Пользовательский поиск

Книга Пожиратель тени. Содержание - Часть четвертая ИМПЕРИЯ ТЬМЫ

Кол-во голосов: 0

Котяра дрожал от глубинного ужаса. Чтобы собраться с мыслями, сдержать панику, он вслух произнес утешительную мысль:

— Магия, которая опоганила эти миры, — это твоя магия, а не моя.

— Твоя магия — это моя магия, Риис Морган. — Высохший старик костлявой рукой ткнул себя в грудь. — Я послал тебя на Ирг. — Он судорожно вздохнул и попытался выпрямиться. — Ты сам — часть моей великой магии. И ты служил мне хорошо — хотя и поневоле. — Он махнул рукой ведьмам, и они помогли ему встать на дрожащие ноги. — Знать, что ты не виноват в зверствах гремлина и его змеедемонов на Ирте — достаточная для тебя награда за причиненную боль?

Разум Котяры полыхал языком пламени, обжигая ясностью. Мысль о том, что он был пешкой в руках чудовищного демиурга, демона, подавлявшего миры и пожиравшего жизни, угнетала сознание. Усилием воли Котяра заставил разум работать, чтобы понять чудовищность того, с чем он имел дело.

— А создательница миров? — спросил он чуть слышно. — А дитя, не шевелящееся в ее чреве? — Он вгляделся в погибель, замаскированную под немощного старика. — Это правда?

— Более, чем мы.

— Значит, это все — ее сон? — Котяру согрела мысль о существе более великом, чем демон и его голод. — Вселенная, которую мы знаем, — сон беременной женщины?

— Сны внутри снов, Риис Морган. — Согбенный старик зашаркал к выходу в сопровождении ведьм. — Теперь пойдем. Обо мне мы достаточно болтали, теперь я хочу показать тебе нечто твое.

Люк выпустил их в обширную переднюю с привинченными к стенам скамьями и замшевыми креслами. Продолговатые иллюминаторы поблескивали голубыми отражениями из царства русалок. Лишь когда женщины под вуалями пристегнули Даппи Хоба к креслу, Котяра понял, что находится внутри какого-то экипажа. В тот же миг из-под пробкового пола донесся треск двигателя.

Котяра, следуя примеру ведьм, пристегнулся красным амулетным шнуром, и Чарм удержал его на месте, когда корабль отцепился от подводного обиталища. Мелькнули машущие руками русалки, и через миг в иллюминаторах закипела морская пена и отхлынула, открывая дневное небо. Прославленные пейзажи Габагалуса раскинулись под Извечной Звездой, и в небе белыми розами висели клочки облаков.

Дневной жар выжег остатки коричневой оболочки водорослей подводной ночи. Высокие поля красного мха наклонились над скользкими желтыми посевами сусла и зелеными лужайками кресс-салата. Среди мокрых полей островами возвышались мирные деревни с ветряными мельницами. Палисадники пригородов соседствовали с плодовыми садами и сельскими дорогами, расходившимися по блестящей земле на целые лиги — до дальних поселков.

— Это сусло наводит телепатический транс и ценится во всех мирах, — тихо сказал старик, прикрыв глаза и трясясь немощным телом от вибраций машины. — Но растет это сусло только в Габагалусе. Вот почему империя и пришла к этому дальнему краю творения.

— Куда мы летим? — Котяра прижался лицом к иллюминатору и увидел ракетную площадку с серебристым лайнером, готовым к взлету.

— На Темный Берег.

Котяра рванулся с сиденья, и красный шнур натянулся вокруг талии, удержав его на месте.

— Я не хочу улетать с И рта!

Старик ничего не ответил. Он лишь глядел в иллюминатор на дальний город из хрустальной филиграни.

— Ты знаешь, что Ирг — дикая планета. Цивилизация ее толком не тронула, даже в Габагалусе. Слишком много здесь полагаются на Чарм, чтобы чего-то достичь. — Легкое мерцание в отверстиях глаз выдавало тень юмора. — Но на Темном Берегу — да, там, где нет Чарма, где холодная тьма правдоподобнее света, наверняка возможны великие достижения.

Узловатые, похожие на кораллы горы поднимались за иллюминаторами. Зеленая резиноподобная слизь пятнами лежала на дырявых камнях и в трещинах. На грубых гранях известнякового обрыва поднимался воздушный причал с тросами и гнездами для кораблей. Туда и причалил несущий Котяру корабль с резким металлическим щелчком и звоном, которые умолкли вместе с затихающим двигателем.

Ведьмы отстегнули старика, и он с трудом встал.

— Идем, Риис Морган. Пора возвращаться домой.

— Я не хочу улетать с Ирта. — Котяра отстегнул шнур и вылез вслед за Даппи Хобом и его ведьмами. — Зачем ты отсылаешь меня обратно?

— Вечно это «зачем», — донесся голос Даппи Хоба очень издалека.

Котяра вышел на уступ из угля и селитры. На краю синей бездны стояла мускулистая лохматая фигура Бульдога на фоне прозрачной Лары.

Котяра ошеломленно заморгал — и они исчезли. Одним прыжком он бросился к краю и увидел, как они падают в пустом воздухе, извиваясь угрями.

Он яростно обернулся, пылающим взглядом ища Даппи Хоба. А старик стоял прямо у него за спиной. Легким толчком он спихнул Котяру за край. Тут же его подхватила мощная рука ветра, и Даппи Хоб исчез где-то вверху. Сгинули узловатые зеленые пики, синее небо стало шире, темнее, растворилось в ночи — и Котяра рухнул в холодный безбрежный туман светящегося звездного дыма и кометных хвостов.

Часть четвертая

ИМПЕРИЯ ТЬМЫ

Нет свободы от нашей свободы.

Висельные Свитки, Отрывок 2 стих 16

1. РАБОТА ДЬЯВОЛА

Империя Тьмы» — было написано красными буквами вокруг стилизованной козлиной головы, начерченной на мостовой перед бывшим складом в Нижнем Манхэттене. На металлическом крыльце под двойной стальной дверью спал завернувшийся в картон бродяга. На двери не было никаких знаков, только маленькая обращенная пентаграмма, нарисованная волосяными алыми штрихами. В середине обращенной звезды замочную скважину прикрывал глазок, и если бы кто-то мог заглянуть в него снаружи, то увидел бы пустоту: голый бетонный пол и железные столбы, тускло освещенные уличным светом из зарешеченных окон.

Сегодня ночью здесь собрались несколько сотен гуляк по тусоваться под громовую музыку, исполняемую вживую оркестрами на сетчатой платформе, подвешенной прямо над танцующими. В стробированном свете мелькали пол и потолок, тени метались по толпе. От грохота с потолочных балок осыпалась ржавчина.

Для Котяры это место воняло кислым — едкой смесью острого пота, застарелой мочой и заплесневелым кирпичом.

По каменным ступеням он вылез из тьмы, куда его столкнул Даппи Хоб. Секунду назад он беспомощно кувыркался в Горнем Воздухе в звездной пустоте Бездны. Его сковывал беспросветный холод. И вдруг он со стоном упал на каменный пол — как будто выпал из кровати во время кошмара.

И успел заметить зеленые сандалии Даппи Хоба, подмигнувшие с каменных ступеней. Это было его последнее воспоминание. Снаружи ворвался уличный шум, ноздри обожгла бензиновая вонь машин, но Котяра не стал оглядываться. Он выкатился из тьмы и полез по ступеням за зелеными сандалиями.

Наверху лестницы Котяра остановился и заморгал на утренний свет, разрезанный решетками теней. Под потолком висел экран из металлических листов. Человек в зеленых сандалиях, стоящий в тени, улыбался странно и молодо. Шапка спутанных волос стояла торчком над круглым, чистым, юношеским лицом.

— Помнишь меня? — спросил молодой человек голосом Даппи Хоба, только звонким и чистым. Он стоял, небрежно прислонившись к железному столбу, скрестив руки на груди в черной с золотой отделкой рубахе. Небольшие угольно-черные глаза весьма недружелюбно свидетельствовали, что их владелец куда старше и мудрее, чем кажется с виду. Недвижные, зияющие дыры тьмы отсвечивали почти ультрафиолетовым сиянием. — Это моя маска человека. Как тебе? Может быть, слишком молодо? Очень неопытный вид. Но таково преимущество молодости — она обезоруживает.

От юноши пахло не сильнее, чем от миража, и это озадачило Котяру.

— Ты — ты Даппи Хоб?

— Да, на Темном Берегу я сильнее, я же тебе говорил. — Он ласково улыбнулся. — Не люблю бывать в Габагалусе — я там слишком стар. Но дело того стоило, можешь мне поверить.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru