Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Страница 93

Кол-во голосов: 0

— Сделаю охотно, — признался Оннел и обратился к другу:

— Дела у нас, Маллед, идут преотвратно. Они постепенно истребляют авангард. Пока ещё мы способны их удерживать до прихода подкрепления. Но теперь ты, слава богам, с нами!

— Я всего лишь один человек, — уныло пробормотал Маллед.

Оннел, конечно, не назвал его во всеуслышание Богоизбранным Заступником, но сделал практически все, чтобы присутствующие это поняли. Маллед очень опасался, что не сможет оправдать ожиданий друга. Несмотря на благословение богов, он остается простым человеком и притом даже не настоящим солдатом.

— Разве один? — запротестовал Дарсмит. — Правильнее будет сказать — один из трех.

— Хм-мм. — Маллед отступил в сторону и пропустил вперед своих спутников.

Маленький кузнец протянул Оннелу руку.

— Меня зовут Дарсмит, — произнес он, — а это — Вадевия из Бьекдау.

— Весьма польщен, — ответил Оннел, тряся руку Дарсмита.

Маллед обрадовался, что сейчас можно увести разговор в сторону от обсуждения его персоны.

— Кстати, а где Тимуан? — спросил он.

Радостное выражение как будто смыло с лица Оннела.

— Тимуан мертв, — ответил солдат. — Как это произошло, точно не известно. Но мы нашли его прошлой ночью среди убитых и обезглавили.

— Обезглавили? — изумленно переспросил Маллед.

— Это необходимо, — объяснил друг. — Если оставить голову на месте, то злой дух может превратить труп в Бредущего. Холодное железо и цветы их не удерживают, во всяком случае, пока с ними Ребири Назакри. Но Бредущие в нощи должны обязательно обладать мозгами и сердцем.

Маллед посмотрел на суровое, лишенное всяких эмоций лицо Оннела. Его земляк, этот шумный забияка, впрочем, не причинивший никому никакого вреда, рассуждал о трупах и Бредущих в нощи как о чем-то совершенно заурядном. Впрочем, покойники, как подлинные, так и ожившие, видимо, были здесь обычным явлением.

И как он только позволил втянуть себя в это дело! Ему сейчас следовало бы находиться дома в кругу семьи или в крайнем случае ковать мечи в Зейдабаре, а не торчать здесь на берегу реки, в этом обреченном на гибель лагере со спящим гарнизоном.

— Значит, здесь действительно водятся Бредущие в нощи? — содрогнулся Дарсмит.

— По нашим последним подсчетам, их около восьми тысяч, — ответил Оннел, — и, насколько нам известно, между ними и Зейдабаром, кроме нас, нет никакой преграды.

— Ты прав, — кивнул Маллед. — Равнина опустела, а армия в день нашего ухода все ещё стояла в Агабдале. Неужели Тимуан действительно погиб?

— Проклятье! — пробормотал Дузон. — Все ещё в Агабдале!

— Да, мертв, — горестно молвил Оннел. — Так же как и Озерга. Орзин потерял ногу. Ему секирой раскроили бедро, и спасти конечность было невозможно. Может, он и выживет, но никакой уверенности у нас нет. Когда я последний раз его навещал, он метался в жару. Бузиану рассекли лицо, и он может остаться без глаза, но в остальном у него пока все в порядке. Незалс дезертировал. Что с ним случилось потом, мы не знаем. Может быть, он добрался домой, а может, и нарвался на засаду. Делазин и я пока в полном порядке, насколько можно быть в порядке, сражаясь с этими тварями ночь за ночью.

— Неужели все так скверно? — спросил Маллед.

— Очень скверно, — подтвердил Оннел.

— Я же сказал, нам нужно нечто большее, нежели мечи, — устало произнес Дузон.

— Мы что, собираемся здесь оставаться? — Дарсмит поднял вопросительный взгляд на Малледа. — Может быть, стоит вернуться в Зейдабар?

— Ты знаешь все не хуже меня, — покачал головой Маллед. — Для меня возвращение исключается. Если ты хочешь идти назад, я тебя удерживать не стану.

— Может, мне стоит встретиться с Лордом Каданом и сообщить ему, как обстоят дела… — неуверенно сказал Дарсмит.

— Он все знает, — вставил Вадевия.

— Да, мы направляли посыльных, — добавил Лорд Дузон. — Из числа Новых Магов.

— Мы видели их, — подтвердил Дарсмит, — когда шли сюда.

— Но почему вы не пользуетесь услугами магов-жрецов? — поинтересовался Вадевия.

— Пользовались, пока они у нас были, — ответил Дузон. — Теперь они все мертвы. Полагаю, их перебили в то время, когда вы были в пути. Мы хотели взять нескольких магов из храма в Дриваборе, но Главный Жрец их не отпустил.

Вадевия издал какой-то странный звук. Дарсмит обеспокоенно посмотрел на жреца, затем на Малледа, но ничего не сказал.

Кузнец перевел взгляд с Оннела на Дузона.

Он знал с самого начала, что подвергает себя страшной опасности. Так неужели теперь, зайдя столь далеко, он все бросит и повернет назад? Он пришел сюда выполнить свой долг перед Империей и уходить не намерен. Ведь боги назначили его не Богоизбранным Оружейником, а Богоизбранным Заступником. Дело же Заступника — сражаться, а не обеспечивать воинов мечами.

— Я остаюсь, — сказал Маллед. — И стану драться.

— Я тоже, — немедленно подхватил Вадевия.

— Я-то рассчитывал совсем не на это, — со вздохом произнес Дарсмит. — Думал, что буду не драться, а ковать мечи.

— Вы можете уйти, если желаете, — предложил Дузон. — Мы не просим оставаться тех, у кого к битве не лежит сердце. Таких Бредущие в нощи убивают первыми.

Маленький кузнец передернулся.

— Нет. Если Маллед будет сражаться, я тоже не останусь в стороне.

— А Маллед остается, — произнес Оннел. — Теперь нам надо подыскать для вас оружие и доспехи. Пошли.

Он повернулся и зашагал, поманив за собой вновь прибывших бойцов.

— Подождите! — сказал Лорд Дузон.

Оннел замер, сделал полный оборот и, поклонившись, промолвил:

— Примите мои извинения, милорд. Я решил, что мы свободны.

Дузон не знал, как поступить, он долго боролся с собой, не решаясь задать сакраментальный вопрос.

— Оннел, — наконец сказал он, — значит, ты говоришь, что этот человек — простой кузнец?

— Да, верно, — поспешил ответить Оннел. — Наш деревенский кузнец. Его отец Хмар — тоже кузнец.

— Но, может быть, он все же нечто большее, чем простой кузнец?

Оннел посмотрел на Малледа, помялся и произнес:

— Если он нечто большее, чем кузнец, то об этом вам лучше спросить у него, милорд.

Маллед улыбнулся про себя. Оннел все же сдержал слово.

— Ступай, — сказал Дузон солдату. — Все, за исключением Малледа, можете идти. — Затем повернулся к кузнецу. — Не могли бы вы, Маллед, зайти ко мне в палатку, чтобы побеседовать в спокойной обстановке? Сделайте одолжение. — Он поднял клапан палатки.

Несколько секунд все шестеро — Дузон, Маллед, Оннел, Дарсмит, Вадевия и часовой, — пребывали в неподвижности. Потом Маллед пожал плечами. Если он намерен стать солдатом, то должен уметь повиноваться.

— Как вам будет угодно, милорд. — Сложившись чуть ли не пополам, он вошел в палатку.

Дузон последовал за ним. Остальные, потоптавшись ещё немного, удалились прочь.

Глава сорок девятая

Дузон указал Малледу на складной стул, и он осторожно опустился на хлипкое с виду сооружение: выдержат ли его дерево и парусина? Но опасения оказались напрасными — хоть стул угрожающе заскрипел, ткань и дерево выдержали, а сиденье показалось даже вполне удобным. В палатке был всего лишь один стул. Кроме него, здесь были стол, койка и два преогромных сундука. Дузон сел на один из них и принялся изучать гостя.

Маллед, в свою очередь, взирал на хозяина, надеясь, что взгляд его не покажется Дузону вызывающим. Не выдержав затянувшегося молчания, он произнес:

— Могу ли я поинтересоваться, милорд, почему вы, пригласив меня побеседовать наедине, не обмолвились ни единым словом?

— Справедливый вопрос, — согласился Дузон. — Но я и сам задаю себе вопрос: скажут ли мне правду? Я не уверен, вправе ли вообще спрашивать. У меня есть всего лишь подозрение, которое может оказаться весьма глупым.

Маллед подавил вздох. Неужели это все настолько очевидно? Дузон, только что встретив его, уже догадался. Дарсмит и остальные увидели истину во время пожара. Оннелу и Вадевии об этом сказали. Но догадка Дузона казалась озарением свыше.

93
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru