Пользовательский поиск

Книга По закону перелетных птиц. Содержание - ГЛАВА 4

Кол-во голосов: 0

– Предлагаешь туда залезть? – скептически осведомился Григ.

– А у тебя есть другие варианты? – язвительно повторила Лерга его любимую фразу.

Она подошла поближе, попробовала пальцами раздвинуть щель, как будто отгибая кусок картона. Та податливо приоткрылась, не приглашая, но и не препятствуя пройти.

– Дай, я первый, – решительно оттер ее Григ, смело хватаясь за края и перешагивая за «холст».

– Вот они, манеры! – мрачно пробурчала себе под нос Лерга, проскальзывая следом.

ГЛАВА 4

«Дураки, спрашивается – или еще чего похуже?! – смутно проносится в голове у Лерги. – Как дети малые, полезли без капли магической силы и малейшего представления, что ждет за углом, в какую-то дыру сомнительного вида! И что в итоге?»

Задним умом она всегда была сильна.

В итоге получилось нехорошо…

– Нет, ну неужели вы не могли потерпеть еще одну ночь? – устало вздыхает черноволосая ведьма, отрываясь от котла и окидывая пришедшую в себя дисцитию и давно уже осмысленно ругающегося Грига мученическим взглядом. – Хоть бы шахматы у кобольда попросили, если совсем уж скучно было – я бы дала…

Лерга делает глубокий вдох, с трудом разгоняя болевую завесу в голове. Тогда, в саду, ей показалось, что их окатили дурманными чарами. Сейчас уже думалось, что по-простому огрели рукоятью меча по голове – боль сгустилась в одной пульсирующей точке на затылке.

– Вот она, человеческая благодарность, – усмехнулась ведьма, снова всматриваясь в свое зелье. – Накормишь их, напоишь, менестреля играть заставишь, чтобы развлекались по вечерам, книгу дашь – единственную в Митьессе, между прочим, где вообще хоть слово есть о мьердоне! И что в конце концов? Чем дальше в лес – тем больше дров! Не сиделось им на одном месте…

Лерга, вяло пропуская слова ведьмы мимо ушей, отметила, что она сама, как и сидящий чуть левее Григ, привязана к стулу, хотя и не слишком крепко: при большом желании освободиться можно. Но вот при отсутствии магии о том, чтобы сделать это незаметно, и речи быть не может. Увы.

– Не обижайся, долена. – Ведьма заметила ее недовольный взгляд. – Что у вас обоих нет ни светового энергии даже на двоих, я знаю. Равно как знаю и то, что мечами махать вы оба мастера, а у меня, как видишь, – широкий жест в сторону и вправду увешанных всеми возможными клинками стен, – слабость к красивому холодному оружию. Так что во избежание инцидентов приходится… Запястья я приказывала не затягивать, чтобы руки не немели, так что можешь не изображать из себя страдалицу: все равно не поверю.

– И не собиралась, – мрачно буркнула Лерга, исподволь разглядывая таинственную хозяйку этого странного замка.

Черные волосы шелковым ливнем стекали на спину, доходя почти до пояса и укрывая половину простого по покрою длинного прямого платья из какой-то синей прохладной ткани. Узкие бледные губы, подкрашенные помадой, пушистые ресницы, стальной взгляд. Голос у ведьмы стелился ровно и довольно мягко: так журят нашкодившего ребенка, а никак не нагоняют страха на врагов.

Она словно бы и не злилась на ворвавшихся к ней без приглашения дисцитиев. Они доставляли ей некоторые неудобства, но жизни не отравляли. Во всяком случае, на холодном красивом лице не было и следа ненависти или гнева. Что-то вроде досады – и только.

– Вы – Уганда? – полуутвердительно спросила Лерга.

Ведьма окинула ее несколько заинтересованным взглядом.

– Надо же, а она, оказывается, стоит даже большего, чем я думала… И как только вычислила?

– Кто это – она? – негромко спросил со своего места Григ.

Лерга, скосив на него глаза, отметила, что маг здорово побледнел, а левое плечо рубашки пропиталось бурой кровью и прилипло к коже. Ему-то пришлось еще хуже: рана, резкий сброс магической энергии да еще удар по голове – такое не каждый выдержит.

– Ристания, – отозвалась вместо Уганды дисцития.

– Ристания? – несколько удивленно повторила та. – Ну если ты ее так называешь… пусть Ристания. И все-таки, не удовлетворишь моего любопытства: как она меня нашла?

– Только в порядке бартера, – пьянея от сознания собственной наглости, заявила Лерга.

– Идет, – подумав, согласилась Уганда, добавляя щепотку какой-то молотой травы в зелье, мгновенно сменившее цвет с красного на грязно-бурый. – Ты первая.

– Мы нашли дневник короля, – просто ответила Лерга, не видя смысла лгать. – Прочитали, подумали, вычислили, что вы – колдунья…

– Регис писал обо мне в дневнике? – поперхнулась смехом Уганда. – О боги, страшно подумать, чего вы там начитались!

– Ничего особенного, – подчеркнуто холодно закрыла тему Лерга. – По-моему, моя очередь задавать вопрос.

– Валяй, – великодушно согласилась черноволосая ведьма.

– Это вы наслали заклятие на его величество?

– Какое заклятие?

– То, из-за которого я теперь нахожусь во всекоролевском розыске!

– Не раздражайся, долена, – осадила ее Уганда. – Твоей энергетикой сейчас можно стены прошибать. Да, я. Но, право, цели очернить тебя в глазах стражи и лекарей я себе не ставила. Это уже продукт побочного действия и твоей собственной дурости…

– То есть как? – возмущенно выдохнула Лерга. – Я еще и сама же виновата, оказывается?!

– А кто тебя просил наливать зелье в стакан, даже не глянув, что в нем раньше было? Ни разу не слышала, что подобные вещи так просто не проходят?

– Не может быть, – одними губами прошептала Лерга. Звук как будто отключился. А ведь и правда не проверяла. Плеснула куда пришлось.

– Ну уж извини, я за твою дурь не в ответе, – весело фыркнула Уганда. – Мне своей хватает. Но если тебя это утешит, то могу сказать, что Регис жив, здоров и коротает время в компании своего брата тут за стенкой.

– А чего вы тогда вообще добивались этим? – подал голос Григ.

– Алконоста, – односложно отозвалась Уганда, снова склоняясь над забурлившим котлом.

– Что?

– Алконоста, – еще раз повторила ведьма и, не видя и тени понимания на скептически скривившихся лицах, принялась объяснять: – Алконост – это мифическая и крайне своевольная птица, которая никогда не прилетает дважды в одни руки. Вот мне и требовалось, чтобы первое перо алконоста добыл для Региса кто-нибудь. А уж второе, для себя, я вполне могу достать сама.

– На кой черт вам вообще сдались эти перья? – непонимающе нахмурилась Лерга.

Уганда вдруг несколькими скользящими шагами пересекла комнату и оказалась аккурат перед дисцитией, склонилась низко-низко, так что ее дыхание касалось лица Лерги:

– Ты когда-нибудь слышала об avolati, долена?

– Н-нет, – с запинкой, не разобрав толком предпоследнего слова, отозвалась Лерга.

– Зато видела, – скучно кивнула Уганда, отходя обратно к зелью. – Хотя даже не поняла, что это они, точнее, одна из них.

Котел подпрыгивал на разложенных прямо посреди паркета, но почему-то даже не опаляющих его углях, зелье клокотало. Лерга со вздохом запрокинула голову назад. Ужасно хотелось по привычке потереть лоб ладонью, но руки были связаны, и опутывающие запястья веревки не позволяли даже такой ерунды.

– Ни черта не понимаю, – тоскливо проговорила она.

– А зря, долена, – поддела ее Уганда. – Зря она, видимо, на тебя потратила столько времени и сил, если ты, имея перед глазами все стекляшки, не можешь собрать мозаичный витраж.

– Неправда, не зря, – как-то даже обиделась Лерга.

– Хотя, может быть, загадка и вправду непроста, – задумчиво кивнула собственным мыслям Уганда. – Так что и она сама бы ее не разгадала на твоем месте…

– Не обольщайся, мне хватило и собственного, – холодно раздалось за спиной Лерги.

Голос такой родной и знакомый, умеющий играть почти неразличимыми для слуха переливами звуков, заставил дисцитию расплыться в абсолютно глупой и неуместной улыбке. Этот голос она бы не перепутала ни с одним другим.

– Зар-р-раза, – прошипела Уганда, пятясь назад. Черные волосы упали ей на глаза, но ведьма и не пыталась их отбросить, немигающим взглядом следя за той, чьи каблуки неторопливо и вкрадчиво стучали по паркету все ближе и ближе к Лерге.

87
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru