Пользовательский поиск

Книга Принц снов. Содержание - Глава четырнадцатая

Кол-во голосов: 0

– Как такое возможно? Ведь я покинул вас всего несколько недель назад…

Бикси ухмыльнулся.

– С помощью госпожи Сьен Ма после уничтожения в Шане работорговли многие наши потенциальные союзники оказались свободными. Они тайно совершенствовали свои боевые умения, с нетерпением ожидая возможности, которую и предоставил им Шокар.

– Да уж, когда развалился цирк гладиаторов, твоему брату было из кого выбирать, – добавила Каду. – Сейчас он создает солидную армию. – Воительница пожала плечами. – Шокар, конечно, проявил к императору то почтение, которое должен оказывать гость хозяину, но вот в план Шу он совсем не верил. А потому своих обученных новобранцев отправил в Дарнэг, и правильно. Мы прибыли туда слишком поздно и не смогли предотвратить нападение, тем не менее Шокар преследовал направившихся в Гарн налетчиков. Мы же вплоть до вчерашнего дня шли по оставленным тобой в пустыне Гансау следам – до тех самых пор, пока они неожиданно не исчезли, словно пустыня проглотила и людей, и коней, и верблюдов. Казалось, найти тебя уже невозможно. И вдруг – вот он ты! Посреди голой пустыни в компании одного-единственного ташека.

– На самом деле мы не так далеко от людей, как кажется – ответил Льешо на невысказанный Каду вопрос.

Говоря это, он смотрел не на нее саму, а на ее отца.

– Значит, тебе удалось разыскать Акснбад, – заключил Хабиба, задумчиво склонив голову. – И что же, сумеешь найти его снова?

– Наяву или во сне и даже против собственного желания.

Маг прекрасно понял, что означала промелькнувшая на губах Льешо улыбка.

– Видения не ждут приглашения, – заметил он, а Льешо добавил:

– Так же, как и Динха из Акенбада.

– Попрошу побольше почтения, – произнес Харлол.

Он выпрямился во весь рост, а руки положил на рукоятки двух своих мечей. Льешо уже понимал, что поза свидетельствует о готовности к бою.

– С совершенным почтением, – быстро ответил Льешо. Он действительно уважал Динху; вызывала недоверие лишь ее готовность поставить волю молодого фибского принца выше потребностей собственного народа.

Хабиба заговорил, не позволив пустыннику бросить вызов:

– Мы прошли долгий, трудный путь. Если Акенбад действительно так близок, как ты говоришь, может быть, мы сможем продолжить беседу в прохладе…

– Разумеется.

Льешо отвесил почтительный поклон и в то же время бросил неуверенный взгляд в сторону пещерного города. Он покинул его, не подготовив почву для возвращения вместе с конным отрядом.

Каду быстро поняла причину нерешительности и предложила посильную помощь:

– Если путь не слишком далек, моя лошадь вполне сможет донести нас двоих.

– А я возьму к себе пустынника, – предложил было Сгайпс, однако быстрый взгляд Бикси моментально изменил его решение: – Или со мной поедет Бикси, а ташек сядет на его коня.

Что-то пробурчав, Бикси ловко прыгнул на круп лошади, успев при этом слегка ткнуть ее хозяина в бок. Льешо же встретил вопросительный взгляд Харлола улыбкой: ташек ничего не знал о своих новых знакомых, только слышал их имена в недавнем рассказе Льешо. Конечно, он не понял смысла произошедшего перемещения, но все же, полагаясь на поддержку Льешо, сел на предложенную лошадь.

Каду отъехала немного в сторону, чтобы окружающие не услышали разговора.

– Где Льинг и Хмиши? – первым делом спросила она голосом деловитым и серьезным. Радость встречи успела уступить место необходимости охранять принца и заботиться о его благополучии. – Я же постоянно твердила им, что нельзя оставлять тебя в одиночестве!

– Нас предали. – Льешо посмотрел вдаль, с болью и отчаянием вспоминая случившееся. – Они в плену у гарнов.

– Черт возьми!.. Извини. Мы освободим их.

В голосе Каду прозвучали сочувствие и уверенность.

Интуиция подсказывала, что погони мастера Марко можно не опасаться, однако суеверный страх перед магическими силами не позволил Льешо сказать больше. Кто знает, какой ценой обернется освобождение товарищей?

Каду с тревогой смотрела на принца. По отрешенному выражению ее лица Льешо понял, что воительница тоже опасается встретить в пустыне не только песчаную пыль.

Ехали долго – настолько долго, что лошади устали, и наконец миновали воздвигнутый прорицателями каменный барьер, который скрывал пещерный город Акенбад от глаз посторонних.

– О Великая Богиня, ловко придумано, – пробормотала Каду, когда путники внезапно очутились на украшенных причудливой резьбой узких улицах.

А Льешо пытался решить очередную серьезную проблему: как он объяснит Хабибе, почему оставил императора в руках врагов?

Глава четырнадцатая

Наконец путники оказались возле зияющего словно пасть входа в пещеру дракона. Их тут же окружили взволнованные слуги – от непрестанного топтания множества ног пыль поднялась столбом. Льешо сразу заметил Кагар. Девушка бросила на Каду быстрый ревнивый взгляд и проскользнула в комнату прорицателей. Динха доверяла ей, Льешо – нет. Болезненная шишка на затылке напоминала об осторожности. Однако подумать как следует о красавице Кагар не удалось – братья тут же создали требующую немедленного решения проблему.

Льюка и Балар плечом к плечу стояли как раз между зубов каменного дракона, словно стремились сдержать напор новых товарищей Льешо. Принц все еще сидел на лошади, и с ее высоты братья казались очень маленькими. Он даже встряхнул головой, пытаясь прогнать навязчивую картину: с громким стуком смыкаются неровные каменные зубы, и лица братьев заливает кровь. Образ тревожил, пугал. Какая роль отведена Дракону Каменной Реки в тех снах, которые связывают принцев Фибии с этим местом?

Братья, разумеется, не знали и не могли знать, куда именно завели Льешо мысли, а потому сверлили его суровыми, неприязненными взглядами.

– Только полный дурак способен отправиться в пустыню, не подготовившись как следует, – ворчал Льюка. – Не дождавшись тебя, мы решили, что ты или погиб, или заблудился. Смотри, тебе еще предстоит извиняться перед Динхой и теми людьми, которых послали тебя разыскивать.

– Я был не один, а с Харлолом, – возразил Льешо, однако этот аргумент вызвал у братьев лишь презрительную усмешку.

– Ты идешь по жизни словно лунатик, Льешо. Людям трудно с тобой общаться.

– Ну так не подходите слишком близко, раз вам трудно. Льюка покраснел, словно его обидели, и собрался было продолжить спор, но тут вмешался Хабиба:

– Все это правда, Льешо. Умей достойно принять поражение.

Балар тут же перенес гнев на мага, тем самым освободив Льешо и от излишнего внимания братьев, и от забот колдуна ее сиятельства.

– Вы нарушили безопасность Динхи.

Балар произнес эти слова спокойно, словно констатируя факт, а не обвиняя, – точно так же, как и его стремление защитить толкователей снов было искренним, а не показным.

Не обращая внимания на не слишком ласковую встречу, Хабиба соскользнул с коня и склонился в уважительном поклоне. Льешо порадовался, что Балар без лютни – жизнь уже доказала, что этот инструмент годится не только для игры, но и для драки. А волшебник даже в самые благополучные времена отличался не слишком покладистым нравом и острым языком – вполне мог сгоряча превратить Балара в верблюда, а потом извиниться. Тактика далеко не самая приятная, особенно там, где люди славились умением жить во сне. К счастью, все обошлось благополучно: брат не был вооружен даже музыкальным инструментом, а любезные манеры Хабибы свидетельствовали о его благих намерениях.

– Тебе незачем меня бояться, принц. Я почитаю и саму Динху, и ее сновидения. – Произнеся это достойное приветствие, Хабиба знаком приказал своим людям спешиться. – Прошу оказать гостеприимство моим воинам: дать воду лошадям и прохладное место отдыха людям. Я же должен засвидетельствовать свое почтение Динхе. Едва взойдет Великая Луна Лан, мы тут же отправимся в путь.

Разумеется, братья не могли не увидеть за спиной Хабибы соотечественников, одетых в мундиры благородных телохранителей – тех самых, которые защищали их в детстве. Льюка выразил согласие наклоном головы и жестом попросил подойти ташека-конюха. Однако Кагар уже давно сняла мужской костюм, а Харлол вернулся на военное поприще, поэтому за дело взялся совершенно незнакомый человек. Опыт подсказывал Льешо, что нельзя выпускать работника из виду, однако Харлол, словно поняв мысли принца, остановил его прямым, решительным взглядом. Приходилось принимать ту помощь, о которой просил Хабиба; отказ означал бы оскорбление народа ташеков. Сомневаться не приходилось.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru