Пользовательский поиск

Книга Принц снов. Страница 103

Кол-во голосов: 0

Подошел Таючит. Слегка отставив локоть, он наблюдал за Маленьким Братцем, который висел на руказе вверх ногами и тоже внимательно смотрел на нового друга.

– Где Каду?

– Где-то впереди, на разведке, – ответил Льешо.

Он хотел было добавить, что разведка происходит на высоте птичьего полета или что интерес к прекрасной воительнице молодому человеку придется делить с Харлолом, но потом благоразумно решил, что эта сторона общего дела его вовсе не касается.

Окинув взглядом местность, Таючит выбрал тот участок, на котором камней было меньше, и присел на траву.

– На разведке без лошади?

– У нее есть другая.

Льешо взглянул на небо. Птица вполне могла спрятаться в переливах плывущих по небу разноцветных облаков или в висящей на востоке серой дождевой туче. Но нет, Каду отправилась на запад; темное очертание парящего в воздушном потоке орла хорошо проступало бы в чистом прозрачном воздухе. Однако небосклон казался пустым, а уже вечерело.

– Очень просто определить, что думает человек об умственных способностях собеседника, – заговорил Таючит. – Это заметно по тому, как он врет. – Принц погладил обезьянку по голове, и зверек немного успокоился. Все внимание молодого человека сосредоточилось именно на нем – на Льешо он почти не смотрел. Помолчав, юноша добавил тем же ровным, бесстрастным голосом: – Судя по вашим словам, вы считаете меня совсем глупым.

– Вовсе нет. Ты не глуп.

Льешо действительно изменил мнение о принце. Последний разговор в палатке оказался полезным, так же как и наблюдение за прощанием Таючита с отцом.

– Неправда, – настаивал принц Таючит. – Вы считаете, что я совсем ничего не знаю о волшебном мире, а с военным делом знаком и того меньше. Даже не пытаетесь притворяться. Поначалу я думал, что нам удастся подружиться, но… если хотите, вы вполне можете относиться ко мне как к врагу, но вот пренебрежения я не стерплю.

Таючит подхватил обезьянку и посадил ее за спину, в сумку, а потом легко поднялся и своеобразной перекатывающейся походкой гарнских всадников отправился прочь. Лицо его так и не отразило обиды и разочарования, которые мучили юношу.

Льешо тоже поднялся, однако даже не попытался остановить принца. Он понимал, как тому сейчас плохо, поскольку ему самому тоже не раз приходилось испытывать подобные чувства. Но в данной ситуации честность тоже была бы плохой помощницей.

– Что ты знаешь? – бросил он вслед уходящему. Вопрос мыслился как извинение, а оказался больше похож на обвинение. Однако он заставил наследника остановиться и обернуться.

– Однажды, еще совсем маленьким, я нечаянно застал Болгая за его колдовством. Он укусил меня за палец. – Таючит поднял руку и растопырил пальцы, словно собирался их пересчитать. На одном из них четко выделялись следы острых мелких зубов горностая. – А потому, когда грозный капитан Каду поручает мне любимую обезьянку, а лошадь на долгое время остается без седока, я, конечно, могу прикинуться полным дураком, чтобы польстить самолюбию заносчивого короля – такого же юнца, как и я сам, но считающего себя лучше и умнее всех. Или могу притвориться, что упорно наблюдаю за ползающими в траве муравьями.

– Посмотри вверх.

Таючит иронически поднял бровь, однако в глазах его засветилось понимание. Юноши вгляделись в пустое небо.

– Я действительно лучше тебя.

Льешо произнес это насмешливо, даже шутливо, словно оставляя открытым путь к отступлению.

Таючит надулся, выпятил грудь и принял воинственную позу.

– Любое оружие, в любое время, – гордо произнес он, но именно в этот момент из-за плеча высунулась комичная голова обезьянки, и Маленький Братец ласково потерся макушкой о подбородок принца.

Величие оказалось несколько нарушенным.

– Значит, ты тоже ее побаиваешься.

От слуха внимательного Таючита не ускользнуло коротенькое словечко «тоже», и ему с трудом удалось погасить внезапно появившуюся на губах улыбку. Впрочем, он совладал с собой и очень серьезно, даже печально заметил:

– А я-то думал, что могучий король Фибии никого не боится.

От наплыва чувств Льешо едва не поперхнулся:

– О, пожалуйста! Она ведь была моим учителем боевых искусств и первым капитаном – причем тогда, когда я сам еще носил звание капрала и совсем не думал о королевском величии.

Нельзя утверждать, что в этих словах заключалась полная правда – скорее они приближались к правде.

– Отец сказал, что ты родился ханом – или королем, по-вашему. И потребовалось лишь определенное стечение обстоятельств, чтобы все это признали и выбрали именно тебя.

– Так, значит, ты не наследуешь ханский титул по праву рождения?

– До тех пор, пока вожди меня не изберут, – нет. Если удастся дожить, сначала я стану вождем, и если клан решит, буду представлять его интересы в улусе и получу право голоса. В конце концов, когда потребуется новый хан, люди, возможно, выберут меня, тем самым оказав честь отцу. Но могут выбрать и кого-нибудь другого. Например, Есугея – он хороший человек и пользуется уважением. Конечно, я надеюсь стать ханом, так же как ты стал королем всего фибского народа.

– Все это напоминает слова госпожи Сьен Ма, – вслух подумал Льешо.

У фибов не было вождей, которые имели бы право выбирать короля, как это происходило в Гарнии, но в чем-то принц Таючит был прав. Из семи братьев он оказался избранным благодаря какому-то врожденному знаку, которого не понимал и сам. Однако ее сиятельство с самого начала видела это отличие.

– Смертная богиня войны, – уточнил принц. – Отец прав, ты ходишь рука об руку с чудесами.

– Может быть. Однако, когда Каду регулярно молотила меня, словно кожаную подушку, чудесами и не пахло.

Глядя в небо, Таючит вздохнул. Мысли его витали далеко от госпожи Сьен Ма.

– Да уж, она особа горячая! – наконец заключил он. Имелась в виду, разумеется, Каду, а не Сьен Ма. Сказать подобное о ее сиятельстве мог лишь император Шу.

– Да, – пробормотал Льешо, – она уже давно должна была вернуться. Больше ждать нечего, пора отправляться на поиски.

– Не делай этого.

– Не делать чего?

– Запомни, я не дурак. Если с тобой опять что-нибудь случится, братья голову мне оторвут.

– Ничего не случится.

– Ну или хотя бы возьми меня с собой. Я умею драться.

Льешо покачал головой.

– Если я совершу подобную глупость, Каду сама оторвет мне голову.

Король не уточнил, что именно считать глупостью – то, что он отправится на поиски Каду, или то, что возьмет с собой принца. Таючит ни о чем не спросил, а значит, можно бьыо и не лгать.

Подошел Бикси, и Таючит попрощался, попросив напоследок:

– Зовите меня просто Тай. Так обращаются все друзья – даже те, которым отец не приказывал меня любить.

Вот так. Льешо оцепил подобное трезвое отношение к собственной персоне.

– Хорошо. – И, почувствовав себя виноватым, добавил: – Мы с Бикси тоже не сразу стали друзьями – сначала враждовали.

Он не добавил «тоже», но слово подразумевалось само собой, и все, даже Бикси, его услышали.

– Ну да, – вставил Бикси, – сначала, правда, придется несколько раз стукнуть его по голове, но в конце концов можно будет поладить. Да ты, наверное, уже и сам это понял!

Льешо по-дружески пнул шутника и даже нашел в себе силы рассмеяться.

Гарнская лошадь, на которой он теперь ехал, перешла на спокойную, уверенную рысь, словно прекрасно знала те края, по которым несла седока. Внимания она почти не требовала. Льешо думал о том, как именно происходят полеты во сне. Действительно, в царство снов можно попасть, бегая по кругу, но что произойдет, если он попробует сделать это прямо в седле? Главный вопрос заключался в том, каким образом произойдет трансформация в дух?

Что бы ни случилось, а попробовать стоит. Если все пройдет удачно, то Есугей сможет вести отряд вперед, а Карина сразу поймет, что произошло, и до возвращения успокоит других. Главное – не вывалиться из седла и не сломать оленью ногу.

103

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru