Пользовательский поиск

Книга Превращение. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

Глава 18

Гора подушек, шелковых простыней и походной одежды, которую я тащил в башню, закрывала меня с головой. Я мечтал только не оступиться на узких ступенях и не свернуть себе шею. Я даже положил наверх стопки письмо для Александра, чтобы у меня был дополнительный повод для визита. Я рассудил, что никого из господ не пустят в башню без сопровождения, но до раба никому нет дела. И действительно, два мага даже толком не осмотрели принесенные мной вещи. Я же попытался уговорить их самих отнести подушки принцу.

— Я слышал, что принц сошел с ума, — заявил я дрожащим от страха голосом. — Он и в обычном состоянии все время бил меня. Может быть, вы сами отдадите ему вещи? Вот тут одежда для похода — его следует переодеть, вот подушки, чтобы ему было удобнее спать…

Келидцы засмеялись. Эхо их голосов когтями вцепилось мне в душу. Я не смотрел на них.

— Мы здесь не для того чтобы выполнять обязанности раба. Хочешь, чтобы ему было удобнее, сам и иди. Он прекрасно переживет ночь и без твоих подушек, если ты такой трусливый, — заявил один из келидцев.

— О, нет, господин. Императрица приказала мне. А там внутри есть кто-нибудь? Кто мог бы меня защитить? Императрица говорила что-то.

— Нет, придется тебе остаться со спятившим принцем наедине. Лорд Корелий ушел спать.

Я был счастлив слышать, что бледноглазый келидец ушел и этой ночью уже не вернется.

— Но вы ведь не запрете меня там с безумцем?

— Нам приказано держать дверь на замке. Мы можем по рассеянности забыть тебя там, тогда тебе придется ждать, пока принц проснется.

— О, нет, принц не любит меня. Я не хочу оказаться там, когда он проснется… и касаться его тела, я ведь не личный раб… я не подготовлен… не смею. Если я коснусь его, это может стоить мне жизни, — они легко поверили в мою непревзойденную трусость.

Келидцы отперли дверь и впихнули меня внутрь с такой силой, что кипа подушек и простыней разлетелась по комнате.

— Твоя жизнь не дороже гнилой кости. Наверное, мы даже вернем принцу его нож, чтобы он «подготовил» тебя и ты стал его личным рабом, — эта мысль развеселила их. Я надеялся, что они запрут меня с Александром на долгое время. Достаточно долгое.

Небольшая комнатка была освещена только лунным светом, пробивавшемся через крошечное зарешеченное окошко. Человек через него бы не пролез. Одна возможность сразу отпадала. В каменном мешке не было почти никакой мебели, только небольшой стол с кувшином вина и бокалом на нем и узкая кровать. Александр, все еще облаченный в белоснежные одежды, лежал на ней вытянув руки по швам, подобный телу императора, приготовленному к погребению. Его затуманенные глаза были открыты и устремлены в пустоту, словно никто не удосужился закрыть их у мертвого тела. Я даже взял его за руку, чтобы убедиться, что кровь еще бежит по его венам. Только с близкого расстояния стали заметны удерживающие его в таком положении кожаные ремни, стягивающие его запястья, лодыжки и грудь.

Я перебрал стопку подушек и нашел ту, в которую спрятал короткий меч. Я разрезал кожаные ремни, потом налил в стакан вина и поднес ему.

— Ваше высочество, вы меня слышите? Это Сейонн. Я пришел за вами.

Он не пошевелился и даже не моргнул. Я провел рукой перед своими глазами, перестраивая восприятие. Все оказалось, как я ожидал. Демоны были самонадеянны. Я вернулся к обычным чувствам, чтобы заглушить их музыку.

— Мой господин, вас связали совсем простым заклятием и дали вам сонное зелье. Вы ощущаете себя неспособным пошевелиться, но это не так. Вы можете заставить свое тело двигаться, но вы должны очень постараться. Вы должны захотеть, — я капнул вина на его губы. — Ощутите вкус. Сосредоточьтесь на нем. Представьте, как вино проходит через вас, смывая прочь заклятие, унося с собой сонливость, — я убеждал и уговаривал его, влил ему в рот еще вина, расписывал перед ним прелести жизни, какие только приходили мне в голову. Но прошло десять минут, а он так и не пошевелился. Я начал переодевать его и подсовывать под него шелковые простыни на случай, если кто-нибудь сунет свой нос посмотреть, как идут дела. Все мои мольбы и уговоры не возымели никакого действия. Вскоре я решил, что все дело в его воле, точнее в ее отсутствии. Я решил сменить тактику.

— Мой господин, вы, конечно, не убивали своего дядю. Но вы тоже виноваты. Вы выслали его из города, вы играли с ним. Вы вели себя безрассудно, думая только о своем удобстве и удовольствии. Вы никогда не сможете избавиться от чувства вины, но на самом деле это демоны хотели его смерти. Не вы. Это демоны наслали на него разбойников. Они находят особое удовольствие убивать людей холодом, поскольку сами сильно страдают от него. Они оставили его истекать кровью и замерзать, и если вы хотите исправить эту чудовищную несправедливость, вы должны сделать так, чтобы они не получили никакой выгоды от своего преступления. Убийство лорда Дмитрия — единственный способ заставить вашего отца отправить вас к ним, — я стащил с него отделанную жемчугом рубаху и стал надевать на него рубаху из простой мягкой ткани. — Вы сможете двигаться, если захотите. Если вы не захотите, они заберут вас в Келидар и сделают из вас демона. Ни ваше тело, ни ваша душа не будут больше принадлежать вам, а вы, вы сможете лишь забиться в самый дальний угол собственного сознания и наблюдать оттуда за происходящим. Возможно, именно этого вы и желаете, думая, что это подходящее наказание за ваше преступление. Но догадываетесь ли вы, что собираются учинить демоны, когда получат вас? Вы убьете собственного отца и станете по повелению демонов править Империей Дерзи.

Запас слов у меня иссяк. Если он не может или не хочет двигаться, мне придется вынести его отсюда. Натягивая на него брюки для верховой езды, я обдумывал, сможет ли Дурган заполучить одну из склянок Гизека и усыпить келидцев. Я едва не вскрикнул, когда меня коснулась холодная рука.

— Это все ты виноват, — его хриплый голос был едва слышен.

Я развернулся и увидел янтарные глаза. Они все еще были мутны от действия заклятия, снотворного и обрушившегося на него горя.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru