Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

– Это обещание ее милости, – заметил он. – Оно не оплачивает мой долг.

Дракон Моря Мармер склонил голову в знак уважения.

– Где Свин? – спросил он.

– Свин здесь?.. – подал голос Тай и рискнул взглянуть за борт галеры, будто думал, что джинн плывет за галерой. – Мы встретимся?..

Льешо потянул за цепочку на шее, высвободил ее из воротника и продемонстрировал жемчужину.

Дракон Моря Мармер внимательно посмотрел на украшение и кивнул.

– Не отпускай его, – огласил он условия сделки.

– Попытаюсь, – согласился Льешо, хотя не мог обещать наверняка. – Я не управляю им. Свин приходит по необходимости или по приказу богов. Но пока он не исправит свою ужасную ошибку, которая причинила вам столько горя, ему не будет ни минуты покоя. Клянусь честью моей супруги.

– Договорились.

Дракон Моря Мармер глубоко поклонился и прыгнул в море.

Оставив суденышко, он снова обернулся драконом.

– Вон он!.. – крикнул Тай, показывая за борт. Льешо заметил блеск зеленой чешуи у пиратской галеры, но Певец отвел взгляд.

– Супруга?.. – спросил он. Тай ответил:

– Вряд ли тебе захочется узнать, кто она.

Раздался настойчивый бой барабана. Льешо избежал необходимости объяснять смысл своей клятвы. Все-таки он не совсем доверял Певцу.

– Надвигается шторм!.. – донесся протяжный крик. – Всем гребцам на весла!..

Рабы с тревогой поглядывали на тьму у горизонта. Все тут же изготовились к гребле.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

– Мы попытаемся пристать к берегу, – сказал Певец. – Лоцман определил курс, ведущий подальше от «глаза бури».

Гребец посоветовал налечь всем своим весом на весло, когда он выбьет подпорку. Освободившись от цепи, весло повернулось в отверстии. Певец схватился за рукоять и нажал вниз так, что лопасть поднялась из воды.

Барабанщик задал очень быстрый темп. Певец удерживал весло в неподвижности, пока готовились гребцы на скамье сбоку от них. При следующем ударе барабанщика он налег телом на весло. Поскольку Льешо и Тай были новичками и могли сбиться, Певец продолжал выкрикивать:

– Шаг, шаг, тащи! Шаг, шаг, тащи!..

Льешо бы корчился от боли в уже израненных руках и ногах, не придавай ему силы приближение урагана.

– Правый борт, стоп!.. – прокричали с кормы, все гребцы на их стороне галеры вытащили лопасти весел из воды. Соседи сбоку продолжали вставать и садиться, вставать и садиться.

– Все, взялись!.. – последовала новая команда.

Льешо наблюдал за Певцом, копируя его движения.

Галера развернулась и начала пробиваться прочь, стараясь выйти из течения, которое тащило судно обратно к берегу, на север Эдриса, через черную тучу.

За пределами течения волны становились выше, и гребцы работали все яростнее. Потом они прорвались, барабанщик объявил отдых для всех рабов – возможность перевести дух перед новым сражением.

В момент затишья Певец улучил момент и объяснил юным напарникам, что происходит.

– Здесь повсюду острова. Лоцман найдет какую-нибудь бухту, где можно затаиться и переждать бурю.

Хотя солнце еще стояло высоко, небо уже совсем стемнело из-за зловещих туч. Шторм нагонял галеру, а Льешо не видел ни одного острова. Ему казалось, что они не справятся.

Но дальше на разговоры не осталось ни времени, ни дыхания. Барабанщик вновь задал темп. Пропуск удара означал смерть – от рук пиратов, если не от шторма, – и Льешо налегал на весло, делая гигантские шаги вперед и назад, от одной подножки к другой, падал на скамью снова и снова, пока спина не начала казаться каменной.

Даже здесь, вдали от серой стены дождя, принц понимал, что они проигрывают гонку. Новая волна, выше, чем все предыдущие, ударила в борт, и галера почти плашмя легла на воду. Льешо услышал жуткий треск ломающегося весла. Люди в ужасе кричали; гребцы, не удержавшись, взлетали в воздух и падали обратно: кандалы на лодыжках не отпускали их. Один раб перелетел через уключину и упал без сознания на дно галеры. Его напарника дернуло с такой силой, что выбросило за борт – а на цепях осталась болтаться оторванная ступня.

Льешо крепко ухватился за весло. Пиратская галера подпрыгивала на волнах. С минуты на минуту суденышко могло перевернуться, и тогда они бы утонули вместе с ним. Первой мыслью было разомкнуть кандалы Тая и освободить друга. Но цепи спасли одного из рабов по левому борту – он уже начинал шевелиться после того, как волна приложила его об палубу.

Времени все равно не хватало. Горизонт снова исчез за вздымающейся стеной моря. Гребцам удалось повернуть нос судна, и галера оказалась на гребне волны.

Льешо вцепился в весло, когда почувствовал жуткую пустоту под килем судна. На одно страшное мгновение нос корабля словно застыл в воздухе. Потом галера с тошнотворной скоростью полетела вниз. Густой веер брызг накрыл гребцов: они моментально вымокли насквозь, а под ногами захлюпала вода.

Льешо дрожал, несмотря на пот. Когда-то низкие борта галеры казались благословением самого бога Милосердия: залог успешного побега. Но сейчас они грозили страшной опасностью. Если бы не кандалы, державшие рабов за лодыжки, людей смыло бы первой же волной.

Льешо и прежде сталкивался с противоречивой природой цепей и не удивился, что они могут нести как смерть, так и жизнь. К несчастью, он не подумал закрепить кандалы после того, как свалился с неба на скамью, и теперь опасался упасть за борт. Наверное, следовало уйти от угрозы в мир сновидений, но у Тая не было такой возможности. Принц мог умереть в воде, которую боялся и ненавидел.

О побеге не могло идти речи – если придется бросить друга одного, без единого знакомого лица, на грани смерти. Иногда быть королем очень сложно, как давно понял Льешо, и это был как раз тот случай.

Он шагал, шагал и тянул. Углубление под ногами заполнилось водой, Тай рядом совсем выбился из сил и двигался только потому, что руки не желали отцепляться от весла.

Над их головами пронеслась стая птиц: рваный клин двигался в ту же сторону, что и галера, но по небу. Лоцман скорректировал курс, и корабль двинулся вслед за пернатыми первопроходцами, которые, по мнению Льешо, должны были найти землю гораздо раньше моряков. Они гребли и гребли, боясь отстать от птиц, когда вдруг все небо заслонил невероятный зверь с громадными крыльями: он кинулся прямо в шторм.

– Предки собираются на битву, – суеверно заметил Тай.

– Чьи-то предки, это точно, – согласился Льешо.

Ни Мерген, ни Шу не обладали способностями к превращению. Льешо не знал, как путешествует госпожа Сьен Ма, может ли она обернуться птицей и пройти дорогой снов через время. Но ее милость не покинула бы стол переговоров, когда лишь одно слово отделяло Страну Лугов от войны с империей Шан.

А вот Хабиба путешествовал в мире снов дорогой магических существ: он не бросил бы дочь одну в ее сражении с бурей. Принц обрадовался, что Каду помогают могущественные маги – Дракон Моря Мармер и ее отец. Возможно, даже Маленький Братец – окажись его догадки правдой. Бог обезьян, если это он, чаще занимался проказами, чем спасал несчастных мореплавателей, но для Каду он мог сделать исключение. За судьбу галеры Льешо беспокоился больше.

Еще одно гигантское весло сломалось в высоких волнах – на этот раз по правому борту, ближе к корме. Гребцы полетели в разные стороны.

– Суши весла! Суши весла!..

Ветер завывал так, что они едва расслышали крик с кормы. Пираты стали цепочкой вдоль прохода и передавали приказ по всей галере: постепенно весла перестали подниматься. Льешо думал, что они привяжут весло над ватерлинией, как во время передышки, но Певец показал им, как уложить его вдоль борта.

Весла убирали по очереди – так, чтобы они накладывались друг на друга. Певец схватился за цепь подпорки и приказал принцам сделать то же самое. Вместе они упали на скамью, трясясь от страха. В любую секунду их могло выбросить в море. Галера грозила перевернуться и утопить закованных рабов.

51
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru