Пользовательский поиск

Книга Ответный ход. Содержание - Глава 19 Удивительное путешествие профессора Верна

Кол-во голосов: 0

– Идите через туннель, – сказал Раб. – Можете не верить Сэдику. Сэдик перейдет один.

Миндэр кивнула.

– Трое из нас, – решила она, – перейдут на ту сторону. Потом перейдет Сэдик. Потом оставшиеся двое. Иначе, когда мы будем переправляться, он может попытаться обрушить мост.

– Силы у него, похоже, на это хватит, – согласился Делраэль.

– Идите, – сказал Сэдик.

Путники бросили кубики, и переправляться первыми выпало Делраэлю, Брилу и Вейлрету. Со страхом в душе, они вступили на вонючий, качающийся под ногами мост-позвоночник.

Ветер свистел в щелях этого необычного моста. Сухие связки натянулись как струны. Делраэль шел впереди по широкому, высокому проходу и старался не думать ни о возможных ловушках, ни о пропасти под ногами. Но вовсе не желая этого, он слишком хорошо видел клубящуюся тьму на дне трещины. Тьму, пронизанную запретными и смертельными для персонажей Игроземья тенями.

Делраэль постоянно напоминал себе, что по этому мосту проходили целые армии. Здесь переправлялись тяжелые повозки с оружием и припасами. Мост должен выдержать.

Наконец вот он – другой берег. Преодолев последний сегмент, трое друзей покинули мост.

Следующим пошел Сэдик. Делраэль, на всякий случай, держал меч наготове.

– Сэдик не причинит вам вреда, – тяжело пробурчал Раб, выбираясь из позвоночника рядом с Делраэлем.

Вслед за ним быстро перебрались Миндэр и Наемник.

– Надо торопиться, – сказала женщина. – Завтра мы должны добраться до Скартариса.

– Доберемся, – кивнул Делраэль. И они, один за другим, быстро пошли по белой тропе.

На песке возле моста лежала отрубленная голова Змея. Внезапно ее пустые, мертвые глаза вновь зажглись кровавым, красным огнем.

Через них Скартарис глядел на путников, идущих к его горному логову.

Глава 19

Удивительное путешествие профессора Верна

Я и не осознавал, что карта так велика. Я никогда не представлял себе подлинных размеров Игроземья. Если ТЕ сумели создать мир, подобный нашему, то они и впрямь необычайно сильны.

Профессор Берн, «Удивительное путешествие» (неопубликованные заметки).

Ярко-красная паровая машина, шипя и отплевываясь, с грохотом катилась по пустыне. Ее железные колеса стучали по камням так, что у профессора Верна давно уже звенело в ушах. Он вспотел – денек выдался жаркий. Шерстяное пальто профессора лежало рядом с ним, на сиденье. Он наденет его позже, вечером, когда солнце спрячется за горизонт и снова станет холодно. Профессор Верн не имел обыкновения часто бывать на свежем воздухе, и потому лоб и нос у него уже успели обгореть. Ноги Верна болели, спина тоже. Не так-то легко день за днем трястись в прыгающей по ухабам машине.

Пыль клубами поднималась за катящейся по бездорожью машиной, оседая на ее некогда сверкающих бортах.

На полу перед профессором лежало страшное оружие Ситналты. Торчал, словно согнутая в локте рука, контрольный манометр. Полированные медные заклепки желтели на древнем серебристом металле, окружавшем вынутый из корабля ТЕХ источник энергии. Управлялось могучее оружие простым таймером. Ну и, конечно, еще кнопкой взрыва. С боков торчали ярко-красные плавники. Вообще-то они были не нужны, но таким Верн увидел это оружие во сне. Таким они с Виктором его и построили. Начерченный Франкенштейном номер, «17/2», успел уже порядком запылиться.

Вокруг, сколько хватало глаз, лежала безжизненная пустыня. Сперва бесконечность проносящихся мимо гексагонов наполняла Верна суеверным восхищением перед могуществом ТЕХ, перед невероятными размерами Игроземья. Потом зрелище приелось, и восхищение сменилось скукой.

Карманы пиджака Верна были набиты листами чистой бумаги. На них профессор записывал приходящие ему в голову мысли – идеи и конструкции будущих изобретений. Сделанные на ходу заметки не отличались аккуратностью, качество чертежей оставляло желать лучшего, но главным была не красота – главным была оригинальность родившейся идеи.

Попутно профессор следил за скоростью своего продвижения по карте, рассчитывая вычислить предельно допустимую длину дневного перехода при путешествии на паровой машине. Пятое правило подробно разъясняло скорости пеших персонажей при движении по разным видам местности. Но в дополнительных таблицах Книги Правил ничего не говорилось о паровых машинах. В конце концов Верн решил, что на машине за день он может проехать втрое больше, чем теоретически мог бы пройти пешком.

Верн как раз заканчивал эти подсчеты, когда что-то странно зазвенело внутри парового котла. Чистый белый выхлоп на миг почернел, а потом и вовсе исчез. Машина с лязгом остановилась. Котел опять застонал, но поршни цилиндров уже замерли.

– Гм-м-м… – протянул Верн, дергая себя за бороду.

Он обошел машину кругом, оглядел мотор – все вроде было в порядке. Вытащив из-под сиденья инструменты, он начал копаться в двигателе, убеждаясь, не сломалась ли какая механическая деталь. Но он не думал, что это поломка.

* * *

За три дня до этого, на рассвете, профессор Франкенштейн помог ему дотащить новое оружие Ситналты до автомобиля. Они укрепили блестящий цилиндр с торчащим манометром и черными цифрами на боку перед сиденьем пассажира. Еще до того как проснулись первые ситналтанские техники и инженеры, двое ученых заправили водой главный котел машины. Наполнили они и запасной бак – в пустыне вода может и не встретиться.

Пока кипятильники нагревали воду, поднимая давление пара в котле, Верн и Франкенштейн стояли у борта машины, строя планы. Вскоре в посеребренном инеем дворе показались первые ситналтане. Но к этому времени предохранительный клапан котла уже тихонько посвистывал, сигнализируя, что машина готова отправляться в путь.

Помахав на прощание своим ничего не понимающим коллегам, профессор Верн сел за руль и, убедившись, что цилиндр с оружием закреплен надежно, дал газ. Он держал курс прочь от крепости, в пустыню, в сторону далеких гор.

Верн ехал весь день без остановки. Он продрался через крутые повороты троп в поросших лесом холмах, одолел более редкий лес на равнине, с ветерком прокатился по зеленеющим гексагонам лугов. Черные линии границ так и мелькали под колесами его экипажа.

Сверившись с картой, Верн лишний раз убедился, что он избрал самый короткий и самый простой путь, а также что он уже достаточно удалился от Ситналты. Это было важно – вдруг оружие взорвется раньше времени?

В первый вечер он расположился на привал возле ручья. Горсть за горстью, он наполнил водой погашенный на ночь котел.

– Виктор, – бурчал он, – и почему только ты не напомнил мне взять с собой элементарное ведро? Ненавижу плохую организацию…

* * *

Верн улегся спать прямо на траве, но посреди ночи проснулся, дрожа от холода. Тогда он перебрался поближе к еще не совсем остывшему котлу. Здесь было тепло и уютно…

На следующий день Верн ехал на восток, сначала по пологим открытым холмам, потом вокруг выступа Гор Призраков. Когда горы остались позади, он свернул на север в пустынные степные гексагоны. Уже на закате он въехал в настоящую пустыню. Широко открыв глаза, Верн смотрел на границу, за которой Скартарис высосал жизнь из всего живого. Одно дело – регистрировать явление с помощью приборов в Ситналте, а увидеть своими глазами – совсем другое.

Поднимая тучи пыли, разбрасывая во все стороны песок и мелкие камни, профессор вел свою машину по пустыне. Губы Верна потрескались, ему очень хотелось пить, но воду следовало приберечь для котла. За третий день он проехал уже пять гексагонов.

И вот теперь, уже за границей технологии, паровой двигатель отказался работать. Наверное, этого и следовало ожидать. Неумолимые Законы Вероятности утверждали, что чем дальше от Ситналты, тем больше вероятности отказа любых технологических систем.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru