Пользовательский поиск

Книга Превращение. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Глава 16

Мы снова пошли в хижину садовника, хотя Александр и заявлял, что он уже вдоволь полазил по грязи.

— У меня в комнатах тоже можно поговорить без свидетелей, к тому же там сухо, — он прекрасно держался, учитывая то, что он только что пережил. — И я страшно проголодался. В следующий раз найдите мне стадо оленей. В этом саду нет даже кроликов.

В следующий раз. Он говорил об этом так, будто речь шла о званом обеде, но время от времени по его телу пробегала нервная дрожь.

Я же был напуган и смертельно устал. Иметь дело с заклятием, наложенным демонами, когда ты так беспомощен, а тут еще Александр так легкомысленно относится к мелидде.

— Потерпите еще один день, ваше высочество. Только когда палец вашего отца коснется вашего лба, оставив на нем каплю масла, только тогда мы сможем вести себя так, словно мы победили врага.

— Это меч, — сказал он, с трудом удерживая трясущимися руками чашку с горячим назрилом и вдыхая его запах. — И Дмитрий. Я уверен.

Я не сразу понял, о чем он говорит.

— Провоцируют превращение?

— Я должен был отдать свой меч отцу, как символ моей последней ночи, в которую я буду считаться ребенком. Я вынул его из ножен и держал на ладонях. И пока я смотрел на него, я не мог отделаться от мысли, как нужен мне был в эти дни Дмитрий. Вся магическая чепуха не сравнится с наказанием, которое придумал этот упрямец.

— Вы полагаете…

— Никакие бандиты не могли задержать его. Он одной рукой справится с двумя десятками разбойников и даже не вспотеет. А его спутники почти ни в чем не уступают ему. Нет. Дмитрий вспомнил о том, что он ликай, и решил проучить меня.

— И вы считаете, что мысль о нем вместе с прикосновением к мечу вызывает превращение?

— В первый раз я танцевал в этом проклятом келидском лесу и вынул из ножен меч. Когда все кончилось, я снова вложил его в ножны…

— …и подумали о том, что собирались делать.

— Именно. Второй раз это произошло во сне, но в третий — лорды приносили присягу и клялись поддерживать меня, как преемника Императора, и я касался их мечей. Барон Демиск старый приятель моего дяди…

Я вздохнул.

— Похоже на правду. И завтра…

— Никаких мечей завтра не будет. И я сделаю все, чтобы не думать об этом старом негодяе.

— Будьте осторожны, господин. Если келидец хотя бы заподозрит, что вы обо всем догадались, он придумает способ заменить предмет, вызывающий заклятие или нашлет на вас еще одно.

— Завтра дакрах, Сейонн. Совершится помазание. Да обрати они меня в шакала, я не сдамся, — он был совершенно уверен в себе.

В отличие от меня. Когда речь идет о рей-киррахе, ни в чем нельзя быть уверенным. К тому же я не понимал целей Гэ Кайаллета. Заключили ли келидцы сделку с повелителем демонов, или он просто использовал их похоть и злобу в своих целях? Все, что я помнил из книг, не помогло мне ответить на этот вопрос. Пока Александр допивал свой назрил, я перебирал в уме все, что могло помочь мне понять происходящее. Я снова вспомнил о пророчестве Эддоса и первой и второй битве в войне за владение миром. Эззарийцы считали, что первая битва — завоевание дерзийцами Эззарии, она была проиграна, как и предсказывало пророчество, а до второй битвы еще далеко. Она произойдет только тогда, когда эти «завоеватели с севера» станут одним целым с демонами. Если хоть кто-то из нас останется в живых, у нас будет полно времени воспрянуть духом, восстановить силы и подготовится, прежде чем демоны овладеют дерзийцами. А что если эти люди с севера не дерзийцы, а келидцы, которые уже одно целое с демонами? Эта мысль была невыносима. Я больше не верил в богов и пророчества, но я не мог отделаться от мысли о битве, пока помогал принцу подняться и бегал за садовые ворота смотреть, нет ли там посторонних. На битвах пророчество не заканчивалось. Там говорилось еще о воине, человеке с двумя душами, который выступит против демона и спасет мир… тут я заставил себя прекратить ненужные воспоминания. Я не знал ни одного человека хотя бы с просто целой душой, не то что с двумя.

Я вернулся вместе с Александром в его покои. Хотя было уже очень поздно, повсюду горели огни и сновали стражники и слуги. Когда принца узнали под слоем грязи и лохмотьями, оставшимися от одежды, человек тридцать разом кинулись раздевать, мыть, согревать и расспрашивать его.

— Где вы были, господин? Император так… так расстроен вашим отсутствием, — Совари как опытный военачальник, захватил первенство, оттеснив остальных слуг. — Он разослал людей по всему дворцу и отправил часть в город, когда узнал, что вас нет на пиру…

— Убирайтесь! Все, все прочь, — велел принц, отпихивая слуг и отшвыривая от себя протянутые ему со всех сторон стаканы назрила и вина. — Что странного в том, что я захотел провести часок с самим собой? Я устал от гостей и церемоний!

— Но ведь не часок, а шесть часов! Вы убежали с пира, и никто не знал, куда, — капитан разглядывал мокрый плащ принца. — Мы решили, что вы больны. Что с вами произошло?

— Ничего. Я пошел прогуляться под дождем. Я хотел поразмыслить. Остаться один. Я оступился и упал в грязь. Вот и все.

— Гулять одному… А этот как же? — Совари кивнул на меня, в словах его звучало подозрение. Я тоже был с ног до головы покрыт слоем грязи. Я хотел было ускользнуть через комнату со светильниками, но пути туда были перекрыты. — Он, значит, составил вам компанию?

— Что значит, компанию, — засопел Александр. — Он раб, а не человек, — он поднес руки к огню. — Почему я позволяю тебе так со мной разговаривать, Совари? Если бы ты не служил мне так, как ты это делаешь…

— Простите, ваше высочество, — поспешно отозвался капитан. — Я просто спросил, поскольку этот раб повсюду встречается мне все эти дни. Что мне передать Императору?

— Скажи, что ничего не произошло.

Совари грустно рассмеялся.

— Если вы и вправду цените меня, как говорите, лучше не посылайте меня к нему с таким сообщением. Я дорожу своей головой.

— Пусть Готфрид передаст сообщение. Он всегда умел выручать меня. Они с отцом знакомы с незапамятных времен. Он столько лет был дениссаром, он умеет сообщать неприятные новости.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru