Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

– Что за звук? – Спросил Отец всего сущего.
Выглянул из окна, день был ясен,
Солнце ярко сияло, но туча
Пятнала горизонт.
Горестные крики раздались во тьме.
– Всего лишь смерть, – Ответствовала Дочь Меча,
Откладывая клинок, чтобы налить чай.
– Война остановилась на пути, судьба
Ожидает новых свершений.
Во тьме нам слышны лишь крики боли.
– Когда это случится? – Спросил Отец всего сущего.
Он выпил чай. Смеркалось.
Солнце скрылось за тучами,
Затянувшими небо.
Крики ужаса приближались во тьме.
Семь потерянных принцев найдут друг друга,
Шесть голов, увенчанных звездами, что скрыли врата.
Пять армий, как единая сила, сплотятся вокруг них.
Четыре огнедышащих змея поднимутся над ними.
Три скорбных дара преподадут горький урок:
Два пути впереди, нужно выбрать один.
Единая драгоценность дана всем семи братьям.
Король призван повернуть священный ключ.
Вернуть небесам то, что раем потеряно —
Справедливость приносит свет и тьму —
Небеса обретут покой.
Крики, крики, мольбы о справедливости замирают во тьме…

Менар остановился – к всеобщему удивлению.

– И это все? – спросил Великий Ападиша.

– Столько было мне дано. – Слепому поэту удалось одновременно пожать плечами и поклониться, что говорило о его собственных чувствах.

Льешо не совсем понял структуру стихотворения. Отрывок с числами, довольно ясный, совершенно выпадал из ритма. Юноша не знал, отличались ли этим все пророчества или просто в стихотворение добавили повествование о чаепитии местных богов, как вступление к эпической поэме о войне и сражениях. В свое время Льешо вдоволь наслушался таких рассказов.

В последнем четверостишии должна бы упоминаться дочь и реакция отца на предсказание, подумал он.

Будто в ответ на его мысли Менар добавил:

– Я пытался в меру своих скромных поэтических талантов закончить стихи. Но, похоже, судьба ждет, что мы сделаем дальше, и пророчество не будет дописано, пока мы не выберем путь…

– Не нравятся мне разговоры о всяких путях, – проворчал Великий Ападиша. – Начинаешь думать, а не ударился ли поэт в язычество.

Льешо не знал, какое наказание в Понтии полагалось за поклонение идолам – пусть даже на Пути Богини их в действительности не встречалось, – но не хотел, чтобы ему помешали договориться с Ападишей.

– Возможно, богов Понтия обеспокоили события в другой реальности духов и богов, – предположил принц. – В реальности, далекой от владений Отца и Дочери Меча, где сейчас правят другие небесные силы, но угрожает им общий враг…

Хабиба быстро вмешался:

– Пророчество предупреждает о сражениях внутри и вовне божественных царств, которые начинаются где-то в другом месте, но угрожают Отцу и Дочери на небесах и Битинии – на грешной земле…

Казалось, весь Диван затаил дыхание, пока Ападиша обдумывал заявление колдуна. Мудрецы были консервативны по природе и редко рисковали собственной шеей. И все же школа приветила незнакомцев, представила султану Льешо и суть его похода во имя других небес – странных и еретических для Битинии – как объяснение пророчества.

Оскорбившись, правитель может приказать обезглавить всю школу. Мудрецы ждали, затаив дыхание, пока Ападиша не перевел взгляд сузившихся глаз с поэта на мастера Нумеролога.

– Имеется ли научное доказательство того, что этот молодой бродяга и есть король, предсказанный Отцом и Дочерью?

– Тут мы не уверены, – признал мастер Нумеролог. – Некоторые части пророчества не вызывают сомнений. Этот изгнанный принц – один из семи братьев. В другой земле дух велел ему отыскать остальных, что он и сделал…

– Всех, кроме одного. Я пока не нашел Гхриза, – поправил Льешо.

Он верил, что Путь Богини приведет его к последнему из потерянных братьев. Долго ждать не приходилось.

– Гхриз в Кунголе, возглавляет сопротивление, – сказал Менар, будто огласил общеизвестный факт.

Наверное, так оно и было, потому что Ападиша при словах поэта вскинул голову.

– Гхриз, Призрачный Воин Золотого города? – спросил он.

– Тот самый, – подтвердил Менар.

– Значит, наш брат мертв?!

Льешо не мог поверить, что дошел до края мира только для того, чтобы узнать о смерти брата и разрушении всех надежд, но Менар покачал головой:

– Нет, просто очень хорошо прячется, а потом нападает на гарнов, когда они ничего не подозревают. О его подвигах сложено много легенд. Говорят, он затаился в самих стенах Золотого города Кунгола, охотится на врагов и каждый раз благополучно уходит от погони.

Гхриз жив!..

У Льешо голова закружилась от облегчения. Он не смел надеяться, что и в самом деле справится. Ведь в конце пути его ждал смертельный враг и еще более отчаянный демон…

На мгновение юноша потерял нить разговора, пытаясь определить, какое место занимает в его сердце Гхриз.

Время прошло, и уголки мозаики, такой безупречной в детстве, поистерлись. Льешо чувствовал, что даже все братья не заполнят пустоту. Пинг, их сестра, убитая спустя всего два цикла ее пребывания в смертном мире… Льешо надеялся ради собственного спокойствия, что она быстро вернулась на землю. Он хотел увидеться с ней в новом облике и узнать, что Пинг выросла счастливой, познав всю радость и смех, потерянные в предыдущей жизни столь рано…

Хабиба толкнул принца локтем, и тот понял, что Менар продолжает:

– …Еще говорят о прекрасной женщине, которую называют сапфировой принцессой, потому что для Призрачного Воина она важнее любого сокровища… Я переделывал некоторые из рассказов в стихи, поэтому знаю, что не все в них – правда. Но в самом факте его существования никто не сомневается. Присутствие Призрачного Воина чувствуется везде, где гибнут враги Фибии…

Гхриз, легендарный герой, да еще с прекрасной спутницей… Такая пара может принять в штыки юного брата, вернувшегося, чтобы занять их место. Но все же пророчество дошло до Гарна: возможно, и Гхриз его слышал.

Что, если брат подумал, будто в предсказании речь идет о нем самом? Льешо пришло в голову, что он может принести гражданскую войну стране, измученной вражеским вторжением. Юноша не хотел этого. Не хотел быть королем, если уж на то пошло, но не видел другого пути.

Юноша вспомнил о Льюке и помрачнел. Почему ничто не дается просто?..

Тут мастер Нумеролог поклонился Ападише, и Льешо привел свои мысли в порядок. В присутствии императоров и султанов не стоит терять бдительности.

– Значит, в пророчестве упоминаются семь принцев, – начал загибать пальцы нумеролог. – Слепой поэт сказал совету, что шесть голов, увенчанных звездами, представляют горы, окружающие город Кунгола…

– Согласен, – сказал Льешо. – В Стране Лугов многие загадки похожи на пророчество. Болгай объяснил бы это лучше меня, но головы, увенчанные звездами, могут означать только горы с ледяными шапками, которые блестят на солнце, подобно звездам…

– Пять армий, как единая сила. – Ападиша растопырил пальцы, потом сжал их в кулак. – Где они?

Вопрос прозвучал так легко и просто, что мало кто заметил в нем угрозу. Льешо прибыл в Понтий как раненый раб – в сопровождении горстки охранников вместо целой армии. Султан, наверное, гадал, не ударят ли войска по его городу, пока бродяга-король дурит ему голову? Или, что не менее вероятно, не сошел ли с ума принц-изгнанник, которого прибило к их берегам, и не заставило ли мудрецов его случайное родство со слепым поэтом неверно истолковать пророчество?

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru