Пользовательский поиск

Книга Пожиратель тени. Содержание - 5. ЗАПАДНЯ ДАППИ ХОБА

Кол-во голосов: 0

Эту идиллию прервали крики с озера, и призрак растаял. Сначала Котяра увидел разбегающихся бегунов и роликобежцев, а потом заметил, кто за ними гонится. Гномы, белые, одетые в тусклый металл, то появлялись, то исчезали над сугробами, окружавшими озеро.

Котяра бросился бежать со всех ног. Его опережали инстинкты, ощупывая контуры тропы, неровности почвы, кусты.

Он не маскировался, надеясь отвлечь людей с пути наступающих гномов. Шляпа слетела, пальто распахнулось. Матери с криком закрывали своим телом детей. Гуляющие с собаками отскакивали назад, удерживая натянутые поводки. Кое-кому из собак удавалось сорваться с поводка и броситься в погоню, но за Риисом им было не угнаться.

Он кинулся вверх по склону без дороги, уводя гномов от людей. Он еще успел взбежать на гребень, заросший жесткой травой, когда долетевший до него топор запутал ему ноги и уронил плашмя на землю.

Гномы высыпали из кустов и схватили его. Бешено шипя, Котяра отбивался руками и ногами и угомонился только после удара древка между глаз.

5. ЗАПАДНЯ ДАППИ ХОБА

Держа призму двумя пальцами, Даппи Хоб рассматривал ее на фоне облачного неба. Тусклое зимнее солнце застряло в ее гранях.

«Что такое душа?» — подумал он про себя.

Даппи Хоб сидел на краю крыши над Рид-стрит и держал призму так, чтобы блики отраженного света играли на толе у него за спиной. Один блик коснулся Котяры, распростертого навзничь на крышке вентиляционного люка, и человеко-зверь очнулся.

— Что такое душа, как не форма, сама себя создающая? — спросил вслух Даппи Хоб и улыбнулся через плечо своему пленнику.

Котяра сел, держась за голову — она раскалывалась.

— Больно? — Юноша поднял призму повыше и покатал между пальцами. — А ведь тебе повезло, что я питаюсь болью.

Пульсация в голове Котяры стихла. Он встал, тело было легким и воздушным.

— Где Лара?

— Она погибла, — рассеянно произнес Даппи Хоб, поднося призму к глазу. — Ее зарубили аборигены на Снежном Хребте в Папуа — Новой Гвинее. Ты там был, Риис. Ты должен помнить.

В груди Котяры теснился гнев.

— Что ты сделал с ее призраком?

— Призраки приходят и уходят. — Радужные блики окрашивали бледное лицо Даппи Хоба. — Ты же знаешь, как это бывает с мертвецами. Сначала ты их видишь, потом перестаешь.

С утробным рычанием Котяра прыгнул, выставив когти и оскалив клыки.

Даппи Хоб не шевельнулся. Он только произнес:

— Остановись.

Боль ударила Котяру изнутри и бросила на толь крыши. Он задергался, как пламя свечи на ветру, почти потеряв сознание. И боль исчезла.

— А могла и не исчезнуть, — сказал Даппи Хоб, все еще не отрываясь от призмы. — Могла длиться, длиться и длиться. Ты это знаешь. Я открылся тебе в Габагалусе. Это не была галлюцинация — разве ты не помнишь? Или решил забыть? Я — демон, который выбрал эту планету своим обиталищем и обитает здесь уже больше шести тысяч лет. Ты в моем царстве, Риис Морган. Что хочешь забывай, но не забывай этого — или боль будет длиться, длиться — и длиться снова.

— Убей меня.

Котяра скрипнул зубами, подтягивая все тело для отчаянного прыжка. Он не мог не действовать: на расстоянии удара когтя от него сидел кровожадный демон истории, жаждущий душ других миров. С треском разорвался толь, когда Кот прыгнул и полоснул когтями.

Изображение Даппи Хоба развеялось как дым, и прыгнувший Котяра пролетел сквозь эту иллюзию за край крыши. Он полетел без крика, вниз вдоль стен Трибеки к твердому бетону. Мелькнули мимо слепые окна, в масляной лужице отразились увеличенные метки зверя, размытые скоростью падения.

От удара он разлетелся брызгами яркой крови и осколками черепа.

Молния боли вырвала его из сна падения, и он очнулся на толе крыши на расстоянии удара когтя от безразличной спины Даппи Хоба.

— Длиться и длиться, — напомнил демон.

В бессилии выпустив и втянув когти, Котяра поднялся на колени. Шерсть на голове спуталась, на круглой морде блестели капельки пота.

— Я не буду тебе служить, — выдавил он сквозь стиснутые зубы. — Сначала сломай меня.

— Я ведь тебе говорил, Риис, — ты уже мне служишь. — Даппи Хоб рассматривал хрустальную призму как подозрительный ювелир. — Подумай сам. Я нашел то, что искал — ты сам принес мне этот наговорный камень, спасибо. Не говоря уже о том, что ты был незаменим как антенна. Без тебя мы бы никогда не увидели Светлый Берег так ясно. Да вот, посмотри сам.

Даппи Хоб отодвинулся от края крыши и повернул призму в пальцах. Вспыхнули блики, иглы радуг пронзили зрачки Котяры и сплели в темноте его мозга видение Ирта.

Хрустальная призма соединила Котяру и Даппи Хоба со своими товарками на той стороне Бездны: с Ожерельем Душ на шее Рика Старого. Кобольд брел под сводами туннеля

Чарма. Рядом с ним как столб молочно-белого света стоял Лучезарный.

— Пойдем, Азофель! — Рик махнул рукой тонкому лучу света. — Бройдо там, впереди. Я слышу вопли гномов.

— За нами наблюдают, — раздался тихий голос Азофеля из узкого сияния.

Рик Старый пригнулся и огляделся. Далеко впереди гномы разрывали безмолвие пронзительными криками боли.

— Я чувствую лишь умирающих гномов.

— За нами наблюдают издалека. — Азофель висел гигантской неоновой лампой, тускло озаряя грани каменных стен. — Погляди на Ожерелье Душ.

Кобольд посмотрел на кристаллы, висевшие нитью у него на груди. Оттуда на него глянули козлиные глаза.

— Что это?

— Даппи Хоб, — произнес голос Азофеля почти неслышно. — Гляди — и ты увидишь, как он смотрит на нас.

Сквозь хрустальные призмы Рик Старый различил крошечные фигурки в агатовой тьме козлиных глаз. На крыше, на фоне пейзажа унылых кирпичных домов и стеклянных башен, почти лишенных примет, стояли двое. Приглядевшись, кобольд заметил на одном из них звериные метки кота — кожу света, которую волхв Риис Морган на себя надел. Впервые этот аспект создания тени Рик видел в кристалле Лары на Неморе.

Холодный страх кольнул кобольда в сердце — Рик увидел хрустальную призму в руках второго человека, юноши в темной рубашке, со спутанными волосами и черными дырами глаз.

— Вижу Рииса Моргана с его метками зверя, — сказал Старый Рик, чуть не упираясь курносым носом в Ожерелье. — А с ним другой — молодой человек, который держит призму Лары.

— Это Даппи Хоб. — Глядя на дьявола, Азофель почувствовал, как его свет тонет в великой ночи. — Я смотрел на него снаружи этого сна. Хотел увидеть его цели, но не смог.

— Что такое? — Отвлеченный дальними криками гномов, Рик бросил на Азофеля нетерпеливый взгляд. — Что ты хочешь этим сказать, Азофель?

— За нами наблюдает почитатель дьявола — и у него есть тайна.

Кобольд шагнул ближе к тугому шнуру света.

— Какая тайна?

— Этого я не знаю. — Направленная в Даппи Хоба сквозь сновидение энергия Азофеля стекала через темное пространство в черный холод спящей земли. — Он хозяин тьмы. У него есть тайна, страшная тайна, которую он хранит от меня в такой тьме, куда мой свет не может проникнуть.

— Тогда как ты вообще знаешь, что у него есть тайна? — Кобольд уперся руками в бока и вопрошающе посмотрел на длинный столб света. — Азофель, с тех пор как мы покинули Немору, ты какой-то… далекий. Ты ни разу не показал лица. И не говори мне, будто дело в том, что наше задание никак не кончается. Ты мрачный, потому что это создание тени сидит на Темном Берегу, где тебе его не достать.

— Нет, тут дело серьезнее.

Серые глаза Рика раздраженно сверкнули.

— И что теперь? Слушай, если хочешь уйти из этого сна и вернуться к нашей владычице — скатертью дорога. Я пойму. Я сам найду здесь Бройдо.

— Тише, кобольд! — Лучезарный разозлился не меньше старого кобольда. — Я — создание света. От всей души я хочу сделать то, что мне поручено пославшей меня. Но как я могу действовать верно, если мне не удается заглянуть в самые темные углы этого сна?

— Тебе просто нужен предлог, чтобы смыться. — Рик уронил руки и повернулся к Лучезарному спиной. — Так иди себе. Поговори с безымянной владычицей и узнай, зашевелился ли ее младенец.

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru