Пользовательский поиск

Книга Превращение. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

Глава 21

Мы утолили голод, ставший уже привычным, ломтем хлеба с душистыми травами и свежим маслом, которое нашлось рядом на полке. Для меня это был настоящий пир. Для Александра — жалкие крохи, вызвавшие его недовольное ворчание. Вскоре после того, как мы покончили с едой и я убрал крошки, вернулась ведунья. Она постучала в дверь и вошла.

— Я должна немедленно отвести вас к королеве. У нее очень мало времени, но она сочла дело настолько серьезным, что хочет сама выслушать вашу историю.

Александр потянулся за плащом, а я остался сидеть у огня.

— Идем, Пайтор, — обратился он ко мне. — Ты должен быть рядом со мной.

— Ваш слуга все понял правильно, — вмешалась женщина. — Королева не звала его. Она примет только вас, вас одного.

— Но я требую!

— В таком случае вы ее не увидите. Это ее земля, а не ваша. Мы не принадлежим Империи, — она жестом велела ему не перебивать, — поскольку вы дали слово не причинять нам вреда. Разве не так?

— Вы искажаете мои слова.

Она направилась к двери, предложив ему следовать за ней.

— Говори правду, Александр, — произнес я, когда они вышли. — Если дела обстоят так, как я предполагаю, она прочтет тебя, как букварь. — Я заставил себя оставить все догадки и предположения и провалился в сон.

Прошло два часа, прежде чем они вернулись.

— Я зайду за вами завтра на рассвете. А до того…

— Да, что нам делать до того? — перебил Александр. — Я не хочу сидеть здесь, как арестант. Я хочу хотя бы пойти взглянуть на моего коня.

— Я понимаю, что сидеть взаперти скучно, — ответила женщина. — Может быть… — Она на миг заколебалась. — Может быть, вы придете вечером ко мне в гости. Конечно, обед будет не таким, к которым вы привыкли, обстановка тоже, но все-таки лучше, чем в этом доме для гостей. У нас очень редко бывают гости, и мы живем по весьма строгим правилам, но у нас нет намерения превращать этот дом в тюрьму.

— Вы будете принимать меня, как настоящего гостя, за столом? Вашего врага, как вы дали мне понять?

Она немного покраснела:

— Сегодня утром я была слишком резка. Невольно поддалась чувствам, а это само по себе недопустимо. Тем более я хочу загладить свою вину. Те, кто приходят просить нас о помощи, равны для нас. Мы не имеем права судить их и не судим.

— Ну что ж, замечательно, — отозвался принц. — В таком случае мой слуга тоже приглашен.

Она смущенно покосилась на меня. Когда они пришли, я снова натянул капюшон.

— Похоже, что он не очень-то хочет. Но если он не против, тогда я приглашаю и его. Ты придешь, Пайтор?

Я помотал головой:

— Я не могу…

— Разумеется, он не может, — взорвался Александр. — Лучшая компания для него — он сам и его гнусный язык. Если мы равны здесь, тогда и хозяин, и слуга должны сидеть за одним столом.

— Я зайду за вами после захода солнца. — Она собралась уходить. — Кстати, о вашем коне заботятся. Вам совершенно не о чем беспокоиться.

Как только она ушла, я заговорил:

— Мой господин, я не могу пойти.

— Я не собираюсь спорить с тобой. Если я пойду один, я затащу эту девицу в постель. Она очень мила и приятна, когда не болтает лишнего. Я понимаю, что подобное желание было бы неуместно. Если же ты пойдешь, ты все время будешь мозолить мне глаза, и я не стану обращать на нее внимание.

— В постель? — Я был в ужасе. — Умоляю вас сразу же забыть о подобных вещах. У нас не принято подобное фривольное отношение. Она останется жить здесь после того, как вы уедете. Очень странно, что она пригласила нас сама, без сопровождающих. Это очень смело с ее стороны, и вы не должны…

— Ладно, ладно. Успокойся. Я пошутил. По крайней мере я не собирался делать это насильно. — Он растянулся на кровати и прикрыл глаза, улыбнувшись самому себе. Мне хотелось запустить в него чем-нибудь. Он прекрасно понимал, что теперь я вынужден буду пойти с ним. — Я немного посплю. Эти женщины совсем утомили меня.

— А что королева? — Это была моя маленькая месть. Я не позволю ему уснуть, пока он не удовлетворит мое любопытство.

— Меня никогда еще не осматривали, не изучали и не экзаменовали с такой тщательностью. Я и не знал, что можно задать столько вопросов.

— Но что она сказала?

— Что я проклят, что она должна все обдумать. Все вопросы были какие-то… ни о чем. Да еще и заданы женщиной. Ее принц-консорт был там же. Он все внимательно выслушал. Сам задал только несколько вопросов, предоставив ей все остальное.

— Много сотен лет назад мы решили, что женщины лучше справляются с подобными вещами. В нашей обычной жизни существуют удачи и поражения. Между ними есть немалая разница, а поражение в борьбе с демоном означает гораздо больше, чем просто поражение.

— Значит, эззарийцы охотятся на демонов. Как вы дошли до такого?

Я засмеялся его словам. Пожалуй, только Александр мог задать вопрос, на который сами эззарийцы не знали ответа.

— На самом деле у нас нет точных сведений. Очень много информации утеряно. Но у нас есть сила, мелидда, чтобы делать это. Мы многие годы развивали в себе мастерство, и если бы мы не делали этого… — Я пожал плечами. — Сложно было представить, какой мир окружал бы нас, если бы мы не выполняли свою работу. Жестокость, злоба, страх… всего этого так много на свете, что иногда сложно найти разницу между тем, что уже есть, и что могло бы быть. Но любая победа изменяла что-то: жену больше не били, ребенок не умирал от голода, раба не мучили напрасно, мужчина не рыдал в ужасе над творением своих рук, женщина не закрывала глаза, чтобы избавить себя от ужасных видений. Но есть вещи, гораздо страшнее тех, которые мы видим каждый день.

— И за это отвечают женщины. Это неправильно, это само по себе уже от демонов.

— Каждый выполняет свои обязанности, — терпеливо пояснил я. — И все они одинаково важны. У женщин имеются особые способности, вы называете это волшебством, благодаря которым они могут выполнять определенные обязанности. Прочие занятия требуют физической силы и других магических навыков, для их выполнения женщины подходят меньше…

— Для борьбы, например, — подхватил принц. — Вы ведь по-настоящему боретесь с демонами?

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru