Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

Я ухожу из дома, у дверей
Любимая с ребенком на руках
Тихонько плачет о парнишке,
Которого могила ждет.

Мастер Ден с любопытством смотрел на Льешо.

– Где на сей раз? – спросил мошенник. – Я все утро любуюсь на твои пустые глаза.

Пора расставлять армии по плану. Но ее милость тоже глядела на Льешо, и тот не мог не рассказать.

– Я видел демона мастера Марко, вернее, то, что он показал мне. Думаю, тварь играла со мной, как кошка с мышкой.

Льешо скривился, до сих пор чувствуя запах смерти, забивший горло.

– Вряд ли в следующий раз мне удастся выйти сухим из воды.

Он не упомянул жемчужины, которые служили демону глазами и напоминали о видении по другую сторону от Понтия.

Во сне Льешо бродил в лугах среди мертвых пустынников и собирал жемчужины из их глазниц. В реальном мире каменные чудища забрали сердца воинов и оставили на их месте драгоценности Богини. Но это не умаляло гнев и боль Льешо. Он думал, что сон закончился. Как оказалось, видение просто поменяло форму. По крайней мере теперь Льешо знал, куда делись жемчужины Богини.

Но барабаны и дудки молчат,
Красная туника превращается в тлен,
Поля засеяны павшими воинами
В сумраке и кровавой пыли.

Песня слишком точно отражала чувства Льешо после встречи с королем-демоном, но богиня ободрила юного короля.

– Тогда мы ударим по демону. На сей раз у твоей госпожи и супруги не найдется причин жаловаться на свои армии.

– Знаю.

Льешо предпочитал не спорить со смертной богиней, хотя и знал, что ее план не сработает. Демон устроился в кармане преисподней, выглядывающей на поверхность там, где пики соприкасались с небесами. Армии смертных могут вечность блуждать в горах, но так и не найти вражеские силы, которые существовали лишь в магической реальности. Сражаться придется в одиночку. Но вначале нужно вернуть Священный Город Богини.

Часть пятая

Небесные Врата

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Если смотреть сверху, то Горы Тысячи Пиков начинались грядой низких холмов в провинции Далекого Берега. Дальше на юг они все росли и росли, превращаясь в зазубренные скалы, которые полумесяцем окружали южные границы Фибии. Туманная страна, как называли Фибию соседи, лежала на широком плато высоко в горах, словно древние силы, создавшие угрожающий барьер, остановились здесь, на вершине мира, чтобы отдохнуть перед последним усилием: шесть пиков, чьи увенчанные ледяными коронами головы пронзали сами небеса.

Говорят, священные предки Льешо спустились с тех самых гор, чтобы полюбоваться на свою работу, и остались помогать людям, которых обнаружили у подножия великих гор. Они подарили фибам способность дышать разреженным воздухом. Пальцами прочертили переходы через горы на запад. Затем попросили народ построить Золотой город и в нем две башни: одну для Богини, чей знак – луна, вторую в честь земной силы солнца.

Когда приказание выполнили, король поселился во Дворце Солнца и начал приглашать караваны для торговли. Королева заняла свое место среди жриц в храме, откуда могла путешествовать между небесами и землей. Горы защищали их, а взгляд небес наполнял сердца радостью. И они не нуждались в стенах.

Когда Льешо жил во дворце, ему было слишком мало лет, чтобы отделять правду от вымысла в легендах. Даже сейчас, пройдя путь от Жемчужного острова, он не знал, где граница между ними – и есть ли она вообще. Но перед чудовищной стеной, которую заставили построить гарны, мрачный гнев зашевелился в его душе из-за всех преступлений, совершенных улгарским кланом против его народа и мира, дорогого сердцу Великой Богини.

Для Льешо стена олицетворяла не гибель его дома, но еще одно испытание. Еще одно препятствие встало между ним и райскими садами, которые звали его сильнее, чем родной город, братья или любая из земных побед. На сей раз он подготовился, собрал все армии вместе.

Какими-то магическими способами мастер Ден раздобыл одежду для короля Фибии, отправляющегося на войну. Льешо повязал на голову серебряную ленту и надел не вышитое дворцовое платье, а настоящие фибские доспехи – такие же, но маленькие, он носил в детстве на параде, прежде чем пришли гарны и забрали все, хорошее и плохое. Доспехи причиняли не меньше неудобств, чем раньше. Пластины на груди сияли не так ярко, как у Шу, но пережившие набег фибы увидят вызов захватчикам в самом виде Льешо.

Как Льешо надеялся, весть о столь многочисленной подмоге следовала за ними через сухие и пустые земли заброшенных ферм и опустевших деревень. Фибские бандиты и повстанцы выползали из закоулков, чтобы присоединиться к солдатам. Женщины и дети, беженцы, многие прибивались к армии. Они не умели сражаться и были едва заметны среди войск Льешо, но само их присутствие говорило о возобновленной решимости отобрать Фибию у захватчиков именем законного короля.

По плану, который Льешо разработал с Гхризом, армиям предстояло промаршировать чуть не к самым воротам города пятью колоннами, по четыре солдата в шеренге. Когда они подошли так близко, что разглядели трещины в дереве ворот, первый ряд из королей и принцев, богов и благородных генералов с Льешо во главе остановился. Войска в одеждах своих народов собрались вокруг, заполнив все пространство под негостеприимной стеной вокруг города.

Захватчики оказались трусами, предпочитающими нападать неожиданно. Когда о пятидесятитысячной вооруженной армии прознали в гарнизоне, гарны затрепетали от ужаса. Шокар считал, что одна демонстрация силы заставит улгар сдаться. Адар сомневался. Он какое-то время провел в плену у лейтенанта Марко и своими глазами видел, что вперед захватчиков толкает неистовый трепет перед хозяином. Льешо вспомнил, как на юге страх толкнул людей господина Ю на Мост Золотой Реки, который был и не мостом вовсе, а свирепым и коварным драконом.

Шум и жестокость армии, конечно, ослабят уверенность захватчиков, сдался Адар. Точно звери в ловушке, улгары будут бросаться в разные стороны, зажатые между суровым хозяином и вражескими силами. Итак, под лучами Великого Солнца они подъехали к городу под бдительным оком плененного города.

И нисколько не удивились, когда в окошке над воротами появился внушительного вида генерал со скальпами многочисленных жертв на груди.

– Убирайтесь вместе со своим сбродом! – крикнул он. – Пока Повелитель Воронов не приказал подать вас на обед!

Льешо решил, что генерал имеет в виду мастера Марко. Маг отравил улгарского хана и скормил тело стае ворон, которые тут же издохли, превратившись в огромное дурно пахнущее одеяло из черных как сажа птиц.

– Мой сброд никуда не уйдет, пока не сровняет с землей стену и не вернет Кунгол законному королю, – ответил Льешо. – Передай своему хозяину, что вернулся потерянный король Фибии. Откройте ворота и сложите оружие, или пеняйте на себя.

– У Фибии нет короля, – усмехнулся генерал. – Старый король умер на коленях, что, похоже, удается фибам лучше всего!

Льешо не понял, что улгар имел в виду – умирать или стоять на коленях. Однако Гхриз попортил захватчикам немало крови, и гарн об этом наверняка знал.

Генерал продолжил свою напыщенную речь:

– Вот почему Кунголом правит могущественный хан!

Льешо не выдал своего гнева и заговорил чистым громким голосом:

– Передай своему хозяину, что вернулся святейший король фибского народа. С ним пришел император Шана с армией, ханы Кубала и Тинглута с армиями, Дочери Меча из Битинии и пустынники Гансау из легенд. Передай, что смертные боги стучат в его дверь, и боги свершат справедливость!

99
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru