Пользовательский поиск

Книга Превращение. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Глава 4

Уже четыреста лет Летний дворец дерзийских Императоров был самой высокой точкой туманной долины реки Гойян. Он был построен на месте древней крепости, защищавшей горные дороги от нашествия диких орд с севера. Дворец строили и перестраивали все предки Александра. Чем дальше на север простирались границы Империи, тем более пышной и не пригодной к военным действиям становилась постройка. К тому времени, как я попал во дворец, его расползшиеся во все стороны стены охватывали около девяноста гектаров земель, на которых стояли флигели и мастерские, были разбиты садики, построены казармы и оружейные, конюшни и кладовые. Сам город Кафарна был едва ли больше дворца.

Самые новые части дворца отличались большими окнами и высокими потолками, вычурными колоннами и арками, покрытыми тонким орнаментом, их великолепная отделка плохо сочеталась с суровым горным пейзажем. Шесть недель в году напоенные имперскими ароматами теплые воздушные потоки гуляли под сводами дворца, а сады поставляли океаны цветов. Все же остальное время в огромных окнах заброшенных комнат свистел ледяной ветер. Всю долгую зиму все двери и окна были занавешены толстыми коврами, превращающими день в ночь для обитателей дворца. Бесконечные обозы с дровами тянулись из густых горных лесов для поддержания огня в каминах. Но и тогда тепло поднималось вверх, зависая под потолком, а сами комнаты и их обитатели, особенно легко одетые рабы, так и тряслись от холода.

С того момента, как принц решил использовать мои умения, этот дворец превратился для меня в целую вселенную. Рабы редко попадали за пределы выстроенного специально для них помещения. Нас приковывали на ночь, а днем следили за каждым нашим шагом. Поэтому дворец на самом деле стал для меня огромным миром, в котором встречались интересные люди и происходили интересные события.

Зерун, тот раб, которому поручили ознакомить меня с правилами, принятыми за дворцовым столом, был уверен, что произошла ужасная ошибка.

— Эззариец, клейменный беглый раб, будет прислуживать за столом принцу и его гостям? Невероятно. Его высочество уж точно не похвалит нас за такое, он не допустит к себе раба с такой физиономией. У тебя даже фензеев нет, — он задрал мою тунику и уставился на мои шрамы. — Я так и думал… Беглый варвар. Невероятно. Какое ужасное недоразумение.

Ему трижды подтвердили приказ принца, прежде чем он рискнул поверить. Вся проблема была в том, что он был базранийцем, а это означало, что он ставит себя гораздо выше уровня обычного раба. Базранийцы были поклоняющимся лошадям народом пустыни. Они имели несчастие пятьдесят лет тому назад случайно убить принца Дерзийской Империи, когда пытались свергнуть своего собственного тирана. Несмотря на культурные и кровные связи, а так же на военное союзничество с Базранией в течение трехсот лет, дерзийцы не пощадили ни одного города, ни одной деревни базранийцев. Они убили или обратили в рабство всех мужчин, женщин и детей этой страны. И теперь базранийцы верили, что они неотъемлемая часть каждого дома в Дерзи, и заботились о сохранении дерзийских традиций больше самих дерзийцев.

— Застольные традиции дерзийцев весьма благородны и необычны. Ну откуда тебе знать, как именно следует подавать их деликатесы? Что ты понимаешь о ритуале омовения рук или в том, как наливать…

— Зерун, я служил в четырех дворянских семействах Дерзи, и дольше всего одному барону из Дома Горуш, который славится своей особой приверженностью к традициям. Я знаю, как класть мясо на лепешку. Я знаю, как следует стоять за подушкой гостя, как обслуживать его не касаясь руками. Я умею наливать назрил через ломтик лимона и не уронить при этом лимон в чай. Я прекрасно знаю, что гостю возбраняется предлагать мясо, сыр или яйца, если его нож лежит поперек тарелки. Ты только скажи мне, чем стол принца отличается от прочих столов в знатных домах. Ведь если я ошибусь, от последствий пострадаем мы оба.

Это вроде бы убедило его, хотя он всячески подчеркивал свое отношение ко мне, стараясь не дотрагиваться до меня в разговоре, и всем своим видом давая понять проходящим мимо рабам, что я низший из низших и не заслуживаю доверия. Я уже понял, что не будет никакой разницы, останусь ли я жить, заключенный в подвале дома для рабов, или стану спать прикованный вместе со всеми. Доверие в мире рабов вещь крайне хрупкая, восстановить его почти невозможно, потерявший его становится изгоем. Я не винил их. Я и сам потерял доверие к кому-либо много лет назад. А Зерун оказался хорошим учителем. К тому моменту, как рабыни застелили низкие столики узорчатыми скатертями и расставили на них золотые тарелки, принесли кувшины с вином и разложили ряды только что ароматизированных подушек, я уже знал все особенные привычки принца.

О заговоре, устроенном Александром, я не думал. Когда пробил тот самый час, что он назначил для начала действий, я был озабочен лишь тем, чтобы донести до его стола поднос, уставленный двадцатью одной мисочкой подогретой ароматической воды. В одной из гостиных были поставлены три стола. Стол принца, накрытый на двадцать одну персону, стоял на небольшом помосте. Похоже было, что принц пригласил в свидетели расправы человек шестьдесят-семьдесят, приблизительно на такое количество гостей были накрыты остальные два стола. Холодный ветер волновал пламя свечей, слуга закладывал дрова в огромный камин в углу комнаты за помостом. Тот, кто будет сидеть на левом конце стола, поджарится, тот, кто сядет справа, заледенеет.

Минут через пятнадцать после назначенного времени разодетые и украшенные драгоценными камнями дерзийские мужчины и женщины начали заполнять комнату, ссорясь друг с другом из-за мест за двумя нижними столами.

В доме барона развлечения были не приняты, то же самое было и в доме моего предыдущего хозяина, более чем неудачливого торговца, который просто не мог позволить себе приемов. Так что прошло около пяти лет с тех пор, как я в последний раз видел такое большое общество. Оно смущало меня, и я старался отвлечься, слушая обрывки разговоров и надеясь узнать что-нибудь о Доме Мезраха. Несомненно, уже должны были просочиться слухи о казни одного из членов семейства или о странном приглашении принца, посланном лордам Мезраха. Однако я не слышал ничего, кроме догадок о том, кого посадят за верхний стол, какой даме оказывает предпочтение принц в этом месяце и когда он займется, наконец, организацией зимнего Дар Хегеда, собирающего всю дерзийскую знать, собственно, именно ради этого Александр и приехал в Кафарну.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru