Пользовательский поиск

Книга Превращение. Содержание - Глава 37

Кол-во голосов: 0

Глава 37

По Империи пронесся слух, что Императора, Айвона Денискара, коснулась рука Атоса, именно поэтому он так долго и успешно правит. Поговаривали, что в тот день, когда он спас своего сына, раскрыв заговор келидцев, его голос разнесся по всему дворцу и был услышан палачом. Это произошло на заре, и, значит, сам Атос дал ему подобную силу.

Я был очень доволен. Как уже знал Александр, эззарийцы по возможности избегали славы. Они не хотели, чтобы слухи о творимых ими чудесах осложняли им жизнь.

Я сидел на крыше казармы за горгульей и видел, как Айвон вбежал на тюремный двор и нашел своего обожаемого сына склоненным на колоду палача, а палач оторопело стоял, глядя на своего Императора, который явился теперь сам вслед за своим голосом. Миг спустя Император обнял принца, и меня захлестнула волна счастья, когда я увидел обращенную ко мне белозубую улыбку и устремленный на крышу взгляд янтарных глаз. Единственным, у кого хватило сообразительности развязать принца, оказался Кирил. После братских объятий он тоже посмотрел на крышу… в небеса, как утверждали слухи.

Если бы дело происходило где угодно, но не в Азахстане в начале лета, я сумел бы отыскать на крыше тенистое местечко и проспать до вечера вдали от посторонних глаз. Но мне совсем не хотелось зажариться живьем. Я потихоньку спустился во двор и затерялся среди суетящихся рабов и озабоченных слуг. А потом вернулся в заброшенное святилище Друйи, выпил воду, оставшуюся в кувшине после наших ночных трудов, и заснул в блаженной прохладе каменных стен.

Но кто-то разбудил меня, прежде чем я успел выспаться:

— Сейонн, вставай. Пора идти.

Это был Кирил, вымытый, переодевшийся и сияющий, как новенькая монета. Свет свечей играл на висящей поверх красной туники массивной золотой цепи.

— Он мне сказал, что ты где-нибудь спишь. — Я был готов поклясться, что спал не больше часа, а на улице уже стемнело.

Я сел, изнывая от жажды.

— Все равно больше делать было нечего. — У меня не было ни малейшего желания расхаживать среди дерзийцев при свете дня со своими отметинами на лице.

— Пойдем со мной. Прямо сейчас. Вот, надень. — Это оказался длинный белый плащ, который надевали советники Императора. — Надо поспешить. Меня везде требуют. — Я накинул плащ поверх своей одежды и позволил ему тащить себя через дворы и галереи.

— Все в порядке? — спросил я его, когда мы остановились на площадке перед огромной лестницей.

— Все прекрасно. Лорд Мараг прибыл через час после восхода солнца. Я позвал его, чтобы он засвидетельствовал виденное им в Карн’Хегесе. Он сделал все как надо и привез отчеты из других гарнизонов. Сандер и Император провели весь день вместе с военным советом.

Я схватил Кирила за руку:

— А что с Корелием?

— Мы не упустим его. Император думал только о Сандере… и стражники растерялись. Они увидели, что келидец уходит в трех разных направлениях… но наши шпионы уже в пути, а все ворота перекрыты. Он не уйдет. Остальные келидцы уже схвачены. Пойдем, некогда болтать.

Он повел меня по винтовой лестнице, ведущей в широкую галерею, мимо двух стражников с каменными лицами, которые сделали вид, что совершенно нас не замечают. Через открытые окна галереи во дворец проникали запахи цветов, ветер колыхал золотистые занавеси, закрывающие двери. Кирил отдернул одну из занавесок и толкнул меня в полутемную комнату:

— Здесь ты будешь в безопасности. Сиди тут, пока я не приду за тобой. Развлекайся. Возможно, ты захочешь посмотреть, что будет происходить вон за той шторой.

Посреди комнаты стоял богато убранный и заставленный кушаньями стол. От запаха еды мой желудок заворчал, словно шенгар. Все: холодная птица, фрукты, сласти, хлеб, рыба, кусочки баранины и свинины, какие-то листья с дарами моря в них, тушеные овощи, острые соусы с орехами и много другое, — оказалось выше всяких похвал. Посреди стола возвышалось еще два кувшина. Один с холодной водой, другой — с вином. Им я тоже отдал должное.

Когда я наполнял тарелку в третий раз, до меня донеслись звуки фанфар и флейт. Они шли как раз из-за тяжелого узорчатого полога, на который указал Кирил. Музыка звучала радостно и приятно, но я не обращал на нее внимания, поглощенный едой. Лишь через некоторое время я задумался, что, собственно, имел в виду молодой дерзиец. Я вскочил и немного отодвинул полог, опасаясь, что уже пропустил самое главное.

Под моей комнатой, в большом, празднично освещенном зале перед Императором стоял Александр. Айвон прижимал большой палец ко лбу стоящего на коленях принца, а затихшую музыку заменили торжественные слова помазания.

— Встань, Александр, наш наследник, наш сын. Склонитесь перед ним все, ибо он голос Императора, он живое доказательство славы и величия Империи и Дома Денискаров.

Александр был в темно-зеленом плаще. На этот раз никаких бриллиантов, ничего, но его лицо было так спокойно и величественно, что украшения были не нужны. Он встал и поцеловал того человека, который всего несколько часов назад отдал приказ о его казни. Потом он приветствовал коленопреклоненную толпу, человек шестьсот-семьсот. Сияющий Император кивнул своей свите и спустился с помоста. Александр пошел за Императором. Кирил подошел к нему и что-то прошептал ему на ухо. Александр обернулся туда, где из-за занавеси выглядывал мой глаз, и поклонился до земли, чем вызвал бы волну пересудов и сплетен на годы вперед. Но тут появилась леди Лидия, от ее вида у многих захватило дыхание — так она была прекрасна в синем с серебром платье. Он поклонился еще раз, и сплетни умерли, не успев зародиться.

Я не беспокоился о том, что меня могут найти. Сын Императора и его кузен имеют право привести меня во дворец. Когда зал внизу опустел, я вернулся к еде. Путь в Дэл Эззар неблизкий.

Впервые за семнадцать лет я позволил себе подумать о будущем. Пять лет. По нашим законам, если один из супругов исчезает, второй может считать себя свободным через пять лет. Пять лет не так уж много. Исанна… Когда кто-то вошел в комнату, я сказал не оборачиваясь:

— Мне пора ехать, лорд Кирил. Я был бы весьма признателен…

136
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru