Пользовательский поиск

Книга Пожиратель тени. Содержание - 9. ДАППИ ХОБ

Кол-во голосов: 0

9. ДАППИ ХОБ

Котяра вытерся, и просохший мех распушился. Котяра оглянулся, ища, куда положить мокрые полотенца. Потом снова посмотрел на старика в проволочном кресле, уставившегося на него будто дырами глаз, пробитыми в маске сморщенной кожи.

— Брось их на пол, — велел старик, еле шевеля отвисшей челюстью. — И садись сюда.

Рука в синих жилах махнула в сторону такого же кресла.

Человек-зверь сделал, как ему сказали, и сел среди зайчиков утреннего света от поверхности бассейна. Нос его чуял запах разлагающегося тела старика.

— Так ты Даппи Хоб — почитатель дьявола?

— Когда-то я поклонялся дьяволам. — Старик сидел совершенно неподвижно в черной рубахе с золотой отделкой, ноги в зеленых сандалиях стояли как мертвые, высохшую кожу усеяли старческие пигментные пятна. — Теперь дьяволы поклоняются мне.

Котяра поерзал в неудобном кресле, оглядывая подводную камеру в поисках этих дьяволов. За выпуклыми прозрачными стенами вертелись русалки. Внутри, сквозь прозрачное дно бассейна, тоже виднелись русалки.

— Спокойное место для почитателя дьявола. Ты здесь живешь?

Мешки под глазами старика были как капли оплавленного воска, и они дважды вздрогнули, а потом он сказал:

— Ты не хочешь знать, зачем я тебя сюда доставил?

— Если ты Даппи Хоб, даже и думать боюсь. — С мрачным любопытством Котяра смотрел на старика, постукивая когтем по проволочной сетке кресла. — Я думал, у тебя будет вид более… внушительный.

— Я стар. Очень стар.

Краем глаза Котяра уловил движение в открытом люке за рядом пустых проволочных кресел на той стороне бассейна. Там появлялись и исчезали какие-то фигуры с лицами под покрывалом.

— А почему ты не воспользовался Чармом, чтобы снова стать молодым?

— Воспользовался. — Серая тень мелькнула на лице старика. — Вот настолько этот Чарм и может меня омолодить.

— Не понял. — Котяра не верил этой мумии и не пытался этого скрыть. — У тебя такой вид, будто ты вот-вот помрешь.

— Вполне может случиться, — согласился надтреснутый голос. — Вот почему мне все время нужен уход. Этому телу больше двух миллионов дней.

Котяра внимательней всмотрелся в восковую кожу, в паутину волос вокруг лысины, в мутные глаза.

— Что ты обо мне знаешь? — спросил Даппи Хоб, хрипя и щелкая изношенными легкими.

— Только слухи.

— Какие?

— Гномы, которых ты создал из червей, низложили тебя и бросили в Бездну. — Котяра пожал плечами. — Это если ты говоришь правду и ты действительно Даппи Хоб, а не чья-то дурацкая шутка. Все считают, что Даппи Хоб — это миф. Но когда в Заксаре появились гномы, маркграфиня Одола обнаружила, что командуешь ими ты — и сами эти гномы то и дело распевали как заклинание — «Даппи Хоб».

— Обнаружила? — Кожистые веки упали на глаза. — Как?

— Глазами Чарма — амулетами, — откровенно ответил Котяра, не видя причины таиться или лгать. — Она увидела, что ты каким-то образом вернул себе власть над взбунтовавшимися гномами. А как ты это сделал? — Котяра подался вперед на стуле. — И зачем?

— Расскажи сам.

Одним небрежным движением, взмахом руки Котяра мог бы перебить хрупкую шею старика. Но это казалось слишком легким, и Котяра пока оставил эту мысль и стал думать, зачем Даппи Хоб — или кто бы ни был этот умирающий — стал задавать такие вопросы. Явно он хочет выведать, что известно его пленнику.

— А почему ты не читаешь мои мысли приборами Чарма?

— Неаккуратно. — Скрюченные руки затрепетали на коленях, возбужденные этой мыслью. — Если я так сделаю, твоя кожа света может лопнуть. А это плохо.

— Почему? — Котяра встал. — Ты боишься, что я против тебя пущу в ход свою магию?

— Твою магию? — Даппи Хоб жутко засмеялся, и вдохи его звучали резко, как птичий крик. — Твою магию? А, понимаю. Понимаю.

Казалось, его напряженное тело облегченно обмякло.

— Мне известно куда меньше, чем ты думал? — вдруг понял Котяра, разозлившись на собственную глупость.

— Ты умен, Котяра, но увы — не так умен, как я боялся. — Ладонь дрожащей руки подплыла к слезящемуся глазу. — Садись. Не стесняйся, садись на ковер, если хочешь. Но сядь, сядь. Расскажи мне все, что тебе известно, и за это я вознагражу тебя добротой.

Котяра не сел. Собственное невежество перед этим смеющимся стариком выводило его из себя. Ему было досадно, что он не знает, как поступить с этим еле дышащим существом. Но, взяв себя в руки, Котяра произнес:

— Добротой? Это от почитателя дьявола?

— Сядь! — Голос Даппи Хоба вырвался как язык пламени, и смеха в нем уже не было. — Не дерзай противоречить мне, тварь!

— А почему бы и нет, старик? — Котяра обращался к желтой лысине старика, к прозрачно-восковым большим ушам. — Или ты хочешь заставить меня сидеть — как дрессированную собаку?

— Если понадобится.

— Правда? — Котяра нагнулся над кукольной фигуркой, и запах разложения старческой плоти стал сильнее. — А я не хочу быть дрессированной собакой. И подчиняться тебе не буду.

— Ты сбит с толку, Котяра. — Изъеденный временем профиль старика не шелохнулся, не глянули в сторону черные глаза. Казалось, он слишком устал, чтобы заметить рядом с собой оскал клыков. — Ты недостаточно знаешь, чтобы что-то предпринимать. Сядь.

— Не сяду. — Котяра обошел старика и сел перед ним на корточки, заглядывая в плоские черные зрачки. — Расскажи мне, зачем я здесь.

— Ты мне служишь, — ткнул в него изогнутым пальцем Даппи Хоб, и глаза у него были как у спрута. — Сейчас мне понадобилась твоя служба.

— Служить тебе? — Котяра выпрямился, снова обошел сидящего старика. — Я тебе служить не стану.

— Уже служил. — Морщинистая кожа на скулах трепетала в беззвучном смехе. — Это через тебя я связался с моими гномами.

— Объясни.

Еле слышное дыхание спросило:

— А надо ли?

— Гномы сбросили тебя в Бездну. — Котяра рискнул тронуть когтем сухое, сморщенное плечо старика. Оно казалось очень непрочным — болтающиеся жилы и кости. — Как ты мог там выжить? Ты посмотри на себя, ты же рассыпаешься на части.

— Я пережил падение на Темный Берег, — выдохнул Даппи Хоб. — О да, я был тогда куда моложе и полон огня.

И все равно еле выжил. Сотни тысяч дней понадобились мне, чтобы восстановить силу.

Словно ветерком внесло в комнату две фигуры под покрывалами. Это были целительницы из Сестричества Ведьм, одетые в традиционные серые с черным мантии — как у тех, которые ухаживали за больными и бездомными в трущобах Заксара. Они направились прямо к старику и стали успокаивать его, прижимая ему ко лбу амулеты из перьев и целебные опалы.

Даппи Хоб отмахнулся от них, и они отодвинулись, держась рядом, пока он снова не махнул рукой. Дамы под покрывалами удалились под шорох шарфов и подолов.

— Мою историю слишком долго было бы рассказывать, — тихо сказал Даппи Хоб, успокоенный действиями целительниц. — Скажу тебе вот что. Изгнанный на Темный Берег, я искал способ снова перейти Бездну и восстановить власть над своими гномами. Это стоило мне сотен тысяч дней тяжелой работы — построить волшебство, действующее через всю Бездну.

Риис стоял за спиной Даппи Хоба, и вид пятнистой лысины искушал желанием ударить. Но он снова сдержал себя и спросил:

— А почему стали бы подчиняться тебе гномы, свергшие тебя?

— Они не стали бы. Они вообще не хотели иметь со мной никакого дела. Мне надо было увеличить свою силу — и я нашел другого. Твоего учителя Кавала. Созданную тяжким трудом волшебную силу я использовал, чтобы заманить его на Темный Берег. Нет, я тогда не знал, что это будет он — просто нужен был кто-нибудь, достаточно отважный, который сумел бы добраться до Темного Берега и вернуться. Были и другие — они потерпели неудачу. Канал добился своего.

Имя Кавала заставило Котяру встрепенуться, потому что этого волшебника он глубоко уважал. Кавал служил отцу

Джиоти и пожертвовал своей жизнью и возможностью обитания в Извечной Звезде, чтобы выиграть время для других, кто выступил против Властелина Тьмы. Мысль, что Кавала использовал этот сморщенный человечек, была нестерпима.

54
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru