Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Не уходи!.. Как будто услышав мысли Льешо, Стайпс обернулся.

Разбойница прочитала его взгляд не хуже принца. Она сплюнула красным на покрытый опилками пол и сказала:

– Поздно, молодой фермер. Деньги ты получил, сделка состоялась. Я отдала бы его тебе за какого-нибудь старика или девчонку, но только потому, что я – добрая душа и терпеть не могу, когда клиенты уходят недовольными.

«Зачем изводить товар, если его можно продать?» – подумал Льешо, но опустил взгляд от греха подальше, пока его страх не вынудил Стайпса совершить глупость.

– Что сделано, то сделано, – согласился одноглазый и тяжелым шагом побрел прочь.

«Сделай глупость. Вытащи меня отсюда!..» Тай, наверное, думал так же. Но вот надеяться ему было не на что.

Льешо напомнил себе, что Стайпс будет неподалеку. Он последует за пиратами. Каду узнает, на какой корабль уведут принца – но не прежде, чем Льешо найдет Таючита.

– Похоже, ты с утра не евши, – пробормотала разбойница, явно разговаривая сама с собой.

Она взялась за кожаный пояс, который оставил на шее у Льешо Стайпс, и дернула за него, чтобы привлечь внимание раба.

– Пошли. Никакой еды. Еда дает силу, а сила – мысли. Но вода для тебя найдется, чтобы ты не сдох до дома. Там поешь – и сможешь думать, сколько заблагорассудится.

Она расхохоталась. Хотя о кораблях и море не было сказано ни слова, Льешо понял шутку. Если повезет, последним смеяться будет он, а не пираты. Но пока принц постарался выглядеть робким и даже заставил подбородок дрожать.

– Не сильно-то старайся, парень. Здесь тебя никто, кроме меня, не увидит. Прибереги свои штучки для более доверчивых зрителей.

Льешо промолчал.

– Пей – и веди себя прилично. Я сверну тебе шею и буду скорбеть о своих шести медяках, если будешь плохо себя вести.

– Да, госпожа…

Принц взял чашку, выпил воду и позволил увести себя к столбу, к которому разбойница его и привязала. Другие рабы посмотрели на Льешо безо всякого интереса. Никто не сказал и слова.

Опершись на столб спиной, Льешо сел так, как отдыхали ловцы жемчуга в тени пальм на Жемчужном острове, стараясь, чтобы в его позе не проскользнуло и намека на боевое прошлое.

Пираты явно следили, чтобы рабы не сговаривались между собой, а Льешо не хотел, чтобы их с Таем развели на лодке по разным углам. Вообще-то лучше, наверное, притвориться врагами, когда они увидятся. Что может быть хуже для побега, чем недоверие?..

Юноша не хотел даже думать, что попал не к тем пиратам или не на тот корабль.

– Альф!..

На резкий выкрик разбойницы из палатки вышел мужчина в кафтане с широким поясом поверх пиратских штанов. Он тащил на длинной веревке нескольких женщин.

Разбойница кивнула ему и взялась за веревку.

– Присмотри за мальчиками, – сказала она и потянула рабынь за собой. – Я быстро от них избавлюсь, и тогда пойдем домой.

Ни одна из женщин не могла похвастаться ни молодостью, ни красотой, чтобы их можно было продать в наложницы, но для работы на кухне они вполне подходили. Несчастные плакали, хотя им повезло, что они вообще выжили после встречи с пиратами.

Человек в кафтане поверх пиратской одежды кивнул в знак согласия. Как и разбойница, он ни словом не намекнул, где находится этот самый их «дом», или кем они с напарницей на самом деле являются. Однако это мог узнать любой, кто посмотрел бы на их лодыжки и увидел желто-красные штаны.

Оставшись наедине с рабами, предназначенными для работы на веслах, пират сел на стул и начал поигрывать кривой саблей. Когда кто-нибудь из невольников слишком далеко отходил от столба и натягивал свой поводок, Альф угрожающе рычал, но в его голосе сквозила скука. Даже на суше он не ожидал сопротивления. В море же спасение Таючита станет для пиратов полнейшим сюрпризом. Так, во всяком случае, думал Льешо.

Разбойница вернулась, когда рынок уже закрывался.

– Самое время, Молл, – проворчал ее напарник. – Мне ведь и отлить иногда надо.

– Завяжи его узлом, – посоветовала разбойница.

Так или иначе, она избавилась от женщин, с которыми уходила, зато приобрела мужчину возраста Бикси, но более загорелого и с заискивающим взглядом.

– Придется подождать, пока не доберемся до порта.

Вместо того чтобы оставить новенького в загоне, разбойница связала веревки, которые удерживали прежние «покупки», и построила рабов в хныкающую шеренгу. Льешо оказался примерно посередине.

– А ну-ка – левой!..

Пират Альф задал темп, и принц постарался поднять ногу одновременно с впереди стоящим. Однако среди невольников больше никто не обучался на гладиатора и не умел маршировать. Шеренга вскоре распалась: большинство рабов вообще представления не имели, где оно, это «лево».

– Вот эта, – выдохнул Льешо, хлопая по левой ноге человека, который минутой раньше шел сзади. Тот поднял правую ногу, свалил Льешо и упал сам. По всей шеренге петли на шеях у невольников туго затянулись: рабы дергали за веревку, пытаясь вдохнуть.

– Идиоты!..

Молл бегала туда-сюда вдоль их несчастного отряда, тыкая одного, шлепая другого, не в наказание, а в напоминание. Им ведь сегодня еще предстояло работать.

Когда Альф снова выкрикнул: «Левой!» – все подняли ту ногу, какую требовалось, хоть и не одновременно. Шеренга училась действовать заодно.

Паника не давала фибскому королю дышать во время ходьбы. Он не мог, просто не мог пережить еще один Долгий Путь. Лучше сразу лечь и умереть. Льешо подумывал о том, чтобы рухнуть на мостовую: пусть Молл удавит его, оплакивая потерю шести монет.

Но тут стало слышно, как впереди морские волны бьются о каменный причал, как мягко плещется вода под деревянными веслами. Пару раз Льешо заметил, как в тени домов мелькнул Стайпс. Однако у пиратов не было причины что-либо подозревать, и поэтому слежки они не заметили.

Альф скомандовал остановку и выстроил рабов вдоль края причала.

Вглядываясь в темную воду, тихо наплывающую на пристань, Льешо гадал, не потребуют ли от них вплавь добираться до пиратских кораблей, но Альф приспустил штаны и осчастливил море ярко-желтой струей.

– Весь день я вас ждать не буду! – бросил он мужчинам и мальчишкам.

В своих путешествиях Льешо приучился не терять ни единой возможности поесть, поспать или облегчиться. Альфу не пришлось повторять дважды. Скоро в ночи выгибалось уже шесть желтых потоков.

Пока мужчины справляли нужду, Молл куда-то пропала. Потом появилась вновь, раздавая направо и налево тычки, проклиная всех и вся.

– Пошевеливайтесь, увальни! Вы что, на пикник собрались? Нам придется плыть во время отлива, если мы вообще доберемся до корабля!

На самом деле им оставалось лишь сто шагов до самого большого судна, какое только Льешо видел в своей жизни. На его борту красовалась надпись: «Путеводная звезда».

– Товар, приобретенный для моего хозяина на Островах, – крикнула Молл таможеннику под аркой.

Значит, корабль не пиратский. Принц сомневался, что морские разбойники настолько обнаглели, чтобы открыто, совсем не прячась, появляться в Эдрисе.

Альф-пират отдал чиновнику кипу каких-то бумаг и стал одного за другим подводить к нему свежекупленных рабов. У каждого невольника таможенник проверял знак на груди, руке или плече, сверяя его с документами. Все было по закону, и Льешо захотелось кого-нибудь убить, сровнять рынок с землей и предать его огню.

Чиновник, не подозревающий о кровавых замыслах, поднес бумагу к груди Льешо, сверил отпечатки.

– Все водостойкие и пригодны для плавания, – хмыкнул таможенник, отдал документы обратно и повернулся к следующему клиенту, а Молл потащила невольников по трапу.

Наверное, они встретятся с пиратскими судами в море, где-то между Эдрисом и Островами, подумал Льешо.

Стайпс куда-то подевался: его нигде не было видно. Принц надеялся, что он вернулся к отряду и сейчас обо всем докладывает Каду.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru