Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Кол-во голосов: 0

– Садись, – велел мастер Ден Льешо. Стул скрипнул, когда покровитель пиратов повернулся и указал на место у стола. – Ты выглядишь так, будто сейчас упадешь в обморок. Ребята нервничают.

Льешо хотел возразить, что у него все в порядке. Но ему бы никто не поверил. Поэтому когда Хмиши принес стул, юный король уселся без разговоров.

– Хабиба улетел в Понтий, – вспомнил Льешо. – Когда он вернется?

– Он не вернется. Он будет ждать нас в порту. Хабиба учился в Понтии и говорит, что знает нужного лекаря.

– Сколько еще плыть? Таю нужен хирург прямо сейчас!

– Осталось меньше чем полдня, – заверила Каду, пытаясь предотвратить новую вспышку гнева. – Я думала, ты знаешь…

Она укоризненно посмотрела на мастера Дена, который не удосужился сообщить даже такую малость.

Льешо слышал ее голос, но он отдалялся и отдалялся с каждым словом. Корабль плыл в нужном направлении, он сделал все, что мог, и оставалось только ждать. Когда отпала необходимость в движении, ничто не могло остановить его веки.

Льешо смутно сознавал суть разгоревшегося поблизости спора – оставить кого-то прямо тут или перенести в более удобное место, – но усталый разум отказывался понимать, о ком идет речь. Победила партия «оставь его в покое»: на плечи и колени опустилась какая-то тяжесть. Кто-то укрыл его одеялом.

Принц чувствовал сквозь дрему, что одеяло несло не тепло, но ощущение безопасности. Безопасности, рядом с которой не нужно сохранять бдительность. Льешо отпустил себя на волю.

Крик «Земля!» вплелся в мутное полотно сна и исчез так же быстро, как появился. Когда Льешо вновь пришел в себя, рядом звучал голос Хабибы и еще кого-то, руководящего пераненого. Зашаркали чьи-то подошвы – это вынесли носилки. В последовавшей тишине шорох тяжелого шелка почти заставил Льешо открыть глаза. Но веки были такие свинцовые…

На его плечо осторожно легла рука.

– Льешо? Ты в порядке?..

Голос Хабибы. Льешо узнал его: колдун шептал ему прямо в ухо. Не потому, что говорил по секрету – скорее успокаивал дикое животное. Принц подумал, как же он должен выглядеть, чтобы удостоиться такой заботы колдуна ее милости.

– Что с ним? – спросил Хабиба. – Почему он не просыпается?

– Он проснулся, – ответил незнакомый голос. – Ну, или почти проснулся… Дай ему минутку, и принц присоединится к нам.

Льешо не узнал голоса и понял, что никогда не встречал его обладателя, но звуки пробудили приятные воспоминания. Тепло, которого его лишали долгое время, заставило доверять новому голосу, и юноша медленно открыл глаза.

Над ним с озабоченным видом склонился маг. Из-за плеча Хабибы на Льешо сердечно и понимающе смотрел лекарь. Он носил белую льняную рубашку, длинную и широкую, и короткую куртку. На голове его была фетровая шляпа одного цвета с башмаками. Еще врач надел открытую накидку с длинными рукавами. У лекаря были темные глаза, бледная кожа, аккуратно подстриженные усы и короткая остроконечная бородка. Теплая улыбка обнажала ровные белые зубы.

Льешо видел жреца в такой же одежде, который покупал детей на рынке рабов в Эдрисе. Стайпс назвал его миссионером, который спасал детей, а не чинил им вред. Он мог говорить правду, а мог и соврать, чтобы принц не разрушил их легенду, бросившись спасать малышей.

Лекарь не выглядел владельцем малолетних рабов, но Льешо все равно отшатнулся, инстинктивно нащупывая нож на бедре.

– Добро пожаловать в Понтий. – Незнакомец мягко отцепил пальцы Льешо от ножен и сжал их в ладонях. – Меня зовут Ибн Аль-Рази, я лекарь. Моя повозка ждет нас в порту.

Я отвезу тебя в больницу. Попросить доставить носилки или ты дойдешь сам?

Лекарь. Понятно. Адар тоже держал таким манером руки Льешо, когда проверял его энергетические точки.

– Я дойду…

Юноша потянулся и огляделся. Слух не подвел его. В капитанской каюте больше никого не было. Он вспомнил, как уносили Тая, и вдруг осознал, что неправильно. Его друг не издал ни звука, хотя его явно потревожили, когда перекладывали с койки на носилки.

– Принц Таючит…

– Еще жив, – успокоил лекарь-жрец, опустив глаза. – Я не поручусь за будущее, пока не осмотрю его. Мы дали принцу маковый настой, чтобы он спал, пока его устраивают в моей лечебнице.

Льешо облегченно кивнул. Фибский король слышал о маковом настое – он затуманивает разум и удаляет боль гораздо лучше других растений, – но никогда не видел его в действии. Юноша смутно ощущал собственное тело и едва мог пошевелиться, а потому подумал, не напоили ли заодно и его.

– Что с ним?..

Хабиба тоже заметил состояние принца. Колдун взял другую руку Льешо, нащупал пульс на запястье.

Ибн Аль-Рази, скорее разгневанный, чем озабоченный, покачал головой:

– А чего вы ожидали? Он заклинал шторм и отгонял диких кошек – без всякой магической поддержки и должной подготовки.

Льешо не знал, что мастер Ден вернулся, пока его голос не донесся со стороны люка:

– Не совсем так. Я не учел, сколько сил он уже потратил на галере, но Дракон Моря Мармер находился рядом с ним, когда принц боролся с ураганом. Никто не знает эти воды лучше короля-дракона.

Аль-Рази гневно глянул на бога-мошенника, ожидая дальнейших объяснений. Первым сдался Хабиба.

– В горах его ожидает самое худшее. Ее милость, моя госпожа, должна знать, справится ли он.

– Дело в другом, – перебил мастер Ден, отмахнувшись от слов колдуна. – Мы думали, что мальчики проведут пару дней на пиратской галере в качестве гребцов, а потом друзья нагонят и спасут их. Хороший урок для гарнского принца, который еще не пробовал вкуса несчастий. А управление погодой вообще не входило в планы. Нам казалось, Марко не сможет поднять шторм такой силы. Мы недооценили влияние принца-дракона на его способности в родной реальности. К счастью для всех, малыш оказался прирожденным усмирителем штормов, иначе все могли погибнуть из-за нашего просчета…

Пока мастер Ден выдавал тайные планы богов и магов, лекарь из Понтия качал головой.

– Как бы там ни было, он слишком долго работал на пределе возможностей, – укорил Аль-Рази бога-мошенника и Хабибу, представителя смертной богини войны. – Парень исчерпал все силы. Хорошо, если вы не останетесь с двумя мертвыми принцами на руках.

– Знаю. – Мастер Ден вышел вперед и сгреб Льешо в охапку вместе с одеялом. – Но разговоры им не помогут.

– Верно. Несите его за мной.

Ибн Аль-Рази выскользнул из каюты: за ним последовал мастер Ден, Хабиба завершал шествие. Льешо попытался вырваться из рук старого мошенника, однако тот прикрикнул на него, как на малое дитя.

– Ты хоть чувствуешь свои ноги, не говоря о том, чтобы ходить? – спросил учитель.

Льешо прислушался к себе – и ощутил только покалывание в стопах.

Пытаясь сохранить достоинство в столь неловком положении, принц позволил отнести себя на берег.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

В Понтии шел дождь, но закутанный в одеяло Льешо ничего не замечал, пока ехал на подушках в экипаже лекаря. Потом он оказался в какой-то просторной комнате, где царила умиротворяющая атмосфера.

Путешествие отчего-то закончилось в уютной кровати с мягким матрасом и прохладными белыми простынями. Рядом на открытом окне развевались прозрачные занавески: чувствовались запахи дождя.

Мастер Ден отступил в сторону, и его место у кровати заняла другая фигура.

– Теперь ты в безопасности.

Мужчина с остроконечной бородкой присел, чтобы пациенту не приходилось напрягать шею.

– Мы в лечебнице лекаря Ибн Аль-Рази, то есть в моей. Я прослежу, чтобы о тебе позаботились.

– Мы знакомы…

Льешо несказанно обрадовался тому, что вспомнил имя, хотя беседовали они не больше часа назад. Мысли были легкие, как бабочки, и тут же разлетались, лишь он протягивал к ним руку. Но эту ему удалось схватить. Принц знал, как зовут лекаря…

– Верно. – Лекарь улыбнулся, словно у него камень с души свалился. – Надеюсь, ты вспомнишь об этом опять, когда проснешься.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru