Пользовательский поиск

Книга Охотники Джундагая. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Глава 6

— В Зельду попадешь! — закричала Джорин.

— Иккра! — заорал Олан. Он успел подхватить свой меч и теперь тот бесполезно свисал в его костистой руке. Это мог быть... это был самый важный выстрел в жизни Йенси. Он попытался побороть дрожь, охватившую его при виде волосатого ужаса, уносившего Зельду. Йенси вдохнул, задержал дыхание, прищурился, ослабил хватку и свел мушку с прицелом на волосатой спине иккра. Замер на миг, увидев перевернутое лицо Зельды, крики которой уже стихали по мере того, как иккра уносил ее все дальше.

Чего хочет от нее обезьяноподобная тварь, Йенси не мог, попросту не смел думать.

Он перевел прицел на толстые короткие ноги, мелькавшие над пыльной землей. Вновь задержал дыхание, поудобнее взялся за винтовку, выгнал из головы все мысли и спустил курок. Тотчас же Йенси рванул затвор назад и вперед. Вновь прицелился, увидел топочущие ноги, ставшие теперь заметно дальше, и вновь выпустил заряд. Всего он выстрелил четыре раза. Иккра издал звериный вой, как будто сработала сирена охранной сигнализации. Он пошатнулся и опустил одну руку, чтобы поддерживать себя на ходу.

Йенси уже вскочил и бежал, как безумный, с криком, по сухой почве в направлении иккра, который теперь обернулся и рычал, обнажая белые зубы, торчащие из зеленовато-черных десен. Его красные свинячьи глазки пылали, злобно уставленные на Йенси и словно говорящие ему «Нука, отними у меня добычу!».

Йенси бежал, будто за ним гнались все демоны ада, не говоря уж о Псах Хакима. Он смутно сознавал, что Олан и Джорин следуют за ним. Иккра был ранен в ноги. Он опустил вторую лапу и потер длинную нечесаную шерсть на ноге, а когда поднял ее, пальцы у него были в крови. Зверь издал звук, напоминающий паровозный гудок и полный гнева. Йенси поднял винтовку, готовясь выстрелить, ткнуть стволом или же ударить прикладом.

Мордой иккра напоминал гориллу-олигофрена. Сплошь черно-зеленая, щетинистая, с разинутым красным ртом и желто-белыми клыками, с высунутым языком и налитыми кровью свинячьими глазками, морда эта была опущена ниже массивных плеч, играющих мышцами, и выкрикивала визгливые оскорбления бегущему к нему крохотному человеку.

Длинные белые ноги Зельды месили воздух, словно конечности безумного велосипедиста. Как бы осознав до некоторой степени, что крохотный человек может иметь какое-то отношение к жалящим предметам, окровавившим ему ноги, иккра пригнулся и принял боевую позу. Он резко сбросил Зельду с плеча, поднял две из четырех верхних лап и атаковал. Йенси остановился, крепко уперев ноги в пыль, и принялся стрелять с такой скоростью, с какой только мог передергивать затвор. Ему удалось выпустить пять зарядов, прежде чем пришлось отскочить в сторону в самый последний момент плавным, скользящим броском.

Четвертая рука иккра была повреждена, обожжена и обуглена и теперь неуклюже висела на обломке кости и сухожилиях. Рана, должно быть, причиняла животному невыносимую боль, пока не потеряла чувствительность. А теперь новые пули вонзались ему в грудь, живот, в морду. И все-таки тварь нападала. Огромная рука грохнула Йенси по спине, заставив его растянуться плашмя и вышибив из него дыхание. Йенси выплюнул изо рта пригоршню пыли и приподнялся. Иккра прыгал вверх-вниз, словно на пружинках, по его голому брюху сочились тоненькие струйки крови. Зверь прыгнул на Йенси. Тот откатился в сторону, потеряв винтовку, ухватился за вонючую волосатую ногу, скрестил руки и дернул. Ошеломленный иккра рухнул наземь. Йенси бросился на него, завернул одну лапу вверх и только было попытался ухватиться за нее половчее, как иккра без видимых усилий вырвал у него лапу, а другой попытался его стукнуть. Йенси уклонился от удара на какой-то миллиметр.

Он подобрался поближе, ища, как бы ловчее ухватить смрадное тело и думая, что это все равно, что пытаться применить дзю-до против локомотива на полном ходу. Йенси получил сбоку по голове удар такой силы, что мир перед ним тошнотворно закачался. Ему не вынести много подобных ударов — нет, поправочка: ему не вынести больше ни одного. Он откатился, увидел, как эти желтовато-белые клыки, сочащиеся слюной, острые, как бритва, промелькнули мимо его лица, и всадил большие пальцы в глаза иккра. Из глазниц плеснула вязкая жижа. Животное нечеловечески взревело. Без малейшего раскаяния, видя неподалеку распростертую фигурку Зельды, Йенси вцепился в уши твари — твердые, плотно забитые густой растительностью — и потянул. Он пинал, бил и колошматил.

Слепо шарившая лапища отшвырнула его в сторону, сбив с ног. Собираясь вскочить, словно распрямляющаяся пружина, Йенси услышал крик Олана: «Не двигайся, Ки!» — а потом пятикратный гром «Смит-вессона».

Иккра изогнулся, вскинув одну из лап как бы в насмешливом салюте. Потом зверя передернуло и он завалился набок. Йенси даже смотреть не стал на то, что осталось от его головы.

Зельда поднялась на четвереньки.

— Ну вот... — сказала она. Затем все ее роскошное тело сотрясло с головы до пят. — Я чувствую себя... оскверненной, нечистой...

Йенси, смертельно уставший, разбитый, исцарапанный, чуть не разорванный пополам Ки Йенси возразил:

— Но ведь это не так, Зельда. С тобой все в порядке.

— Конечно! — она встала на ноги, мигая и потирая синяки и царапины. — Благодаря вот ему, Олану, который застрелил чудовище.

Олан хихикнул.

— Я лишь прикончил его, госпожа. Но вот Ки — он напал на него, как тигр!

— Что ж, — произнес Ки, подбирая два обломка своего драгоценного «Винчестера» и рассматривая интересную геодезическую кривую, которую представлял собой ствол. — Только когти я сегодня дома забыл, вот и все.

— Ох, Ки! — воскликнула Джорин, прижимая руки к груди.

Ее собственный пистолет, как с кислой миной приметил Йенси, оставался в кобуре.

— Что это, по крайней мере, за тварь? — осведомился Йенси, скорее ради того, чтобы скрыть панику, охватившую его при виде сломанного «Винчестера».

— Иккра? — Олан повел их назад, к развалинам башни.

Никто не почувствовал охоты отрезать с мертвого зверя что-нибудь в качестве трофея. — Это — ну... иккра.

— Это как бы отчасти разумная горилла, — пояснила Джорин, изящно пожимая плечами. — Но с четырьмя руками. Ты заметил поврежденную руку?

Олан кивнул.

— Я поговорю об этом с Товом Буркой лично. Кто-то выстрелил неточно и оставил иккра живым, но подраненным, и струсил потом рассказать об этом из боязни показаться глупцом. Ну, а таких делишек Охотники Бурки терпеть не могут! Йенси чувствовал легкое головокружение. Черт! Вообще-то, голова кружилась, как на карусели. К тому времени, как они немного оправились, выпили воды и промыли царапины, ссадины и порезы, недавний эпизод всем уже казался кошмарным сном.

Когда в конце концов они выступили, Олан отправился с ними, как будто это само собой разумелось, без комментариев.

— Дайте только мне рассказать Тову Бурке об этом! — восторгался Олан. — Человек с голыми руками против иккра, врукопашную! Парень, да это же войдет в легенды! Йенси, припомнив знакомые ему россказни о невероятных заварушках, возразил:

— Никто тебе не поверит, Олан. Вот увидишь.

— Пфе! — фыркнула Джорин.

— Да и все равно, — докончил Йенси, — эта чертова тварь была полудохлой. Рука отсохла, вся продырявлена пулями, оглушена прикладом, глаза... Нет, поединок был не из равных. Олан засмеялся коротким, неприятным лающим смехом.

— Не будь иккра ранен, Ки, тебя бы сейчас с нами не было.

Йенси при этом замечании продрал, как и полагалось, мороз по коже.

В полдень на привале они подрепились из припасов Олана и обсудили свои дальнейшие планы. Олан должен был сообщить Тову Бурке, что закончил свою работу по уничтожению останков после охоты. Рану от пули 22-го калибра в своей руке он словно не замечал, и Йенси, вспоминая благословенный гром «Смит-вессона», перекрывший рев иккра, был за это весьма признателен.

— Я вижу по вашему оружию и одеяниям, — Олан, кстати, воспринял едва ли не полную наготу девушек со стоическим самообладанием, каковым Йенси не мог не восхищаться, — что вы не сырье для добычи. Думаю, что вот Ки легко мог бы получить у Това Бурки место загонщика. Что до вас, дамы...

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru