Пользовательский поиск

Книга Превращение. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Глава 14

Я попытался вернуться обратно, чтобы предупредить Александра. Я умолял, я уговаривал, я перечислил целый ряд причин, целый список извиняющих меня обстоятельств, предложил любую награду, которую только смог придумать, неважно, было ли это правдой или нет, только бы убедить стражников пустить меня обратно. Но они видели, как принц пнул меня, и они были уверены, что он не захочет увидеть меня еще раз. После того, как я раз десять попытался хитростью или силой прорваться через стражников, они пригрозили мне, что меня закуют в кандалы, если я еще раз подойду к ним. Один из них пообещал доложить Дургану, что я сошел с ума, и я осознавал, что это близко к истине.

Опасность была совершенно реальна. Келидцы мастерски применяли заклятия, они делали это лучше, чем кто-либо в мире, обращая человеческую душу в жалкий обломок. И я понятия не имел, что они намереваются делать с этим обломком. Был ли их целью Александр или его гости, а может быть, сам Император? Даже если меня пустят к принцу, что я скажу ему? Что каждый келидец из присутствующих во дворце, скорее всего, несет в себе демона, что он опасен, он разрушает души? Что отец Александра, Император, судя по всему, стал жертвой Гэ Кайаллета, повелителя демонов, самого могущественного из когда-либо существовавших, призванного вести остальных демонов на битву за захват существующего мира? Он не поверит мне. И я не смогу объяснить ему, Александру, что он несет в себе то, что демоны ненавидят больше всего — сияющий свет силы и чистоты, который может сплотить всех людей в борьбе против нечисти. Но только если он научится использовать его. Только если он сумеет нести его и сам смирится перед его силой.

Невозможно. Он просто грубый кровожадный дерзиец . Его собственные люди лишили меня возможности открыть ему, что происходит. Я хотел бы очутиться за тысячи лиг отсюда. Или, лучше всего, умереть. Или хотя бы оказаться закованным в цепи в рудниках на краю Империи, только бы не решать вопроса, от решения которого так много зависело, и который было почти невозможно разрешить. Но подобные желания были неосуществимы. И я даже не мог приблизиться к принцу, чтобы предупредить его.

Из бальной залы до меня донеслись аплодисменты и смех, мучающая меня музыка не умолкала ни на миг. Я не видел, что там происходит… я и не хотел видеть. Что бы ни задумали демоны, я был не в силах остановить их. Никогда еще я не ощущал на душе такой тяжести.

Я побрел прочь от залы, меня едва не выворачивало наизнанку от всего пережитого, и тут я наткнулся на Совари. Я передал ему приказ Александра, Совари немедленно отдал соответствующий приказ воинам, отправил слуг на кухню за провиантом для поискового отряда и на конюшню седлать лошадей. Потом он пошел в покои принца приготовить его любимое оружие, одежду для верховой езды и теплый плащ. Я воспользовался представившимся случаем. Когда капитан стражи прошел мимо охранников в покои принца, я пошел следом за ним, едва не наступая ему на пятки. Я зажег свечи и с озабоченным видом уселся за письменный стол, как будто у меня было полно работы. Совари отправил на конюшню часть походной одежды, оставшуюся одежду и оружие он разложил на столе. Потом он ушел. Я ждал принца, исписывая страницы совершеннейшей чепухой, ждал, надеясь поговорить с ним хотя бы пять минут перед тем, как Александр отправится на поиски Дмитрия.

Но Александр не пришел. Прошел час, потом другой.

— Ты ничего не перепутал, раб? — Обратился ко мне Совари, в пятый раз заглядывая в комнату.

— Клянусь жизнью. Он приказал приготовить все, чтобы через час выехать. Он только хотел зайти попрощаться с Императором и гостями в ложе. На пять минут, как он сказал. А представление окончилось?

— Больше часа назад.

— Мне жаль, но я знаю только то, что передал вам.

— Может быть, Император запретил ему выезжать, — пробормотал капитан, поглядев на остановившегося у двери воина, закутанного для ночной вылазки в горы в толстый зимний плащ.

— Хорошо, если так, — отозвался воин. — Дорога Яббара, да еще и посреди ночи… не хотел бы я праздновать свой дакрах подобным образом.

— Я-то уж точно не бросил бы все ради своего ликая, — они оба засмеялись и вышли из комнаты. Я не понимал, как они могут смеяться в такой ситуации.

Я уронил перо на написанную мной чушь, положил голову на сложенные на столе руки и попытался понять, что же мне следует делать. Меня с пяти лет учили видеть мысленным взором, слышать недоступное обычному слуху, ощущать вкус, цвет и запах тончайшей ткани мира, чтобы уметь оказывать сопротивление демонам. Но эти умения основывались на мелидде, силе, к которой у меня больше не было доступа.

Прошел еще один час. Свечи догорали. Ночной ветер завывал за стенами дворца, швыряя комки мокрого снега в окна и заставляя колыхаться тяжелые занавеси. В комнату вошла служанка, неся с собой трепещущий от сквозняка огонь для камина. Я затаился в сумраке, и она не заметила меня. Время от времени в комнату заглядывал Совари, он осматривал стопку нетронутой одежды и уходил, бурча себе под нос проклятия. Весь мир для меня заключался сейчас в покоях принца.

Мне уже было пора идти. Скоро люди управляющего хватятся меня, и столь долгое отсутствие без всякого «контроля» может иметь самые плачевные для меня последствия. Я сидел, окаменев от холода и страха, ни за что не желая расстаться со своим темным, пустынным и безопасным укрытием. Еще часик. И тогда я уйду.

Наверное, я заснул — когда я услышал скрип двери, дрова в камине уже превратились в слабо мерцающие угли, а моя рука затекала под тяжестью головы. Я замер, прислушиваясь.

Откуда-то с пола между стопкой голубых подушек и слабым свечением углей камина донесся слабый звук. Полный страдания животный стон. У Александра была свора гончих, отличный собак из Кузеха, которые запросто могли догнать молодого оленя, но принц не терпел их у себя в комнатах. Возможно, кто-то привел собаку с псарни.

Но следующий стон показался мне вполне человеческим. Я встал и медленно двинулся на звук, бесшумно ступая по ковру босыми ногами и вглядываясь в сумрак. На полу рядом с камином, скорчившись, лежал принц. С его черных одежд натекла огромная лужа воды, тело его сотрясала крупная дрожь.

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru