Пользовательский поиск

Книга Охотники Джундагая. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

— Замечательно, — отозвался Йенси, сопя и переводя дыхание после медвежьих объятий Олана. — Выходит, я в темнице замка Това Бурки, так, что ли?

— Дурень ты, дурень! Ну конечно. А теперь пошли. Ты немедленно должен предстать перед Товом Буркой. Я просил об аудиенции. Скоро он примет тебя в загонщики — вот увидишь! Выйдя из камеры вместе с другом, обрушившимся на него, казалось, прямо с неба или откуда-нибудь из Австралии, Йенси сказал:

— Ну, Олан — черт возьми, это будет получше, чем сидеть в камере и ждать того, что мне предстояло завтра. Голова Йенси казалась пустой и легкой. Они поднимались по бесконечным пролетам каменных лестниц, пересекали внутренние дворики и наконец, войдя в изукрашенные ворота с часовыми по обе стороны, оказались в огромном предзалье, где ожидали, смеясь и болтая, мужчины и женщины в красочном убранстве. Там их встретил мажордом в желто-зеленой накидке, стукнул об пол свои жезлом с посеребреным наконечником и отвел в маленькую комнатку, где седовласый старец в облачении ржаво-красного цвета, похожий на ворону и с чернильными пятнами за ухом, поманил их за собой и, согнувшись и чуть ли не поскрипывая на ходу, ввел в последнюю дверь. Йенси охватил обстановку одним взглядом. Длинная, высокая комната с узкими окнами, каменные стены задрапированы выцветшими гобеленами, изображающими на все лады сцены охоты на диких животных. Комната подчеркивала деспотическую властность человека, коренастого и неласкового, сидевшего в деревянном кресле, возвышаясь над придворными, расположившимися вокруг в ожидании приказов. Согбенный старец подвел их прямо к деревянному креслу, где остановился и произнес надтреснутым голосом:

— Второй глава Загонщиков Олан, на аудиенцию к вашей светлости.

Тов Бурка раздраженно посмотрел вниз. Йенси отвечал ему прямым взглядом, пока Олан не наступил ему на ногу. Йенси моргнул, посмотрел на Олана и, увидев, что этот сильный человек стоит, склонив голову, сделал не без внутреннего сопротивления то же самое.

Лицо Това Бурки оставалось на протяжении всего времени твердым, как камень. Он сидел, массивный и коренастый, недобрый, пышно разнаряженный, весь в жемчугах, изумрудах и кусочках платины. С его лица, смуглого и одутловатого, недовольно хмурился один глаз. Второй был закрыт повязкой, расшитой алмазами. Огромные перстни на его пальцах играли лучами света. В левой руке он держал приклад, надо полагать, автоматического карабина, почесывая мушкой за левым ухом. Правой рукой Охотник ласкал молодую девушку в газовом платье, подносившую ему лакомства, напитки, сигары и отиравшую его лоб и подбородок. Лицо у нее было точь-в-точь, как у белого китайского манекена — лишенным выражения, застывшим, мертвым.

Олан разразился панегириком. В одном месте его рассказа придворные загомонили. Можно было расслышать слово «иккра», произносившееся благоговейным шепотом. Когда Олан закончил, Тов Бурка раскрыл рот, (бледный манекен поспешно вложил туда кисточку винограда) совершил тяжелой челюстью несколько жевательных движений, выплюнул косточки и произнес:

— Очень хорошо. Этот человек по имени Йенси может стать загонщиком для Това Бурки. Присмотришь за этим. Помни, что с ним случится, если он меня подведет.

Нетерпеливым мановением пухлых пальцев они были отпущены.

Снаружи Олан обернулся к Йенси, весь сияя, и хлопнул его по спине.

— Это твой шанс, Ки! Став загонщиком Това Бурки, ты можешь начать карьеру. Это здорово, что теперь ты мой товарищ.

— Да, — согласился Йенси, намереваясь уже излить весь свой скептицизм. Потом он заколебался. Ведь Оланто — Олан оказывал ему большую услугу. Это было совершенно очевидно. С какой стати портить радость этому человеку, в которого он стрелял и которого ранил, жизнь которого он спас и который спас его собственную?

— Спасибо, Олан, — произнес он, пожимая руку второго главы загонщиков. — Тысячу раз спасибо. И он при этом Ки Йенси совсем не кривил душой, он произнес это совершенно серьезно.

Глава 9

Первое сафари, в котором Ки Йенси получил шанс показать, как он усвоил краткое обучение, преподанное ему Оланом, имело объектом охоты куэмлаха.

Олан возглавил подразделение из полусотни человек, тяжело топавших вслед за его куорном на юг по пыльной дороге. Впереди горы подпирали пышущее жаром небо. В их-то битком набитых растительностью предгорьях, среди речушек, распадков и примыкающих друг к другу холмов, похожих на небольшие хребты и водился куэмлах. Когда его отыщут, загонщики исполнят свои обязанности и рискнут жизнью, куэмлах будет стараться спастись, а охотники, ведомые Охотниками Това Бурки, получат свою забаву. Ки Йенси постарался как следует вбить это себе в голову. Он не желал больше думать о реальном положении дел. Когда-нибудь он должен вернуться на Землю. До тех пор, если он хочет остаться живым и здоровым — у него есть дело и он чертовски неплохо будет делать это дело, как под присмотром всех Псов из Ямины Рыжего Хакима. В раздумье, Йенси вздыхал над своими мыслями — и тут же выкинул их из головы, как только Олан, обернувшись в седле, дал своим людям твердый повелительный знак.

Люди рассыпались по сторонам от пыльной дороги. Мимо них на рысях проследовала кавалькада. Йенси разинул рот. Вначале следовали телохранители верхом на куорнах — сильные, крепко сбитые люди в кольчугах, носящие герб Това Бурки и вооруженные щитами, пиками, мечами и полуавтоматическими карабинами М-1 производства Соединенных Штатов, вложенными в пустые ножны. Затем послышался гул машин, идущих на низкой скорости, и по пыли протрюхали два «Лендровера» цвета хаки. Первый из них был набит людьми, державшими кверху стволами винтовки. Во втором же все внимание Йенси привлек человек, сидевший рядом с водителем. С обожженным солнцем лицом, с ровными белыми зубами, человек этот трясся на сиденье с видом того, кто привык повелевать. Он был одет в белую рубаху, распахнутый воротник которой обнажал крепкую шею. Его лицо, заросшее густой бородой, выражало собранность, вызвавшую некоторую степень уважения у скептика Ки Йенси, так как он признал за этим человеком элементы характера, весьма ценные для выживания при любых условиях. Шляпа с мягкими полями и заткнутым за околыш изумрудно-алым перышком была отодвинута на макушку и покрывала она длинные, темные волосы.

Один из товарищей Йенси подтолкнул его в канаве локтем:

— Тай Бурка. Старший сын Това Бурки! Значит, охота и впрямь важная.

Йенси не ответил. Он смотрел на лениво тащившийся мимо сиреневый «Понтиак», на подпрыгивающих внутри него пышно разодетых мужчин и женщин и остро ощущал несоответствие всего этого. Перед ним промелькнули белые смеющиеся лица, блестящие глаза, шелк и атлас и сияние драгоценностей. Затем вновь проехали воины на куорнах, с доспехами и оружием, а следом за ними — лагерная обслуга на грузовиках «Дженерал Моторс», набитых пожитками. Пыль за ними оседала несколько минут. Олан вывел своих людей на дорогу и вновь повел вперед.

— Мы должны поспешить, — крикнул он так, что разнеслось по всему строю. — Завтра они будут готовы идти на куэмлаха. Мы должны присмотреть, чтобы у них была достойная дичь.

Йенси не слышал в голосе Олана ни малейшего сарказма. По мере того, как охота шла своим чередом, он понял, что никакой сарказм и невозможен для этих людей, посвятивших свои жизни охоте и предоставлению добычи. Первое потрясение, которое он испытал, шагая за своим добрым другом Оланом, едущим на куорне, уступило место смирению, которое Йенси в любое другое время нашел бы отвратительным. Он был загонщиком — нижайшим из низких в охотничьей табели о рангах. Двигаясь вместе с остальными на следующее утро по пересеченной местности, когда все выстроились в линию, крича и размахивая кусками ярко окрашенной ткани и каждый загонщик сосредоточился на прочесывании каждого куста, овражка, любого возможного укрытия, Йенси внезапно почувствовал, как в нем закипает совершенно предательское и неожиданное возбуждение. Затем впереди из своего убежища выскочил куэмлах, взвился в гигантском прыжке над кустом и исчез среди деревьев.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru