Пользовательский поиск

Книга Превращение. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Глава 17

Убийство. Айвон едва ли поверит такому сомнительному доказательству, как слова неизвестного разбойника и свидетельство презренного предателя. Александр и Дмитрий слишком сильно любили друг друга. Но часто ли Император видел доказательства этой любви? Он слышал, что Дмитрий упрекал Александра за непозволительное легкомыслие, он слышал, что Александр ссорится с дядей каждый раз, когда тот пытается призвать его к порядку. Может быть, только я понимал, что они любят друг друга, поскольку я тоже когда-то страдал от придирок своего наставника, который во всем ограничивал меня, когда я был молод, глуп, и жизнь во мне била ключом.

Я поспешно шагал по коридорам, ведущим в покои Императора. Потрясенные произошедшим придворные слонялись по залам, выискивая в толпе заслуживающих доверия знакомых. Они отводили их в сторонку и начинали шептаться, поглядывая через плечо, не слушает ли их кто-нибудь посторонний.

Я шел, опустив глаза, не обращая внимания на адресованные мне окрики. Я решил во что бы то ни стало найти Александра, во что бы то ни стало понять, что происходит. Я и сам не верил собственной догадке, что Император может под давлением келидцев избрать предложенного ими преемника. В этом случае пришлось бы отступить от древнейших традиций. Даже если Александра не будет, дерзийцы не отдадут трон неизвестно кому без войны. А война не тот способ, которым привыкли действовать келидцы. Мы стояли на краю пропасти, и я не мог разглядеть, что там, на дне.

Я не нашел принца, я даже не узнал, где он находится. Никто не видел, чтобы он входил в покои Императора, хотя все были убеждены, что он именно там. Какая-то служанка сказала мне, что принц ушел в свои комнаты, но там было холодно и темно. Я снова вернулся в крыло Императора и ходил от двери к двери, надеясь услышать разговор каких-нибудь сплетников, стараясь не попадаться никому на глаза, силясь придумать, как мне попасть туда, где я был нужен, как узнать то, что мне необходимо узнать. Безнадежно. Бессмысленно.

Железная рука опустилась мне на плечо, и сердце мое провалилось в пятки.

— Ты идешь со мной, раб, — это оказался лысеющий человек в синих штанах и коричневой куртке, в разрезе которой виднелась поросшая седыми волосами грудь. Я не слышал, как он подошел.

— Но, господин, я…

Человек схватил меня за шиворот и приблизил к своему лицу так, что я разглядел расширенные поры на кончике его грушевидного носа.

— Тебя требуют. И мы не будем устраивать сцен здесь, перед носом у всей этой публики. Я не хотел бы, чтобы меня видели в обществе раба, особенно тебя, — он отпустил меня, стряхнул с куртки какой-то воображаемый сор и завернул за ближайший угол. Мысленно проклиная его, я пошел за ним в ближайшую галерею, тихую, изысканную и пустынную. Так близко к покоям Императора селили только особых гостей.

Он провел меня через открытую дверь в комнату, благоухающую цветами. На гладко отполированном круглом столике стоял букет высоких оранжевых стенций и роз разных сортов. На стенах висели каменные барельефы со сценами дерзийской жизни в пустынях. Пустыни так же плохо вязались с букетом, как и лежащий за окном снег. Человек в синих штанах закрыл дверь, бросив мне:

— Жди здесь, — а сам скрылся за дверью, ведущей во внутренние покои. Я скрестил руки на груди и опустил глаза, стараясь успокоить себя старинной привычкой. Я был рабом, любой дерзиец мог сделать со мной, что пожелает. Не следовало это забывать.

Не думай. Не волнуйся. От этого ничего не изменится. Что будет, то будет.

Но эти слова больше ничего не значили. Они остались в том мире, которому я больше не принадлежал. Демоны начали войну, и я должен был сражаться в любом случае, пусть даже таким глухим, слепым и бессильным, каким я теперь стал. С каждой минутой ожидания мое спокойствие улетучивалось. Где Александр? У меня нет времени выполнять приказы других. Я уже был готов сбежать, когда в комнату поспешно вошла леди Лидия. Ее щеки пылали, зеленые глаза лихорадочно блестели.

— Он сделал это? — Сразу же спросила она, не дожидаясь пока я отвешу полагающийся поклон. — Скажи мне правду.

— Нет, госпожа. Он не делал этого.

— Ты знаешь его так хорошо, чтобы поклясться в этом?

— Я готов жизнью ручаться за него. Он не способен на подобное.

— Ты действительно веришь в это. Как такое возможно? — Я не понимал причины ее гнева. — Как твой язык поворачивается ручаться за него? — Она схватилась за железный браслет на моем запястье и подняла мою руку, как руку марионетки на летней ярмарке, потом потащила меня к зеркалу и развернула меня так, чтобы я мог видеть, на что похожа моя спина. — Посмотри, что он сделал с тобой. Что это за безумие, любить того, кто так обращается с тобой?

— Принц Александр мой хозяин. Он может распоряжаться моей жизнью и смертью и всем, что лежит между ними. Я не испытываю к нему никаких чувств, раб просто не может их испытывать, — я отвечал, отвернувшись от зеркала. Я не хотел смотреть на того изможденного, покрытого шрамами незнакомца, о котором она говорила, что это я. — Но я должен быть честен. Несмотря на все свои недостатки, принц способен на великую преданность. Единственный человек, способный на такую же преданность был лорд Дмитрий.

Рядом с моей головой пролетел маленький столик и развалился на куски, ударившись о стену рядом с зеркалом. Я резко пригнулся и развернулся к Лидии. Она собиралась отправить вслед столику кресло. Если бы на ее месте был кто-нибудь другой, я бросился бы на пол и закрыл голову руками, но я почему-то поверил, что она целится не в меня. Я просто отступил в сторону. Минут через пятнадцать под зеркалом возвышалась кучка щепок, стекла и бархатной обивки, а к леди Лидии вернулось подобие спокойствия.

Пока я наблюдал, как она выпускает скопившуюся злость, я не переставая гадал о причинах подобного поведения. Я вспомнил наш первый разговор, и у меня зародилось смутное подозрение. Она спорила с Александром, отпускала ехидные замечания и насмешничала, поскольку презирала его? Да, нет же, наоборот. Я едва не рассмеялся. Я привалился спиной к стене и прикрыл рот руками, стараясь ничем не выдать снизошедшее на меня понимание. Но она не позволила мне.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru