Пользовательский поиск

Книга О жизни такой непростой…. Содержание - Мерль, некромант

Кол-во голосов: 0

Мерль, некромант

Ну вот, а я надеялся, что еще пару дней мой дорогой братец потерпит! И хотя бы в сей предрассветный час мне удастся отдохнуть. Так нет же, именно сейчас он начал применять тяжелую артиллерию. Значит, пора убираться отсюда. Встав с уютного кресла, аккуратно поставил бокал с вином на столик и потянулся, разминая мышцы. Тьма, как же я устал.

Сцепив пальцы, прислушался к стонам и скрипам замка. Камни были категорически недовольны происходящим, потолки и своды капля за каплей теряли устойчивость… В одном из скрытых от глаз простых смертных залов, где всегда проводились особо интересные ритуалы, концентрировалась сила. И очень специфическая, из тех, что стараются будить как можно реже.

К горлу подступила тошнота. Не от брезгливости, меня трудно чем-то кровавым смутить, простая физиология. Прах, тлен и гниль, извлекаемые сейчас из Бездны, задевали за раскинутую мной тонкую поисковую сеть. И аура, признаться, не столь мощная, чтоб игнорировать совместное воздействие двух десятков магов, вливалась в этот гадостный резонанс и от этого терялась концентрация. К тому же настройки моих амулетов рассыпались в прах… Ну, точнее могли сорваться в любой момент. Заканчиваем. Потерев виски, в которых зудела боль, встряхнул кистями, сбрасывая заклинание.

Тьфу, гадость. Хотя…

Полная, настоящая Звезда Хаоса. Очень удачно. Но плохо то, что меня не позвали на ритуал. Совсем уважать перестали. Придется невежливо, без приглашения…Ну, ничего, я еще им напомню про то, кто здесь главный. В последний раз.

Если честно, в подвал я не собирался идти ни за какие блага. Ушел бы тихо по прекрасно изученным тайным ходам, только меня и видели. Угу, как же. Есть одно большое НО. Договор. С персоной, планов которой лучше не нарушать. Лиссаэль вот, стиснув зубы, выполняла, несча-астная. Переполох устраивала в Светлом Лесу. Вот и я весь из себя такой же, обиженный. Заикаться о том, что требования, переданные напоследок с призраком, невыполнимые, даже и не стоит. Лучше попробовать выжить.

Так что…

Поторопимся? А то ведь можно и опоздать к кульминации. Первое и главное — лаборатория. Открыв дверь, посмотрел на тускло сияющие в темноте амулеты. Да… жаль добро бросать. Поэтому заберу все, что смогу унести. Ну, жадный я, жадный! Пробежался кончиками пальцев по разложенным на столе изделиям, ощущая легкие покалывания. Что тут у нас самое полное? Щиты, накопители силы и исцеляющие амулеты — на шею; на пальцы правой руки, вместо кастета — призывающие призраков кольца и парочка огненных алмазов. На левую — четыре тонких серебряных колечка, соединенных цепочкой — артефакт посмертного проклятия.

Вот теперь я похож на ювелирную лавку. Только серег не хватает. Впрочем, дело поправимое. Тонкое золотое колечко, подвешенное за проволочку на гвоздике, лежало в бархатной коробочке с таких давних времен, что я даже про него забыл. Наследство одного удачливого диверсанта. Ему удалось пробраться через эшелонированную систему безопасности дальше всех, да и умереть получилось без мучений. А опытный, существующий в единственном экземпляре, амулет, маскирующий ауру носителя, достался мне.

Поморщившись, одним движением проколол мочку уха и закрепил серьгу. Слизнул кровь с пальцев. Пусть это будет единственная потерянная мною капля! М-да… вот уж вряд ли!

Дальше… Окинув прощальным взором собрание редкостей, вскрыл тайник в одной из стен. С оружием. Забрал небольшой, можно сказать карманный, арбалет и набор стрелок с особой начинкой. Пусть малышу в локоть длинной далеко до станковых монстров, что стоят у нас на стенах, зато самое то для коридоров и переходов.

Отбросив черную мантию, остался в легкой рубашке, жилете… Ну и далее… пристегнул на пояс арбалет.

Вперед.

Выйдя из покоев, резко развел руки, всаживая в грудь охранникам короткое проклятие. Оба мгновенно осели на пол пустыми мертвыми мешками. Раздраженно отмахнувшись от воющего призрака, тут же осыпавшегося незримым пеплом, нырнул в один из ходов.

Пыль, пыль, пыль… Тьфу! Это сколько же я здесь не ходил. А вот и ступеньки. Винтовая лестница уходила в колодец, дна которого было не видно даже «ночным зрением». Касаясь свободной рукой влажной стены, понесся вниз.

Сократив путь, вышел уже в подвалах, в преддверии ритуального зала. Где-то выше остались боевые десятки ордена, с одной единственной установкой — не допустить моего появления внизу. Любым способом. А против совмещенной мощи трех отрядов, состоящих пусть всего лишь из младших адептов, никакой магистр не выдержит. Количеством задавят, поганцы.

Не любит, не любит меня брат. Да и в курсе, как я отношусь к тому ритуалу, что он затеял. Отрицательно отношусь, ибо жизнь свою люблю трепетно и нежно. А результатом пробоя реальности будет однозначная и окончательная смерть. Не только моя, впрочем.

Так что приговор вынесен и обжалованию не подлежит.

Что тут у нас? Во влажном сумраке, освещаемом только парой факелов, шевелилось, сопело и скрипело нечто…

Охрана, прелесть какая!

Несколько потрепанных, истерзанных зомби, повинуясь неслышному приказу, безвольными вонючими кучками осели на камни. Сила, наполняющая их кристаллы, частично рассеялась в пространстве, а частью осела у меня на щитах. Чтобы тут же устремиться в полет уже в виде десятка призрачных игл. Боевая пятерка последнего рубежа обороны — высококлассный лич, пара магов и воины до кучи вынуждены были уворачиваться, вместо того, чтобы атаковать.

И все пустые, без единого щита. До последней капли отдали силу дорогому брату. В рукопашную они, что ли, драться со мной собираются? Не самая хорошая идея. Я драться не умею, просто обычно до ситуации соприкосновения клинками процесс уничтожения не довожу.

Танец меченосцев вещь красивая, даже в исполнении этих ошметков в черных тряпках. Выписывая пируэты клинками, они пытались избавиться от надоедливых, как пчелки, синих иголок. Те вились, вились, только что не зудели. А на сине-серой коже лича проступили темные узоры «последнего приказа». А вот этого не надо!

Руна разрушения, стремительно начертанная в воздухе, впечатала мертвеца в стену, краем задела остальных, сметая тела к порогу зала.

Перестарался. С этими рунами так всегда, чуть отпустишь контроль — потеряешь излишек энергии.

Я неторопливо зарядил арбалет, прислушиваясь к происходящему за тяжелыми дверями. К горлу подступала тошнота. Успеваю.

Так. Двери заложены засовами, наверняка. Помню, помню, толстые такие, чуть ли не бревна. Значит…

Присев на корточки перед еще живым магом с продавленной грудью, положил ладонь ему на лоб. Тот что-то прохрипел, кривя лицо в гримасе презрения. Из уголка рта вытекла тонкая алая струйка. Чуть надавил пальцами и разумом, глядя в мутные от боли глаза, сливаясь с ним аурой. И потянул остатки его жизни на себя.

Примитив, самые-самые основы черного целительства. Но энергия-то нужна. Так что без жалости.

Кожа полумертвого мага посерела, лицо осунулось, усохло, тело стремительно превратилось в мумию. За миг до того, как душа неудачника отлетела в Бездну, разорвал контакт.

А теперь… Вскинув левую руку, размял пальцы. Спустя миг на дверь легла, тускло сияя, руна Праха. Дерево потускнело, покрылось стремительно отслаивающейся коростой и рухнуло вниз мелкой серой пылью, забивающей горло и нос.

Задержав дыхание, шагнул вперед сквозь поднимающиеся к потолку клубы праха и вскинул арбалет. Щелчок. Зачарованный болт, вращаясь, полетел в ближайшую ко мне спину, затянутую в черную мантию. Полыхнули алым руны на древке, и, ввинтившись в плотное магическое поле, он мигом оплавился. Линии семилучевой звезды, свет от которой был почти не виден из-за пыли, пересекла уже оплавленная, роняющая горячие капли нить. Причем вовсе не утерявшая своей убойной силы. Маг, держащий щиты, упал на камни. Растекшаяся по его спине лужица прожгла ткань, добавив к ароматам благовонных палочек запах горелого мяса.

Пронизывающий до костей речитатив ненадолго прервался. И сверху, потеряв равновесие, обрушилась накопленная сила. В висках стрельнуло дикой болью. Т-тьма… Слизнув кровь с прокушенной губы, торопливо перезарядил арбалет.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru