Пользовательский поиск

Книга Подняться на башню. Содержание - 5. ОХОТА НА ДУХА

Кол-во голосов: 0

— Не давай, — пожал плечами Аний и резким движением переломил меч. — Сам возьму.

По спине Уно холодной стайкой побежали мурашки. «Что угодно, — думал он, — я отдам что угодно, чтобы спасти малыша. Лишь бы не оставлять Лёлю одну. Я заплачу любую цену. Любую. Лишь бы остаться живым, лишь бы продолжать лечить».

Словно почувствовав настроение отца, Нои захныкал, размазывая слезы по чумазому личику. «Любую. Любую, даже…»

Уно вздрогнул, потрясенный пришедшей в голову мыслью. Медленно встал, выпрямился, успокаивающе кивнул Тилони.

— Так-то лучше, — одобрительно произнес Аний, — Что ж, ваше благоразумие меня несказанно радует. В путь?

— Погодите. У меня есть предложение — Уже начавший спускаться в подземелье Аний остановился и изумленно посмотрел на него.

— Взаимовыгодное предложение, — торопливо продолжал лекарь, — вам ведь все равно, чьими жизнями будет восстановлено равновесие?

— Хочешь предложить в качестве жертвы своих родителей? — усмехнулся Аний. — Или вон того старика нищего? Не выйдет. Кто нарушил гармонию, тому ее и восстанавливать.

— Я восстановлю сам.

Брови Ания поползли вверх. Тнлони озадаченно смотрел на лекаря.

— До сих пор я дарил жизни, но, очевидно, пришло время сменить профессию. Я буду помогать вам сохранять равновесие. На постоянной основе.

Некоторое время царило полное молчание. Потом раздался громовой смех.

— Ах, хитрец, — хохотал Аний, — вот уж чего не ожидал… Хитрец, хитрец… Подожди меня здесь. Думаю, твое предложение придется Ристагу по душе. Ему нравятся хитрецы.

Продолжая бормотать что-то под нос, он скрылся в подземном ходе. Уно подмигнул Тилони, прижал к себе сынишку и облегченно перевел дух. Жизнь по-прежнему была прекрасна.

— Они наступают! — Пронзительный голосок мальчишки-связного вернул Уно к действительности. — Мечники ихние идут! Штук тридцать!

— Тихо-тихо. Ты уверен, что нападающих так много?

— Амной клянусь, Матерью всего сущего, — скороговоркой выпалил юный связной. Его глаза возбужденно блестели. — До сорока твердо счет знаю.

Уно вздохнул:

— Ладно. Беги тогда, скажи Тилони, что я сейчас буду.

Он легко поднялся с земли и отряхнулся. Глядя вслед несущемуся во всю прыть пареньку, поправил повязку на левом глазу. Потянулся, мечтательно улыбаясь.

Атаман разбойников, широко известный под именем Лукавый Финик, по-прежнему очень любил жизнь.

5. ОХОТА НА ДУХА

Лукавый Финик пинком распахнул дверь и, продолжая со смаком описывать следовавшему за ним Тилони наиболее ценные вещи из последней добычи, ввалился и трактир.

— А этот кубок золотой — чудо, просто чудо, уж поверь мне! — вещал атаман разбойников. — Чеканочка — высший сорт, тонкая, изящная… И камешки со вкусом подобраны. Никакой тебе дешевой бирюзы и бериллов, только сапфиры — крупные, чистые, загляденье.

Хитролицый Тилони кивал и плотоядно улыбался. Его пальцы сгибались и разгибались, словно он пытался подсчитать сумму, которую можно получить за столь ценную безделушку.

Остальные «Мохнатые Тараканы» переступили порог трактира почти одновременно — они шли плотной группой, посмеиваясь в предвкушении выпивки и обильного ужина.

— …Целиком слопаю, зажарь меня Ристаг — вслух мечтал один из них. — И еще — блинов пятерную порцию. С медом и орехами!

Его товарищи поддакивали и разжигали свой аппетит, вспоминая все лучшие блюда, что им доводилось едать.

Не дожидаясь распоряжений хозяина, к постоянным и щедрым на чаевые посетителям уже спешили служанки.

— И кнут! — остановившись посреди трактира, ораторствовал Финик. — Плетение! Изгиб при ударе! Щелчок! За этот щелчок можно отдать последний кувшин вина в неурожайный год! Кстати о вине… Эй, девочки, тащите всего самого вкусного, и побольше. Только… — Он запнулся на полуслове, и его губы сами сложились в улыбку: — О-о-о! Кого я вижу! Старый друг!

Разбойник перемахнул через стол, пробежался по нескольким лавкам и бесцеремонно обнял изумленно хлопавшего глазами Хёльва.

— Привет, Финик, — с трудом поздоровался юноша, когда разбойник отпустил его.

— И тебе того же, — отозвался тот и поправил повязку на глазу. — Как погляжу, все по злачным местам ошиваешься?

— На себя посмотри, — буркнул Хёльв. — Только жрешь и пьешь.

Стоявший за его плечом Лэррен поаплодировал кончиками пальцев.

— Мальчик голоден, потому и хамит, — пояснил он. Единственный глаз Финика изучающе вперился в эльфа.

— Эге! Еще один старый знакомый.

— Мимолетный, — усмехнулся Лэррен. — Мимолетный, но запоминающийся.

— Лэррен Эрвалла — Лукавый Финик, — представил Хёльв. — Рыцарь Мерлок.

Разбойник широко улыбнулся. Эльф поклонился, прижав руку к сердцу.

— И Риль Арбигейла, — добавил юноша, кивая на подошедшую чародейку.

— Прекрасная женщина с кувшином вина! — воскликнул Финик. — Есть ли на свете более приятное зрелище?

Риль хмуро смерила его взглядом:

— Намекаете на то, что я должна вас угостить?

— Не смею. — Финик закрыл ладонью лицо, изображая стыдливый отказ, и попятился, отбивая поклоны.

Чародейка невольно рассмеялась. Поставила кувшин рядом с блюдом с пирожками и уселась на скамейку, закинув ногу на ногу.

— А вы, как я понимаю, человек противозаконной профессии? Придорожный рыцарь? — спросила она, оправляя выбившиеся из сапог брюки.

— Мастер вооруженного грабежа? — доброжелательно уточнил Лэррен.

Финик поднял руки:

— Мы предпочитаем называть себя наемниками, но… Вы меня раскрыли. Сдаюсь на вашу милость, грозная госпожа. Если бы мои ребята не были столь голодны, я бы, пожалуй, подхватил их под крылышко и бежал отсюда во все лопатки. Но, боюсь, бедняги слишком истощены.

В подтверждение его словам со стороны длинного стола, занятого Мохнатыми Тараканами, донесся слаженный крик;

— Порося! Порося! Порося!

— Три штуки? — уточнила служанка.

— Лучше четыре, — поглаживая ус, сказал один из разбойников.

— И яичницу с салатом — чтобы веселее ждать было, — добавил присоединившийся к соратникам Тилони.

Хвойные глаза Риль расширились.

— Это все ваши? — Она кивнула на весело гомонящих молодцев.

Лукавый Финик приосанился:

— Мои. Правда, хороши? Здоровые, красивые — как на подбор! — Он взял со стола кувшин и принялся его распечатывать.

— Хороши, — рассеянно согласилась чародейка. Ее взгляд скользил по лицам разбойников, губы шевелились.

— Вы полагаете, эйне ма… — подался вперед Лэррен. — Думаете, что можно бы…

— Здесь все? Сколько их? — перебила его Риль. Финик удивленно посмотрел на нее.

— Около трех дюжин. — Он налил всем вина и повернулся к Хёльву. — Итак, рассказывай.

Волшебница прищелкнула пальцами, словно ей удалось сложить трудную головоломку.

— Я вас нанимаю! — Она вскочила, опрокинув стакан. Красное вино растеклось по скатерти, закапало на пол. — Сколько?

— Что — «сколько»? — не понял Финик, отодвигаясь от подбирающейся к нему красной лужи.

— Сколько возьмете? Главарь разбойников отхлебнул из своего стакана.

— Смотря за что.

— За нападение на сестер Всемилостивой Амны.

— На монахинь?

— Именно.

Смех разбойника быстро стих: сковавшая лицо Риль гримаса неудовольствия могла бы выморозить и пустыню.

— Вам нужна помощь?

— Скорее ему. — Риль положила Хёльву руку на плечо. Лукавый Финик допил вино и внимательно посмотрел на юношу. Потом перевел взгляд на чародейку, на Мерлока, на сосредоточенного Лэррена и вздохнул:

— Похоже, дело серьезное. Выкладывайте.

Лес был сосновый, негустой, с частыми проплешинами полян и опушек. Он начинался сразу за дверями трактира — сперва совсем редкий, похожий скорее на городской парк. Через десяток миль деревья придвигались друг к другу, выше поднимался укутанный снегом подлесок, и широкая, натоптанная дорога разбивалась на несколько троп поменьше.

67
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru