Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Кол-во голосов: 0

Девушка ухмыльнулась, как всегда это делала, когда собиралась подмести тренировочный двор его спиной.

– Проверим, как ты выздоровел.

Льешо поправил на плечах расшитый плащ-безрукавку и последний раз со вздохом пожалел о потере ночной рубашки. В жарком климате Понтия дворцовые одежды казались тяжелыми и громоздкими.

Бикси помог юноше натянуть сапоги, а Хмиши повязал голову серебряной лентой фибского принца. Мастер Ден, как всегда, ничего не забыл.

Льешо оглянулся в поисках единственного лица, которого не видел с тех пор, как проснулся под укоры Хмиши.

– Где мой брат?

– Здесь.

Менар двигался легко, находя путь в слепоте так же, как зрячий раб – в темноте. Он переоделся в изящные одежды из роскошного шелка – синие штаны, красную рубашку и бежевую приталенную накидку с широкими полами. На лбу красовалась серебряная лента, которую он изучал любопытными пальцами.

Глаза Менар закрыл богатой пурпурной повязкой.

– Я отвык от корон, – признался он со смущенной улыбкой. – Но Ибн Аль-Рази сказал, что Ападиша должен видеть знаки моего происхождения…

– Но не фибскую дворцовую одежду? – спросил Льешо. Он не упрекал брата, просто удивлялся при виде его облачения, ничем не напоминающего белый наряд хозяина.

– В доме моего господина я записывал стихи, но и Ападиша часто обращается к моему таланту рассказчика… Тогда я надеваю это, чтобы развлекать его величество. Другие рабы уверяют, что я отлично смотрюсь, если не считать глаз, конечно: я закрываю их, чтобы не оскорблять Ападишу видом шрамов.

Льешо провел много времени в рабстве и почти не заметил оговорки Менара по поводу его собственного служения.

– Ты больше не раб, – твердо заявил юноша и вдруг вспомнил, что они еще не обсудили судьбу брата. – Я оспорю право твоего господина владеть принцем из королевской семьи Кунгола.

– Ападиша нужен тебе, – предупредил брат.

– Тогда мы выясним с лекарем Ибн Аль-Рази условия твоего освобождения. Я не оставлю тебя здесь, вещью в чужой стране, ни под каким видом. Просто не могу. Льек наказал мне найти всех братьев, а не только тех, которых удобно забрать с собой.

– Я знаю это гораздо лучше тебя, – сказал Менар. – Но потерпи немного. Слушай пророчество. А потом подумаем, что делать дальше.

Льешо не стал говорить, что прошел весь путь до Понтия, чтобы услышать пророчество, но вот уже минула неделя после прибытия, а он так и не добился своего. Однако лишние споры только замедлят ход событий. Принц снял повязку с глаз Менара.

– Сейчас не время прятать последствия наших действий – или бездействия – от союзников, – сказал он. – Если Ападиша выслушает пророчество и примет на его основе решение, он должен видеть, какова цена равнодушного отношения к страшной угрозе.

Прозвучало резко, но Хмиши пробудил Льешо к действию. Поэтому фибский король не извинился, а сжал губы, пресек все возражения гневным взглядом и вышел из комнаты, оставив пораженного принца Тая и Аль-Рази смотреть им вслед.

– Отец ждет нас, – напомнила Каду. – Я поведу. Льешо коротко кивнул.

Лекарь приказал подать паланкин для принцев. Отряд Льешо окружил его. Бикси и Стайпс заняли места спереди и сзади, Хмиши и Льинг – по бокам.

Так они вышли на улицы Понтия.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Понтий оказался больше Эдриса и разнообразнее по архитектуре. И все же Льешо заметил родство двух городов. В Понтий улицы были шире, но дома все так же прятались за высокими стенами, сияющими белизной ярче, чем городские со стороны моря.

Ворота выглядели внушительнее, над ними изгибались виртуозно украшенные арки, а между громадными створками виднелись цветущие сады. В отличие от Эдриса, Понтий был городом башен: изящные стройные минареты и собрание толстых выпуклых куполов возвышалось над их головами, над особняками и скромными домишками.

Каду вела отряд к гигантским воротам из резного дерева, закованного в бронзу. Когда они подошли, в крошечном окошке появилось сморщенное лицо, осмотрело их и исчезло. Мгновением позже воины услышали, как громыхнул засов – решетка ворот опустилась.

– Заходите, заходите, – махнул рукой какой-то старик и перешел на таинственный тягучий свист – язык Битинии.

Каду быстро перевела на ухо Льешо:

– Господа ждут!..

За высокой белой стеной принц обнаружил целый городок из дюжины небольших зданий. Самые высокие не достигали и середины стены: шесть башен тянулись к солнцу вокруг большого купола, похожего на громадную луковицу. Между самыми низкими домиками у ворот и самыми высокими вдалеке вдоль широких дорог и роскошных садов выстроились здания разных форм и размеров.

Пока отряд шел по наклонной булыжной мостовой, Каду показывала на студентов, музыкантов, поэтов, солдат и пекарей, которых определяла по стилю и цвету одежды. Льешо не удивился, когда дорога привела их к большому зданию, увенчанному массивным куполом. Судя по всему, это была одна из главных школ, где Хабиба навещал своих бывших профессоров. Однако принц не ожидал, что ему устроят встречу в самом просторном зале.

Сотни студентов заполнили амфитеатр, который напомнил Льешо места для зрителей вокруг арены, где бились гладиаторы, в провинции Дальнего Берега. Правда, здесь пол покрывали ковры, а не опилки.

Мастера в ярких одеждах, обозначавших их специализацию, сидели на стульях, расположенных в два ряда под цветным куполом. Из первого ряда поднялся Хабиба, справа от него встал мастер Ден, слева – Дракон Моря Мармер в своем человеческом облике.

Мужчина и женщина, совсем старые, ожидали своей очереди, чтобы поприветствовать Льешо. Тот увидел, как они для храбрости цепляются друг за друга, и удивился тому, что может напугать двух колдунов, которые спокойно сидят рядом с драконами и богами. Единственными новичками здесь были его друзья и он сам.

– Принц судьбы…

Старик поклонился Льешо, ясно обозначив титулом свою просвещенность.

– Принц пророчества, – добавила старушка и тоже поклонилась. – Проходи и садись. И принц Менар, принц-поэт, предсказатель пришествия брата: надеемся, ты прочтешь пророчество снова, чтобы наши ученики и мастера дали собственное истолкование.

– Это снимет тяжесть с моего сердца, – ответил Менар. – Его святейшее величество, король Льешо, ответит на многие вопросы, хотя вряд ли порадует нас.

– Пророки редко приносят добрые новости, – согласился старик. – Хорошее может подождать до завтра. О плохом следует предупредить.

– Мудрые слова, как всегда, – признал Менар и уважительно поклонился.

Льешо гадал, как Ибн Аль-Рази, последователь аскетической веры в Отца и Дочь, видит школу магов Ападиши. Однако ведь лекарь распознал драконью магию в болезни Льешо. Его слуга, Менар, похоже, не испытывал никаких проблем с более эзотерической практикой, раз его знали в этой школе.

Впрочем, школа интересовала Льешо меньше всего.

– Ападиша вызвал нас по поводу пророчества, – сказал он, поклонившись. – Я уважаю ваших учителей и учеников, но пришел просить своих товарищей сопроводить меня во дворец…

– Ах да! – Старушка весело улыбнулась, блестящие глаза едва не потерялись в морщинах. – Мы забыли представиться. Я – главный астролог удачи Понтия и всей Битинии, советница Ападиши и преподаватель в его школе магов. Можешь звать меня просто – мастер Астролог.

Принц поклонился.

– А это мой муж, главный нумеролог Ападиши. Зови его мастером Нумерологом.

Астролог изучает звезды, вспомнил Льешо, чтобы понять прошлое и будущее, истолковать их для изменения настоящего. Нумеролог предсказывает математику будущих событий. Даты и календарь не менее важны в планировании, чем не связанные на первый взгляд числа на дороге судьбы. Каду говорила, что Понтий славится выдающимися учеными в этих и других магических искусствах.

Льешо еще раз поклонился, как подобало это сделать молодому королю перед умудренными годами мастерами.

– Нас оповестили об аудиенции, – произнес мастер Нумеролог. – Наши мудрецы и их ученики думали над вопросом Ападиши целый день. Но мы не можем прийти к определенному выводу, пока поэт не прочитает роковое пророчество в присутствии самого Ападиши. И конечно, мы должны посмотреть на того, кто объявил себя избранным королем.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru