Пользовательский поиск

Книга По закону перелетных птиц. Содержание - ГЛАВА 5

Кол-во голосов: 0

Григ, самодовольно усмехнувшись, пожал руки соратникам и осторожно повернулся к Линте.

Ведьма озабоченно разглядывала глубокую борозду-царапину на предплечье. Сама-то она по себе опасений не внушала, а вот если когти окажутся с ядом…

– Сердишься?..

Дисцития подняла на него глаза, попыталась изобразить на лице праведное возмущение, но не преуспела, рассмеявшись.

– А не пошел бы ты… за бинтами, а?!

Каждый сверчок знай свой шесток.

Ни за бинтами, ни за настойками, ни за зельями Григу, разумеется, идти не пришлось.

«Sterlertta» – это не рядовой вопль заплутавшей в лесу дисцитии и даже не истошное «На помощь!», сопутствующее вороху грязной ругани. Едва с уст мага срывается последний звук этого призыва, как вся Обитель оказывается в курсе, что пришла опасность.

И на место происшествия мгновенно телепортируются не только боевые маги и мечники, но и знахари, травники и лекари, которые скромно жмутся к краю поля сражения во время битвы и мгновенно уверенно прибирают власть к своим привычным к крови и ранам рукам, чуть только основной бой останется позади.

Это их пиковое время, когда даже грозный мечник, одним ударом меча четверть часа назад уложивший пять тагров, робко вжимает голову в плечи при грозном окрике: «Не сдвигать повязку!»

Линта сдавленно ругалась сквозь стиснутые зубы: яд, оказавшийся-таки на когтях тварей, не замедлил показать себя во всей красе. Рука стремительно опухала и теряла всякую чувствительность. Было не столько больно, сколько страшно, что она так и останется парализованной на всю оставшуюся жизнь. С нежитью шутки плохи…

– Линта! – Григ с силой сжал ее плечи, заставив поднять взгляд. – Слушай меня! Оставайся здесь с Крешимиром и никуда не уходи, слышишь?! Я приведу кого-нибудь… Ты поняла?

Девушка молча кивнула, послушно отходя к однокурснику. Тот покровительственно приобнял ее за плечи, взглядом попросив Грига поторопиться.

Григ заозирался в поисках белых плащей – традиционного одеяния травников и лекарей. Небольшая группа толпилась саженях в двадцати левее, и дисцитии, недолго думая, направился туда.

Нет, ну почему Линта? Не Крешимир, не маг, не он сам, в конце концов? Что у нее сегодня за день кривой такой?

Григ в мыслях грязно выругался и ускорил шаг.

Ночь выдалась редкая: ясная, равнодушная и неправдоподобно холодная для самого начала осени. Днем еще даже никто куртки под плащи не поддевал, а сейчас руки стыли на ветру. Подозрительно спокойные и невозмутимые звезды с непостижимой высоты безразлично взирали на суетливо копошащихся где-то безумно далеко внизу людей, у которых выдалась на редкость беспокойная ночка.

Дисцитий мрачно сплюнул и целенаправленно устремился к травникам, когда…

– Григ!

Реда, от общества которой он довольно грубо избавился несколько часов назад, повисла на нем, как утопающий на бревне.

– О боги, и ты тоже?! – пораженно вскрикнул Григ.

Если Линта с рапирой в руках – зрелище хоть и несколько унижающее мужское достоинство, но в целом вполне приемлемое и даже, признаться, захватывающее, то представить себе вот эту плаксу с девятого потока с мечом наперевес Григ не смог бы под страхом смертной казни.

– Что – тоже? – всхлипнула девушка.

– Ах, нет, – запоздало сообразил дисцитии.

Поверх все того же светлого, не то розового, не то лилового платья был накинут форменный белый плащ. Травница.

Немудрено. Что такому эфемерному созданию делать среди боевых магов? Странно, как она вообще в ведьмы-то попала…

Впрочем, приглядевшись к девушке повнимательнее, Григ понял, что и травница из нее вышла, откровенно признаться, никудышная. От запаха свежей крови, так дурманящего головы бойцов, ее явно мутило, на что недвусмысленно указывал нежно-зеленый цвет лица и быстро наполнявшиеся слезами глаза. Накинуть на себя что-нибудь потеплее шифонового платья она и не подумала, хотя уж у кого-кого, а у лекарей на это времени было предостаточно, все равно поначалу стояли тут без дела. А теперь ее била крупная лихорадочная дрожь – верная предвестница простуды.

– Григ, я ничего тут не понимаю… Что мне делать?

Та-а-ак… Вот только истерики ему тут и не хватало. Как будто неясно, что делать. Проку от нее все равно не больше, чем с домового в брачный период, так что…

Григ быстро огляделся по сторонам, выискивая знакомых.

– Эй, Валь! Да-да, ты, иди сюда!

Вяло ругаясь, к Григу подошел знакомый. Имя и лицо – больше дисцитий не помнил ничего, но бывают ситуации, когда достаточно и этого.

– Нет, ну ты только глянь, – возмущался Валь. – Во что меч превратили, сволочи!

В качестве вещественного доказательства понесенного ущерба Григу был предъявлен некогда весьма и весьма недурной меч, ныне пребывавший в более чем плачевном состоянии. Выковать новый теперь было проще, чем привести в порядок этот.

– А ведь высшей пробы серебро было! – сокрушался Валь.

– Серебро? – быстро переспросил Григ. В голове озарением вспыхнуло показное презрение давешнего мага к благородному, казалось бы, металлу…

– Ну да, серебро… Нам же всем ковали еще тогда, на девятом курсе… А что?

– Да нет, ничего, – отмахнулся Григ. – Слушай, не в службу, а в дружбу – отведи девушку в корпус, а? Нехорошо ей…

– Вижу, – мрачно кивнул тот и, не задавая лишних вопросов, поддержал под руку оступившуюся Реду. – Ладно, чего уж там. Должен будешь!

– Непременно, – крикнул Григ, уже убегая.

Столь соблазнительная кучка травников, разумеется, ждать его не стала – рассыпалась по полю, словно горсть семян по борозде, – ищи теперь. Да и заняты все…

Григ, кусая губы, казнил себя за нерасторопность, пока вдруг не заметил Крешимира, изо всех сил старавшегося взмахами обеих рук разом привлечь его внимание. Григ торопливо протолкался к товарищу.

– Ну чего?

– Да ничего, хватит по полю, словно заполошенный, метаться, – дружески хлопнул его по плечу приятель.

– Вы нашли ей лекаря?

– Сам нашелся…

Непростительно поздно Григ вспомнил, что при делении на тринадцать квадратов делятся не только боевые маги, но и травники, так что нечего было носиться с бешеными глазами, приводя встречный люд в ужас, когда стоило всего лишь выяснить, какие лекари прикреплены к их сектору…

– Да брось ты! – угадав его мысли, фыркнул Крешимир. – Все мы сильны задним умом!

Григ согласно усмехнулся, ускоряя шаг.

Интересно, какой сектор он ослабил в лекарском отношении, отправив Реду в корпус? Впрочем, ослабил ли? Судя по ее лицу, еще несколько минут – и у травников ее сектора только прибавилось бы работы, а никак не наоборот.

– А Линта твоя ничего, молодец, – тем временем продолжал разглагольствовать Крешимир. – Вся белая, словно полотно, под глазами круги лиловые, но молчит, хоть бы пожаловалась, что ли! Я ей говорю: «Ты хоть когда падать будешь – предупреди, ладно?» – а она спокойно, серьезно так: «Ладно, – говорит, – постараюсь!» Даже маг этот на нее с уважением поглядывает. Где ты его раскопал, кстати? Дерется, словно сам дьявол!

– Ну хоть бы при девушке не ругались, а! – укоризненно покачала головой травница лет сорока, хлопотавшая вокруг Линты.

Парни и сами не заметили, что уже пришли.

Дисцития, и вправду бледная, словно сама смерть, сидела, прислонившись спиной к поддерживающему ее за плечи магу, и судорожно цеплялась за ускользающее сознание. Маг в сознании регенерирует в два-три раза быстрее, а вот в отсутствие оного восстановление существенно замедляется, а то и совсем останавливается где-то на обычном человеческом уровне.

Травница опытными, внушающими доверие движениями взрезала на ней плащ и отшвырнула в сторону, оголив тонкую, изуродованную когтями твари руку.

– Однако…

– Плохо? – осторожно поинтересовался Григ.

Сам он в лекарском деле был почти ничем, так, наскоро перетянуть руку повыше раны, чтобы уменьшить кровопотерю, – вот, пожалуй, и все, на что он был способен.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru