Пользовательский поиск

Книга Охотники Джундагая. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Глава 2

Должно быть, он потерял сознание от силы удара при падении, а то и вовсе убился. Йенси лежал, раскинув руки, наполовину оглушенный, пока в голове у него не прекратились вспышки. Немного спустя он попытался на пробу пошевелить руками и ногами, а в последнюю очередь — головой. Он питал совершенно твердое убеждение, что голова отвалится, если он станет слишком резко ею трясти.

Прямо под ним лежал один из людей в шубах. Тело его было на ощупь вялым неестественно вывернутым. Пальцы Йенси угодили во что-то теплое и липкое, и он уселся, застонав от боли, пронзившей локоть, и поспешно отер кровь о шубу покойного. Он чувствовал себя препаршиво. Эти чертовы колокола продолжали названивать, а фейерверки грохать и разрываться у него в черепушке.

Йенси ненадолго закрыл глаза; когда же он снова без особой охоты открыл их, это странное покрытие из клепаного металла и ярко-синее солнце все еще были на месте. Мягкий, задыхающийся голос пробормотал что-то ему на ухо, и Йенси дернулся, как будто услышал рев сирены.

— Э?

Лицо девушки было напряжено и хмурилось, ее синие глаза затуманились от страха. Жалкие клочки, составлявшие ее одежду, висели лохмотьями. Другая девушка, лежавшая без сознания, как и второй мужчина, была одета несколько основательней, но и ее костюм относился к тому же типу — лоскутки, кружавчики, бусинки и побрякушки. Йенси подобные наряды никогда особо не нравились.

Девушка задвигалась, морща лицо — как догадался Йенси, из-за болезненных ушибов, причиненных падением. Она пошарила в волосах погибшего, сняв с него дурацкую стальную шляпу, и извлекла обруч, переливающийся под лучами синего солнца сиянием драгоценностей. Все лица в здешнем освещении имели синеватый оттенок, словно под водой.

Девушка надела обруч на голову Йенси, аккуратно пристроив его поудобнее — прикосновение ее мягких ладоней не было неприятным — и приговаривая:

— ...теперь она может в любой момент послать за нами своих тругов. Я их так боюсь, что просто сил никаких нет, а бедненькая Зельда лежит там вся синяя, да еще эти два гнусных валкина здесь и...

— Погоди минутку, — рассеянно проговорил Йенси.

Он поднес руку ко лбу и заморгал. Это же все совершенно не настоящее — и однако у него не исчезало мерзкое ощущение, что он не проснется в комнате, которую снимал для жилья, в собственной уютной постели, готовый отправляться в эту богом забытую нью-йоркскую контору. Здесь — уж точно не Нью-Йорк, в этом-то он был уверен.

— Но графиня...

— Этот человек, — сказал Йенси, тяжело сглатывая. — Он ведь умер.

— Хвала Уботху! Однако, второй Валкини еще дышит. Скорее возьми у этого нож и перережь ему глотку, пока он не очнулся!

— Чего? — Йенси видел, как вздымается ее грудь под тоненькой серебристой тканью. Девушка нисколько не шутила. — Нельзя же убить человека, просто взять и убить... вот так. С неприятным горловым звуком девушка выхватила из-за пояса у мертвеца длинный нож и кинулась к человеку, который был еще жив. Она замахнулась, но блестящая цепочка обвилась вокруг ее руки, задержав смертельный удар как раз вовремя, чтобы Йенси успел неуклюже перекатиться и схватить ее за руку.

— Стой! Ради бога! Что происходит?

Девушка боролась, силясь освободиться. Нож зловеще поблескивал в лучах синего солнца; края его были угрожающе наточены.

Удерживая ее извивающееся тело, Йенси столкнулся с телом человека в шубе. Его рука, шарившая в попытках ухватиться получше за ускользающие, как ртуть, формы, наткнулась на браслет человека, лежавшего без сознания, и случайно нажала на рычажок.

Девушка напряглась. Ее ладони распрямились, как спущенные пружины. Нож упал, звякнув о металлический пол. Девушка выгнула спину, ее лицо исказилось, тело содрогалось в неуправляемой муке. Йенси поспешно распрямился, отпустив рычажок. Когда девушка бессильно осела с отчаянным вскриком, он подхватил нож и, не найдя места получше, сунул его за брючной ремень. При этом он заметил, что с его пальто сорваны все пуговицы.

— Дурак! Когда он придет в себя, он тебя убьет!

— Да погоди, просто погоди минутку. Дай мне перевести дух.

— Дурак!

Йенси вынудил себя встать, опершись при этом на винтовку — оскорбление честного оружия и причина возможного для него ущерба, которого Йенси никогда не допустил бы при более обычных обстоятельствах — и огляделся. У него захватило дух. Клепаные металлические пластины составляли гигантский пол, протянувшийся в три стороны насколько хватало глаз. С четвертой стороны они возносились в небо на высоту, этак вдвое превышавшую высоту Эмпайр Стейт Билдинг. Йенси моргал глазами под палящим светом синего солнца. В оранжевом небе ни облачка, на металлической поверхности — ничего кроме них самих, не за что зацепиться взгляду слезящихся глаз. Йенси обернулся к своим новоявленным спутникам. Девушка, слабо всхлипывая, подползла ко второй девушке, той, которую, должно быть, звали Зельда, и пыталась привести ее в чувство. Блестящие цепочки отсвечивали здесь серебряно-синим. Какого цвета могут быть волосы девушки, Йенси описать был не в силах; они выглядели бледно-голубыми, как разбавленные чернила. Она похлопывала Зельду по лицу и по рукам, тяжело дыша, явно очень напуганная. Ну как? Не напуган ли Ки Йенси до чертиков? Еще как напуган!

Зельда застонала. Йенси посмотрел на нее. Ее волосы, казавшиеся фиолетовыми, были должно быть, на самом деле, рыжими. Короткая стрижка открывала уши, резко контрастируя с длинными голубыми локонами другой девушки. Зельда открыла глаза. Глаза эти, бывшие темно-карего цвета, произвели глубокое впечатление на Йенси, меж тем, как их владелица повернула голову, озирая сцену. В последний раз Йенси видел это лицо — и тогда же он видел его в первый раз — когда умерший уже человек ударил ее по лицу и назвал «стихлой».

— Ну же, Зельда, ну. Нам подвернулся настоящий шанс. Мы прихватили лопуха, который ничего не знает об Измерениях, и нас преследуют труги. Графиня погонит их дальше, ты же ее знаешь!

— О каком шансе ты говоришь? — свирепо осведомился Йенси. Ему не нравилось, когда его называли лопухом, хотя остального он и не понял. — Если эти твари за нами гонятся...

— Труги! — воскликнула Зельда, садясь. Нелепые бусы на ней забренчали и Зельда с недовольной гримасой сорвала их и швырнула на металлический пол. Бусы, подпрыгивая, раскатились. Зельда потянулась. — Но шанс у нас есть, Джорин, и шанс неплохой. Однако, — Зельда вновь огляделась, и между бровей ее обозначились крохотные хмурые морщинки, — это не Джундагай.

— Да, по-моему, это Торвальт, или, может быть, Кафаргуэлин. Я почувствовала Врата так быстро, а труги приближались и я... я просто протолкнула нас.

Зельда похлопала Джорин по руке.

— Ты правильно сделала. Но Соломон скоро нас почует.

Надо двигаться дальше, и побыстрей. Это шанс, которого мы ждали так долго.

— А как насчет этого лопуха?

Зельда холодно посмотрела на Йенси. Тот почувствовал, как его плоть дымится под ее взглядом — странное ощущение физического контакта, которое он не мог ни понять или объяснить, ни принять, хотя бы и желая того.

— Первое, что нужно сделать — разомкнуть эти презренные железные ошейники с их цепочками, — твердо сказала Зельда.

— Да, о да, — подтвердила Джорин.

Они энергично обшарили лежащих мужчин, разыскав маленькие ключи, которыми отомкнули петли, прикрепленные к железным ошейником у себя на шеях. Второй поворот ключей отмыкал сами ошейники. Две девушки с воодушевлением сбросили железные ошейники и стянули полоски розового шелка, предохранявшие, хотя и неэффективно, их шеи от натирания железом. Следы, оставшиеся у них на шеях, выглядели в синем освещении красными, как сырое мясо.

Зельда глубоко вздохнула.

— Хорошо... — начала было Джорин.

— Да, — перебила Зельда.

— А теперь слушайте-ка, — заявил Йенси. — Я хочу...

Зельда безразлично взглянула на него.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru