Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Стуча копытами, Льешо ввалился в желтую командную палатку смертной богини войны. К счастью, советники уже видели его в тотемном обличье. Мастер Ден мельком взглянул на Льешо, не прерывая разговора с Ясным Утром и Баларом, кивнул, но больше никак не отреагировал на стремительное появление ученика. За столом, покрытым картами и окруженным королями, принцами, генералами, смертная богиня войны сидела на стуле, который Льешо помнил еще по провинции Дальнего Берега. Тогда она показала ему карту и спросила, что он видит за цветными квадратами. Кунгол был золотым, гарн – морем зеленого. Битиния – знаком вопроса на потрепанном краешке бумаги.

Теперь Льешо мог определить каждую страну по ране или товарищу, навсегда потерянному в ее землях. А госпожа задала ему другой вопрос.

– Чаю?

Смертная богиня войны кивнула на чайник, который стоял на столике подле нее. Когда Льешо вежливо принял чашку из рук госпожи Сьен Ма, она вернулась к собравшимся союзникам.

– Ты нашел последнего принца, святейший король? – спросила смертная богиня войны. Первое испытание для пророчества, сулившего успех. Следующий вопрос имел больше отношения к действительности: – Присоединится ли он к нам в борьбе против мага?

– Нашел и присоединится. Но…

Льешо знал, что его слова разгневают союзников-ханов, и поднял руку, отметая возражения.

– Принц Гхриз не слишком обрадовался, что среди наших союзников есть гарнские кланы.

Мерген лишь моргнул, но Тинглут-хан густо покраснел от ярости и набрал побольше воздуха, чтобы выразить свое возмущение.

– Вы должны его понять, – извинился Льешо, пока они не наговорили друг другу лишнего. – Фибия знает среди гарнов только притеснителей и палачей, которые убивают ради забавы и носят скальпы фибов на рубахах.

– Фибии нет причины доверять Кубалу, – напомнил Мерген-хан.

В далеком прошлом люди Кубала убили фибского короля за любовь к дочери клана. Льешо носил черты того короля, иногда ему казалось, что эта смерть – одна из его собственных.

– Кланы не имели дел с Фибией много поколений. Предыдущие заканчивались плохо, предательством.

– И все же мой брат, Гхриз, с осторожностью, но объединяет свои войска с вашими в грядущей битве. Он готов судить по настоящим делам.

– Под руководством духов предков я надеюсь залечить старинные раны между нашими народами, – пообещал Мерген именем Чимбай-хана, который первым предложил помощь Льешо и горстке его сподвижников. – О дружбе мечтать рано, но мы возместим смерть твоего деда.

История, а не смутные воспоминания Льешо о прошлых жизнях, привязывала к нему Мергена. Льешо принял обещание хана, как принял заявление Чимбая, убитого брата Мергена.

Тинглут собрался было защищаться, но Шу лишь поднял бровь. Улус Тинглута плел заговоры с правителем провинции Гайнм, чтобы объявить войну империи. Только своевременное появление Шу и казнь мнимого чиновника спутали их планы. Однако Тинглут помогал улгарам мастера Марко в атаке на Имперский Город Шан.

Фибы тоже не спешили доверять ему. Королю следует осторожно выбирать армии союзников – после битвы солдат придется выдворять из страны, в которую их пригласили. В этом отношении беспокойство вызывал не только Тинглут. Армии Шу служили воле смертной богини войны и сохранению небесных и земных царств, а Мерген восстанавливал семейную честь. Льешо мог доверять им как один король другому – до тех пор, пока у них есть общая цель.

Но Ападиша и Тинглут… Льешо твердо решил на поле боя поставить Дочерей Меча рядом с войсками Тинглута. Две армии, несомненно, будут следить друг за другом, отрезая соперникам путь к преимуществу во время сражения с общим врагом. Позже братья помучаются, избавляясь от союзников.

Льешо вынул свиток из внутреннего кармана и развернул его на столе поверх карт. На листке была схема Кунгола и стены, которой захватчики окружили город. Повстанцы никак не пометили тайные ходы на рисунке, но Льешо запомнил их наизусть и теперь начал показывать – тут, тут, там…

Прежде чем появился план сражения, утро превратилось в вечер. Когда каждый предводитель уяснил свою позицию и задачу при взятии Кунгола, они разошлись по своим лагерям инструктировать генералов и капитанов, которые, в свою очередь, передадут сведения лейтенантам. К Кунголу решили двинуться на рассвете следующего дня.

Небесные Врата – другое дело. Льешо составил собственный план. Он не думал, что советники одобрят задумку, а потому промолчал. Они все равно ничего не могли сделать. Но от соратников ему не скрыться – они вновь окружили его и наотрез отказывались покидать, – но друзья поймут Льешо лучше, чем те, кто собирался сделать все за него и спасти юного короля от грядущего сражения. Убедить целителей несколько сложнее, особенно когда Льешо собирался использовать план мастера Марко или его часть. Он жалел, что приходится просить о помощи, но знал, что без них не победит демона у Небесных Врат. Когда распустили военный совет для подготовки к битве, Льешо отправился на поиски Карины.

За больничной палаткой мастер Ден установил громадный таз для стирки и приспособление для отжимки постельного белья и бинтов. Льешо приказал своей команде оставаться снаружи, заверив, что никуда не идет ни в реальности, ни во сне. Он не лгал – Карина не несла ему опасности. Опасность будет позже. Каду невинное выражение лица Льешо не обмануло, однако она подчинилась просьбе.

– Мы будем прислушиваться на случай, если ты все же попадешь в переделку, – заявила она.

– Другого я и не ожидал, – согласился Льешо. Потом вошел в палатку. Внутри Карина руководила Адаром и парой учеников, которые ухаживали за ранеными.

– Льешо! Как дела?

Карина мельком взглянула на фибского короля и, заметив его хмурую гримасу, присмотрелась получше.

– Что такое? Что-нибудь случилось?

– Мне нужна твоя помощь. Я бы не стал просить, но другого выхода нет.

Карина прочитала отчаяние в напряжении плеч и морщинах, проявившихся в уголках глаз. Отослав учеников вить бинты, она повернулась к Льешо.

– Что ты хочешь? – спросила Карина, когда с ними остался только Адар.

– Я не верю ни единому слову мастера Марко, но он прав в отношении твари, которая штурмует сады Великой Богини. Я не сумею победить короля-демона в честной битве.

Льешо тайком взглянул на рабочее место целительницы и тем выдал причину своего визита.

– У меня нет ядов, способных убить демона, даже если бы я преступила клятву, запрещающую мне использовать их, – сказала Карина.

– Я не стал бы просить тебя об убийстве, – заверил Льешо. Он бы глубоко разочаровался в людях, которых пытался спасти, предложи дочь Мары совершить ради него преступление. Однако Льешо нуждался в помощи и знал, что его просьба станет для Карины испытанием верности.

– Думаю, мастер Марко был прав в одном: если я не найду способ ослабить демона до схватки, он перережет мне горло одним когтем. Если я умру до победы, со мной исчезнет надежда.

Льешо понимал, что выдает слишком много. Он не рассчитывал выжить, но надеялся уничтожить демона прежде, чем испустит дух от ран, которые нанесет ему могущественный противник.

Лицо Карины помертвело.

– Маг думает о себе, а не о Богине. Я не верю, чтобы он хотел избавить тебя от смерти.

– Я должен действовать. Это моя война.

К тому всегда и шло: призрак учителя на дне Жемчужной бухты послал его на освобождение своего народа и спасение людей от конца, предсказанного видениями Льюки. Но никто не утверждал, что Льешо выберется из похода живым. Карина отвела глаза и посмотрела на свои травы.

– Возможно создать зелье, вызывающее сон или временное недомогание. Любое снотворное для твари из преисподней смертельно для человека. Как ты заставишь короля демонов принять яд, не испробовав его сам?

– Мастер Марко целый сезон поил меня ядами в своей мастерской именно для такого случая. Он хотел, чтобы я убил короля-демона, говорил, что я буду сидеть на троне рядом с ним на правах сына, но, думаю, маг собирался убить меня после схватки и встать во главе армии демонов. Вот почему сначала мне надо разобраться с Марко.

97
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru