Пользовательский поиск

Книга Пожиратель тени. Содержание - 6. СМЕРТЬ НА ТЕМНОМ БЕРЕГУ

Кол-во голосов: 0

— Слепые боги! — Бройдо подобрался к выходу и вздрогнул от пронизывающего холода. Среди дыма комет и звездных паров сияющей галькой разметались планеты. Эльф пополз обратно к товарищам, мигая от страха. — Мы падаем!

Бульдог горестно взвыл, поняв, что послужил приманкой.

— Азофель, ради богов! — Рик поднял к свету обрамленное бородой лицо. — Что нам делать?

— Ничего, — ответила вместо него Джиоти полным безнадежности голосом. — Мы упали с края Ирта и будем падать вечно.

6. СМЕРТЬ НА ТЕМНОМ БЕРЕГУ

Из «Империи Тьмы» доносился грохот оглушительной музыки. Лысые музыканты в кожаных куртках с заклепками, сидя в клетке над танцевальным залом, выколачивали бешеные звуки. Внизу бурлила плотная толпа, вертясь среди лучей лазеров и стробоскопов.

Оркестр наполнил воздух ошметками грома и скрежещущим визгом, и весь танцзал внизу ритмически дергался под изуродованную мелодию боли и утраты, превращенную в грохот вибрирующего металла.

Экстатическое страдание возносило гнев и боль толпы к небесам, и пронзительная музыка перекрывала пение заклинаний, поднимавшихся снизу из нутра города. В подвале здания перед наковальней алтаря стояли на коленях тринадцать обнаженных тел с пустыми глазами и исполняли жаркие гудящие песнопения.

Даппи Хоб возглавлял это собрание, расхаживая перед алтарем, и его ритуальные слова были еле различимы за грохотом электроинструментов сверху.

В темной нише, служившей еще и туннелем Чарма в Габагалус, сидел форпост Даппи Хоба на Ирте — Котяра. Это Даппи Хоб его туда поместил. Сначала пленник думал, что его посылают обратно на Ирт, но путь Чарма остался закрытым. Сидя в нише и глядя на поющих скелетоподобных причетников, Котяра сообразил, что его снова воткнули сюда в качестве антенны.

Единственным источником света в подвале была тускло поблескивающая ртутная чаша в алтаре. Зеленые глаза Котяры ясно видели даже в этом неверном свете, и он разглядел, что круг причетников был составлен из городских отбросов, живых зомби — тощих и голодных, со спутанными волосами и стеклянными глазами. Семь женщин и шестеро мужчин стояли перед алтарем тьмы, повинуясь демону.

При виде судьбы, на которую демон обрек эти бессчастные души, омерзение шевельнулось в душе человеко-зверя. Ему как волхву было противно, что сила питалась чужими жизнями как горючим, и сам он никогда таких отвратительных ритуалов не практиковал. Когда забрезжит нечистый рассвет, эти люди разбредутся по улицам города, выпрашивая подаяние, пока хозяин снова их не призовет.

Котяре не терпелось, чтобы рассвет наступил поскорее. Он беспокойно ерзал в вонючем подвале, пока Даппи Хоб не стал вертеть хрустальную призму, и тошнотворные запахи не ослабели и не исчезли. Темнота засияла с силой транса, скрыв певцов и стены остекленевшего камня и открыв…

…Бульдога, Джиоти, эльфа Бройдо и лысого, высохшего, розовобородого кобольда. Их прижало к стене пещеры — ас ними был кто-то высокий, лучистый, с волосами как солнечный свет…

Котяра вырвался из транса. В ноздри ударила трупная вонь, и он увидел Даппи Хоба. Демон расхаживал среди зомби, хлопая полами черного одеяния. Вращающийся камень плавал перед ним в воздухе, указывая путь среди поклоняющихся, собирая силу их распадающейся сути, а тела их при этом медленно падали в неживую безымянность.

Радужный свет уколол глаза Котяры, и снова он увидел старого кобольда со стрелой в груди и золотой связкой хрустальных призм на шее. Рик Старый! С удушающим и бессильным гневом Котяра понял: Даппи Хоб захватил Ожерелье Душ!

Сообразив, что мерзкий ритуал зомби каким-то образом притянул Ожерелье Душ через Бездну на Темный Берег, к Даппи Хобу, Котяра рванулся прочь из транса, борясь с его сновидческой силой. Очнувшись снова в темном вонючем подвале, он заставил себя оттолкнуться от ниши. Мысль была такая: если удастся ударами раскидать несколько зомби, может быть, тогда получится нарушить чары демона и дать друзьям шанс спастись.

Решительно стиснув зубы, Котяра встал. Даппи Хоб возник перед ним горой, черные глаза блеснули отражением вращающейся призмы, радужный веер открылся в глазах Котяры и превратил его мозг в протуберанец белого света, который бросил его обратно в нишу, в глубину транса, наведенного Даппи Хобом…

Резкий луч света блеснул на оковах Бульдога, они лязгнули и спали. В следующий миг луч стал шире, остыл, складываясь в образ Азофеля. Он был одет в белую мантию, на которую невозможно было смотреть из-за яркости, и ее свет заливал рысье лицо с дьявольскими раскосыми глазами.

— Надо собраться с Чармом, который у нас есть, — предупредил Лучезарный. — Скоро мы ударимся о Темный

Берег. То, что надо будет там сделать, потребует быстрых действий. Я, существо света, долго там не выживу.

— А мы-то переживем удар? — Бульдог сел, прислонившись к стене, потирая жезлом силы саднящие запястья. — У меня амулетов нет.

— Я с тобой поделюсь своими, Пес. — Джиоти стала развязывать куртку.

Бульдог отмахнулся:

— Тогда мы погибнем оба. Оставь свои амулеты себе, маркграфиня.

— Ты же можешь защитить нас, Азофель, — уверенно заявил Рик, становясь поближе к Лучезарному. — У тебя сила великанов!

— Я помочь не могу. — Азофель скрестил руки на груди. — Защитить кого-либо, кроме того, кому я послан был служить, — это истощит мои силы.

— Так истощи их! — приказал Рик Старый. — Слепые боги свели вместе нас пятерых, чтобы мы служили безымянной владычице. Жертвовать этими жизнями, когда есть возможность спасти их, мы не можем.

Азофель шагнул в сторону, горестно качнув головой. Если бы он пожелал, он мог бы шагнуть прочь из этого сна. Он, существо света, был обречен делать то, что было правильно — а правильным ему сейчас казалось вернуться на Край Мира и доложить госпоже. Ей надо сказать об истинной природе создания тени, о злой воле Даппи Хоба, о силе, которую он накопил в темных глубинах ее сна. И тогда для победы над почитателем дьявола будут призваны другие стражи…

Но он не ушел из сна. Он знал, что если он доложит об истинном зле, проникшем в сон, безымянная владычица возмутится и почти наверняка пробудит отца ребенка. А это станет концом сновидения. Исчезнут миры и светлые, и темные. Когда-то, мрачно подумал про себя Азофель, такой исход был бы для него вполне приемлемым — тогда этот сон не был еще знаком ему. Но сейчас, познав среди миров слабость, испытав восторг выживания, он лучше понимал эти клочки сна, этих драгоценных маленьких эфемерид.

Призванный чем-то непривычно новым, чем-то похожим на сочувствие к этим несчастным созданиям тьмы, жаждущим света, он теперь жаждал иной, высшей справедливости.

Азофель подошел к краю пещеры и взглянул на крошечные звезды в черноте Бездны. Четверо смертных почти наверняка погибнут на Темном Берегу, и мысль об их смерти была невыносима — особенно о смерти эльфа и кобольда, с которыми он понял прелесть жизни этих созданий из сна. Но если дать им погибнуть, это сохранит ему силы и даст надежду уничтожить Даппи Хоба и спасти все миры.

— Азофель думает только о своей цели, — объяснил товарищам старый кобольд. — А мы должны защитить себя сами. В Ожерелье Душ неимоверное количество Чарма. Будем держаться вместе, и я разделю его с вами.

— Нет. — Азофель протянул кобольду сияющую руку. — Сантименты ставят под угрозу нашу миссию. Идем, Рик Старый. Наша цель — найти создание тени — ждет нас внизу, на Темном Берегу.

— Я не брошу друзей… — начал Рик, но тут огненная рука Азофеля высунулась из запястья, рассыпая искры, схватила кобольда за Ожерелье и отбросила прочь. В следующий миг Лучезарный и кобольд выпали из пещеры во тьму. Лучистой силы Азофеля должно было хватить, чтобы невредимыми пронести обоих через атмосферу к поверхности.

Бройдо подобрался к краю, желая прыгнуть за ними, но сила тяжести отбросила его назад.

— Пусть летят, эльф. — Бульдог схватил его за плетение рубашки и удержал на месте. — Один уже мертв — а другой не из наших миров. Мы за ними в пропасть прыгать не можем.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru