Пользовательский поиск

Книга Охотники Джундагая. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Йенси попытался было завязать разговор, но Брапа не заинтересовался — отломил щепку, да и сидел себе, ковыряя в зубах.

Кавалькада миновала бредущих пешком загонщиков и Йенси успел наскоро помахать Олану, который ответил блеском белозубой улыбки среди черных зарослей бороды. Может быть, лучше все-таки было бы остаться загонщиком шестого разряда. Охота развивались согласно плану. Загонщики успешно гнали дичь, а охотники стреляли. Йенси стоял сбоку и чуть сзади от Ланы Кольтманн и протягивал ей «Марлин», как только она опустошала магазин своей винтовки, натренированными пальцами быстро вкладывал четыре заряда, дожидался, пока Брапа сделает то же самое, чтобы не прерывать цепочку перезарядок, и вновь протягивал оружие.

Выгоревшая трава курилась под солнцем, горизонт распахнулся во всю ширь, крошечная разоренная деревушка у реки дрожала в потоках жаркого воздуха, а наджуки все мчались и мчались навстречу ружейным выстрелам. Как развлечение это едва ли стоило даже записи в дневнике. Усталые и мечтающие о воде, они все прибрели в лагерь и, рассевшись вокруг костров, ели, пили и пели песни. Кое-кто из загонщиков, работавших на других охотников в отряде, принялся хвастаться успехами своих хозяев; но группа Ланы Кольтманн помалкивала. Йенси ел, пока не почувствовал пресыщенность, затем поискал свой рюкзак и улегся. Четыре дня спустя добычу погрузили на грузовики, лагерь свернули, загонщикам предоставили позаботиться о трупах и охотничий караван вернулся домой.

Йенси остался разочарован.

Лана Кольтманн никак не общалась с ним, помимо того, что протягивала опустошенную винтовку и принимала другую, с полным магазином. Она попросту старательно избегала его. Что это мне дает? — размышлял Ки Йенси, пока они тряслись в кузове грузовика, направляясь обратно на виллу в Клиентовском Ряду в Буркхольме.

Свита Кольтманн собралась тем вечером в людской столовой, предвкушая пищу и питье: все знали, что их хорошо накормят в виде своего рода награды за их услуги на охоте. Столы ломились от снеди, девушки-подавальщицы с раскрасневшимися лицами и растрепавшимися от усердия волосами бегом подносили огромные фляги вина. Мужчины ревели песни и отмачивали грубые шуточки. Для любого простого обитателя Джундагая это было седьмое небо.

Потом Йенси испытал вдруг сильнейшее потрясение. По кафельному полу, шатаясь, вошла молодая девушка в обычном мешковатом одеянии, с босыми кровоточащими ногами и изможденным лицом, тащившая огромное ведро воды. Она расплескала воду и мужчины с руганью принялись хлестать ее. Девушка уклонялась. Ее светлые волосы падали на лицо, которое, вспотевшее и напуганное, оставалось в то же время белым, как ремень стражника. Йенси тотчас вскочил и потянулся к ручке ведра.

— Эй! Фузи! Это работа не по твоим силам, — потрясенно проговорил он.

Объявился Хашим, весьма представительный в своем кушаке и с трясущимся носом, рявкнул на Фузи и погнал ее из людской столовой обратно на кухню.

— Что это все значит? — возопил Йенси.

— Садись и пей свое вино, Йенси. Исполняется то, что приказала госпожа Кольтманн. Нечего тебе ломать голову из-за этой недоразвитой девки!

Йенси в отвращении покинул зал. Он был полон бешенства. Пусть эта Лана — испорченная и ненасытная великосветская сучка, но это не дает ей права настолько мерзко обращаться с таким ребенком, как эта Фузи. Худые ручки и ножки Фузи совершенно не годились для тяжелой домашней работы. Толстые, грубые, ражие кухонные девки одной рукой могли забросить это ведро воды куда угодно, но Фузито нет. В задумчивости, Йенси решительно вышел из помещений для слуг, миновал лампы под абажурами и поднялся по мраморным ступеням, припоминая дорогу. Охранник двинулся вперед, но Йенси не стал тратить времени на объяснения. Бесшумный прыжок, удар отвердевшими пальцами по горлу — и Йенси, подхватив стражника, мягко опустил его на узорный мраморный пол. Все вроде было тихо. Йенси полагал, что знает, на какой риск он сейчас идет. Причиной же, почему он делал именно то, что делал, было общее чувство неудовлетворенности такой жизнью; бедная маленькая Фузи послужила просто предлогом. Если он сейчас наткнется на Бороза... В безмолвном предвкушении Йенси добрался до высокой, инкрустированной золотом двери. Здесь по-прежнему стоял охранник с орлиным лицом, в черных штанах и белой куртке. С ним Йенси обошелся вежливей и оставил в сидячем положении у стены. Толчком он отворил дверь.

Пригашенные светильники заливали эту претенциозную комнату уютными красками, золотисто-розовыми и бледно-бледно зелеными, углублявшимися в пульсирующем ритме до изумрудного. Лана Кольтманн поднялась со своего шезлонга и щелкнула выключателем. Маленький киноэкран погас и втянулся в потолок. Она встала, приложив одну руку к груди, а другую держа у талии. Лана была одета в белое полупрозрачное платье, волосы ее были распущены и рассыпались по плечам блестящим эбонитовым ливнем.

Полностью сохранив самообладание, она сказала:

— Ты понимаешь, что мне следует приказать тебя казнить за проникновение сюда?

— Возможно, — твердо ответил Йенси шагнул вперед. — Тебе нравится карать, не правда ли — как бедняжку Фузи, например. И всего лишь за то, что она проговорилась, что ты из Альтинума. Ну, ты ведь не думаешь, будто сам я из этого мерзкого Измерения, а? Из Джундагая? Это же просто смешно!

Глава 12

Коробочка с линзами в руке Ланы Кольтманн, снабженная рукоятью и рамкой для спускового крючка, несомненно, была оружием. Йенси поборол тошнотворное ощущение, грозившее подняться из его живота и выплеснуться сквозь стиснутые зубы, и кивнул на загадочное оружие:

— Одна из ваших альтинумских штучек-дрючек? Надо полагать, технология у вас довольно развитая.

— Садись-ка сюда, Йенси, — по-кошачьи промурлыкала женщина. — Придется мне разобраться в тебе потщательней, чем я собиралась. Что, фрак побери, тебе известно об Измерениях?

— Только то, что я побывал в нескольких из них. И хочу вернуться домой.

— А где твой дом?

Йенси поразмыслил. Он не забыл горделивых слов Зельды о том, что Эттор должен произвести чистку Измерений. Но терять ему мало что оставалось, а приобрести можно было все.

— Земля.

Лана засмеялась.

— Эта помойка! Неудивительно, что ты так интересовался нашим оружием. Мне нравится устаревшая технология этого Измерения, тамошние прадедовские изделия. Вот хотя бы этот твой револьвер — какая чудесная архаика.

— Он способен превратить в месиво все, что...

— Ну конечно. Но это так грубо. По-моему, вращающийся барабан существовал у вас уже на заре производства огнестрельного оружия. Я видела очаровательный кремневый револьвер в коллекции вашего лондонского Тауэра, а в целом самовзводящийся револьвер с металлическим патроном доведен до совершенства — если можно так сказать о столь несовершенном орудии — свыше ста ваших лет назад.

— Но они до сих пор стреляют.

— И еще они исторгают пламя и дым, и еще гремят, и еще стреляют шесть раз, а потом начинается вся эта морока с их перезарядкой. Почему, как по-твоему, я выбрала для стрельбы винтовку «Марлин-444»? Для забавы. По той же самой причине мой муж предпочитает лук и стрелы. Мы любим воссоздавать сцены примитивной охоты...

— "Марлин" отличное ружье! Оно способно стрелять большой пулей...

— Конечно, конечно. Но пока я не найду Измерение, продукция которого понравится мне еще больше, до тех пор буду держаться вашей смешной старенькой Земли. Тот экземпляр из Сликоттера, из которого я так неудачно выстрелила и который... ну, ты помнишь... так вот, это было преднамеренно изготовленное по старым образцам оружие. Как и любая копия, в тяжелых обстоятельствах оно подвело.

— Стало быть, ты бывала на Земле. Я хочу вернуться.

— С какой стати я буду тебе помогать? — Лана положила оружие рядом с собой на шезлонг и указала на поднос с графином и рюмками. — Я думаю, нам обоим не повредит выпить, Йенси. Ты мне нравишься. Я не ошиблась, подумав, что ты не такой, как все.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru