Пользовательский поиск

Книга Принц снов. Страница 111

Кол-во голосов: 0

Льешо давно понял, что смерть освобождает лицо человека от следов всех его намерений. Он не осуждал слезы Карины, но в эту самую минуту она была куда больше нужна живым, чем мертвым.

– Я нашел Адара. Ему срочно нужна твоя помощь.

– Он ранен? – Известие удивило Карину. А ее удивление удивило Льешо. Нельзя сказать, что ее мать умела читать мысли, но Мара всегда хорошо понимала, о чем он думает, а отцом Карины, что ни говори, был дракон.

Как бы там ни было, услышав о неприятностях, девушка сразу встрепенулась.

– Отведи меня, пожалуйста, к нему.

По дороге молодые люди встретили группу ветеранов из отряда Таючита. Бойцы направлялись к реке, неся тело Цу-тана: его предстояло сжечь вместе с остальными. Карина на мгновение задержала процессию, чтобы вознести торопливую молитву о погибшем враге. Закаленные в боях воины проявили все положенное шаману уважение, однако надолго задерживаться из стали.

– Тот, кто его убил, тоже обязательно должен предстать передо мной – после того, как я помогу Адару.

Карина взглянула на Льешо, словно ожидая его признания, но юноша лишь устало кивнул.

– Я скажу ей. Адар считает, что Хмиши зашел уже слишком далеко. Но мне кажется, что если ты его осмотришь…

– Обязательно. В крайнем случае я смогу обратиться к духам подземного мира с просьбой облегчить его уход от нас.

Льешо явно имел в виду другое, так что Карина, нахмурившись, предупредила необоснованные возражения:

– Воины погибают. Это знала Каду. Это знает Льинг. И ты тоже должен знать.

К счастью, они уже пришли, так что отвечать не пришлось. Вступать в обсуждение не хотелось. Если бы разговор мог изменить картину, которая ждала их внутри палатки, тогда другое дело. В шатре стоял тяжелый запах, но Шокар приказал приподнять стены и вынести пропитанные кровью ковры.

Дух Хмиши все еще не вернулся с перекрестка между жизнью и смертью. В его теле не осталось ни единой целой части, но Льинг сидела рядом, осторожно держа в своих руках руку друга. Девушка явно боялась, что Хмиши очнется и снова начнет мучиться от нестерпимой боли. Густой воздух шатра внезапно начал душить Льешо, и, испугавшись, что не сможет выдержать испытания, он поспешно выбежал.

Таючит нашел друга на берегу реки. Все еще разгоряченный битвой гарнский принц подобрал несколько плоских камешков и начал ловко кидать их в воду, заставляя по нескольку раз отскакивать от поверхности.

– Меня послали за тобой, – признался он и швырнул темный, цвета грозового неба камень; тот прыгнул раз, другой, третий, четвертый и потом пошел ко дну. – Я пытался отказаться и попросил, чтобы послали слугу, да получил ответ, что король не обязан реагировать на призывы слуг. Но как гость ты вынужден будешь последовать за хозяином, иначе манеры твоей страны окажутся под сомнением. Вот потому-то я здесь.

Льешо сидел, прислонившись спиной к гладкому стволу дерева и подтянув к подбородку колени. Тай прав: он обязан своему хозяину не только безопасностью собственного лагеря и обучением шамана-лекаря, но и долей победы в только что закончившейся битве. И все-таки сдвинуться с места казалось невозможно.

– Там все хотят, чтобы ты вернулся. Каду даже заявила, чтобы я приказал тебе, да только я знаю, что никакой приказ здесь не поможет.

Сев на землю рядом с Льешо, Таючит подогнул под себя одну ногу и бросил на землю оставшиеся в руке камешки.

– Правильно я решил? Очигин погиб, и Юлай тоже, вот здесь. – Он показал на залитую кровью вытоптанную траву. – Даже не знаю, что говорить дяде и отцу, а тем более отцу Юлая. Понятно, что люди в битве погибают. Мерген всегда учил меня ставить честь выше жизни, а Есугей предупреждал о необходимости готовиться к смерти и, расставаясь с жизнью, приветствовать ее. Но никто и никогда не говорил о той пустоте, которая остается в душе, когда оказывается, что ты жив, а друзья погибли.

Печаль Тая отражала горе самого Льешо. Когда на глазах принца показались слезы, король тоже не стал сдерживаться.

– С тех пор как пал Кунгол, я едва видел своих братьев, – заговорил он, глядя не на собеседника, а в темную воду реки и видя перед собой Жемчужный остров. – Я встретил Бикси, Стайпса и мастера Дена, когда мне исполнилось пятнадцать лет и я вышел на гладиаторскую арену. А с Каду познакомился во время первого и единственного боя – она была моей соперницей. Но всю жизнь со мной рядом Хмиши и Льинг. Мы вместе учились добывать жемчуг и вместе, в одной команде, работали до тех самых пор, пока испытание не увело меня с Жемчужного острова. Я думал, что расстаться пришлось навсегда, однако судьба и госпожа Сьен Ма вернули мне друзей, сведя нас вместе на службе правителю провинции Фаршо. Льинг была примерным бойцом. Хмиши оказался рядом лишь потому, что мы всегда были вместе и просто не могли жить врозь. Он не хотел оставаться один, а получилось так, что я его убил.

– Дело не только в тебе, – мягко возразил Таючит. – Насколько мне известно, они с Льинг любили друг друга, а поскольку он не мог остановить ее, то был вынужден пойти следом.

– Ты хочешь переложить вину на плечи Льинг?

– Вина лежит на плечах Цу-тана и его хозяина.

Льешо посмотрел в глаза друга, и твердый ответный взгляд не оставил сомнений в том, что тот понимает события именно так, как нужно.

– Теперь уже бессмысленно рассуждать, кто именно виноват. Хмиши мертв.

– Пока еще нет, не торопи события. – Таючит поднялся, слегка качнувшись, и Льешо тут же почувствовал, что едва держится на ногах. Усталость битвы накатывала волнами, скручивая мышцы и кости, однако королевское достоинство требовало выдержки. – Вполне возможно, скоро умрет. Льинг думала, что, может быть, ты захочешь попрощаться.

– Льинг прекрасно знает, что с прощаниями у меня большие проблемы.

Когда-то Льешо едва не вытащил из мира смерти мастера Якса, помешал лишь протест самого тела. Теперь он поумнел, или, во всяком случае, ему так казалось. Но все равно Льинг вряд ли решится оставить короля наедине с мертвым другом. А тот ведь цепляется за жизнь всеми оставшимися силами.

В последний раз взглянув в спокойные воды реки, Льешо тяжело поднялся на ноги и побрел следом за Таючитом.

Принц обернулся и провел рукой по щеке друга.

– Отец говорит, что хан никогда не должен показывать свое горе, – заметил он, и Льешо заметил, как на руке блеснули слезы.

Впрочем, Таючит тут же вытер их о полу кафтана. Король и принц пошли в лагерь.

Шокар знал свое дело, равно как и Есугей. Гарны разбили лагерь на равнине над узкой долиной, по дну которой текла река Онга. Раненых необходимо поместить как можно ближе к воде, одновременно защитив от ветра. Как главный лекарь и шаман войска Карина приняла решение отнести их в бывший лагерь Цу-тана. Она распорядилась убрать черные шатры врагов, а на их месте поставить красные прямоугольные палатки Льешо и белые круглые – Таючита. Не меньше, чем вода, раненым необходим чистый воздух собственного лагеря.

Хмиши был все еще жив, хотя не пришел в себя даже после того, как его перенесли под родную красную крышу. Льинг настаивала, что, если ее друг вдруг очнется, он обязательно должен увидеть красный свет – это сразу напомнит ему о том, что он среди своих, в полной безопасности. У раненого не осталось ни единой целой кости; Карина вправила пока лишь одну левую руку, чтоб дать возможность Льинг держать ее в своих ладонях.

– Он заставил меня саму сломать Хмиши руку, – призналась она со слезами на глазах. – Я отдавала себе отчет в движениях, но не в восприятии. А потому подняла прут Цу-тана и ударила им по руке Хмиши, тут же услышав, как захрустели кости. А потом Хмиши упал.

Льинг смотрела в пространство угрюмо и безнадежно, и Льешо испугался, что девушка еще не полностью освободилась от чар злого волшебника.

– Во мне тогда тоже что-то сломалось. Потом появился ты, и сила заговора постепенно начала сходить на нет.

На губах Льинг появилась странная улыбка; король понял, что она на грани безумия. Возложенное на него испытание губительно влияло даже на самых стойких из соратников.

111
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru