить ее за то, что она не собирается разделить их с ним. – Он искал Менара, поэта, но так и не нашел. Слепого человека трудно найти на расстоянии, в этом случае маг не может посмотреть на мир глазами жертвы, как он обычно делает, а следовательно, не может определить, где ее искать. Зато он слышит звук верблюжьих колокольчиков и чувствует, как теплеет воздух.

Шу говорил примерно то же самое. На сердце у Льешо стало немного веселее, ведь мастеру Марко не удалось схватить слепого поэта. Но почему же воздух теплеет? В высокогорных равнинах лето прошло, и сейчас они стремительно катятся в зиму.

– Верблюжьи колокольчики означают караван, – начал рассуждать вслух Льешо, – но идет ли он на север, вниз с плато и далее к Шану, или направляется на запад?

На запад, решил он. Льинг не отводила глаз от ран Хмиши и в то же время следила за рассуждениями Льешо. Король решил воспользоваться случаем:

– А волшебник знал о Грице?

– О, о Грице знают все.

Девушка произнесла эти слова с такой легкостью, что Льешо удивился, почему он сам до сих пор ничего не слышал об этом брате.

– Так скажи же и мне.

– Он в Кунголе.

– В плену?

Льешо уже начал строить планы освобождения брата, когда Льинг вдруг мрачно улыбнулась.

– Он бежал из плена и теперь скрывается. За ним охотятся. Если каратели найдут Грица, его убьют.

Тут ум девушки снова помутился, и король невольно спросил себя, кто именно с ним только что разговаривал – сама Льинг или завладевший ее разумом мастер Марко, решивший помучить врага, показав ему отдельные звенья головоломки. Девушка, правда, утверждает, что мастер Марко уже покинул ее, но разве она не может заблуждаться?

– Мастер Марко? – тихо, чтобы не испугать девушку, обратился Льешо.

Льинг украдкой взглянула на него, и он все понял. Это была именно она и только она.

– Он больше не сможет до меня дотронуться, – пояснила девушка. Король спросил себя, имеет ли она в виду нечто большее, чем разрушенные смертью Цу-тана чары. – Я тоже больше не в состоянии читать его мысли. Но я ничего не забыла.

Сомневаться не приходилось: Льинг не побоится самых страшных воспоминаний, если они помогут в борьбе с силами зла.

– Он хотел использовать Адара, заставив его разыскать Грица, но сейчас уже в качестве наживки собирается использовать последнего из вас, причем надеется поймать на него и всех остальных. Если ты победишь и обнаружишь Менара первым, злодей сразу потеряет преимущество перед захватившими Кун-гол карателями. А Золотой город чем-то немыслимо его притягивает.

– Чем же? Захватчики давным-давно разграбили все богатства нашей столицы.

– Не знаю. Мне не удавалось проникнуть настолько глубоко. – Льинг прямо, чистыми и ясными глазами, посмотрела на Льешо. – Разыщи злодея, и я заставлю его говорить. Я знаю все его секреты, даже то, какая именно боль доставляет ему удовольствие, и чего он боится больше всего в мире.

Услышав столь жестокую просьбу, Льешо содрогнулся. Как могло случиться, что он, зная, что не в состоянии выполнить просьбу Льинг, в то же время согласен взвалить на ее плечи тяжелое бремя? И какие еще задачи окажутся ему не по силам? Ответ был ясен: во-первых, он не может вынести смерти Хмиши.

Подошла Карина, держа в руках миску с темной водой, в которой плавали листья и кусочки коры.

– Он не в состоянии пить, – пояснила она. – Даже если бы ему удалось что-нибудь проглотить, тело все равно ничего бы не приняло. Слишком много ран. Хотя вот это должно помочь.

Девушка взяла мягкую белую ткань и погрузила ее в воду, потом провела по сухим, потрескавшимся губам Хмиши.

– Иногда, в тех случаях, если силы жизни и любви оказываются достаточно сильными, ушедший далеко в подземный мир дух возвращается, чтобы окончательно проститься. Это освобождает его от боли. Человек словно просыпается и говорит «до свидания».

– Спасибо.

Льинг протянула руку к ткани, и Карина отдала ее, предоставив девушке самой заняться процедурой.

– Обмывай осторожно, но помни: эликсир снимает боль, так что Хмиши ничего не почувствует.

Льешо подумал, что раненый и без того не ощутил бы боли. Впрочем, процедура позволила Льинг чем-то заняться, более того, дотронуться до возлюбленного, не опасаясь доставить ему боль. Главное намерение Карины, несомненно, заключалось именно в этом. И, как всегда, целительница оказалась права. Она то выходила из палатки, то появлялась вновь, что-то говорила, что-то поправляла, однако не мешала уединенности друзей. Младшие луны, Чен и Ган, уже пересекли небо, а скоро за ними последовала и Великая Луна Лан, но Льешо заметил их путь только по передвигавшемуся по красной крыше палатки пучку неяркого света.

Наконец, когда младшее солнце разлило по миру серый свет ложного рассвета, Льинг свернулась калачиком возле постели больного и прикрыла глаза. Льешо пытался сопротивляться сну, однако усталость и горе сделали свое дело. Как и Льинг, он не хотел оставлять Хмиши в одиночестве, а потому тоже устроился неподалеку, прямо на полу. Сон подобрался словно серый туман.

В мире сновидений короля ждал Свин, но тому не было необходимости выяснять, где именно они находятся. Он узнал собственного брата и женщину, которая, обвив руками шею и прильнув губами к губам, увлекла его на рыхлую, тщательно обработанную землю. Поднимающиеся к небу яркие головки подсолнухов защищали их от любопытных взглядов. Молча взглянув на джинна, с интересом наблюдавшего за любовной игрой пары, Льешо отвернулся и пошел прочь из сна Шокара.

Король уже понял, что он не случайно подсознательно выбирал сны старшего брата – они приносили ощущение покоя и возможного счастья. Очевидно, при желании он может посещать сны и других братьев, хотя вряд ли хоть один из них сулил такое же приятное зрелище. И все же, прежде чем продолжить свой поход, а значит, снова рисковать жизнью доверившихся его воле людей, ему предстояло выяснить некоторые важные подробности. Например, какие именно видения постоянно ввергают Льюку в отчаяние и крайнюю степень отрицания? Непременно надо отправиться в его сон, но прежде предстоит посетить Балара. Этот брат тоже таил немало секретов. Впрочем, он не должен реагировать на присутствие Льешо в его сне так же остро, как Льюка, а потому Льешо осторожно вошел в оштукатуренную желтой глиной комнату, где на хорошо знакомом столе горели свечи. Дворец Солнца, музыкальная комната Балара.

112
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru