Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

Хмиши умолк и отвернулся, будто стесняясь собственных чувств.

– Да, – согласился Льешо. – Меня до сих пор мучают кошмары, что тебя вернули в том же жутком виде, в каком мы тебя нашли.

– Меня тоже. – Хмиши передернуло. – В любом случае я приготовился начать с самого начала – в новой жизни, свободной от всего. И все же мне хотелось увидеть Льинг… я столько всего не успел сделать… Когда Ясное Утро позвал, я вернулся. Лучше разобраться с трудностями в этой жизни, чем уносить их в следующую.

– Я тоже так подумал, – согласился Льешо с кривой улыбкой.

Судя по сновидениям, у него остался какой-то важный долг с прошлой жизни, и он не собирался откладывать его на потом. Принц только надеялся, что возвращение Хмиши не сделает его ношу совсем уж непосильной.

– Иди отдохни, – сказал Хмиши. – Я тебя сменю. Чтобы найти Тая, придется рано выехать.

– Да, – кивнул Льешо, подумав о неотложных долгах. – Он не мог далеко уйти.

Юноша встал на ноги и побрел обратно к тусклому свету костра.

Льинг дождалась, пока он устроится на месте, которое ему освободили у самого огня, и на цыпочках отправилась в сторону Хмиши.

Хорошо, подумал Льешо. Незачем кому-то оставаться наедине с необъятной пустотой ночи.

С этой мыслью он закрыл глаза.

Ему приснилось, что спиралевидная руна развернулась, как настоящая змея, и заскользила по чаше госпожи Чауджин. Достигнув края, передняя ее часть превратилась в голову изумрудной бамбуковой змейки. За ней последовало тело, покрытое зеленым шелком чешуи, и вот уже она целиком свернулась рядом с принцем в поисках тепла.

– Льешо!.. – прошептала змея голосом госпожи Чауджин. – Я богиня преисподней, и я хочу тебя. Прими мой поцелуй и пошли со мной.

– Нет!.. – воскликнул Льешо во сне. – Ты никакая не богиня, и я вовсе не хочу тебя!..

– Хочешь, – упрямо сказала она, и юноша почувствовал прикосновение пальцев и губ госпожи – в человеческом обличье.

– Ты – демоница, – заявил Льешо, но змея только рассмеялась.

– Как и ты, – прошептала она. – Как и ты…

– Нет!.. – Он проснулся, задыхаясь: в ушах принца звучал далекий вой собак, а на губах осталась помада от поцелуя.

– Что случилось?.. – Каду вскочила с мечом в руке, Маленький Братец повис у нее на шее.

Бикси и Стайпс тоже оказались рядом. Хмиши внимательно вглядывался в темноту, а Льинг обегала лагерь по кругу, легко перепрыгивая с камня на камень.

– Я ничего не видел, – доложил Хмиши. Льинг сказала:

– Коней никто не потревожил.

– Это был всего лишь сон, – извинился Льешо за то, что разбудил друзей.

– Видение? – уточнила Каду. – Что, собственно говоря, происходит?

Она имела в виду – в мире сновидений, но принц покачал головой:

– Ничего особенного. Просто сон, глупый сон.

– Да?

Друзья не собирались оставлять его в покое, пока не разберутся во всем сами, поэтому Льешо рассказал, как руна на дне чаши превратилась в змею, а змея в госпожу Чауджин, как он признал в ней демоницу, а она объявила, что он сам – демон.

Когда Льешо закончил, Каду посмотрела на него с жадным любопытством.

– Ты проверял чашу?

– Незачем. Здесь никого не было.

Подняв брови, Каду вытерла уголок его рта. Потом показала ему руку – на большом пальце виднелось темное пятно.

Льешо провел рукой по губам, желая уничтожить любые доказательства реальности сна. Если госпожа Чауджин смогла достать его в кругу охранников, прикоснуться к нему во сне, где ее никто не заметил, она и вправду демон. Леденея от ужаса, юноша гадал, значило ли это, что все остальное – тоже правда?.. А вдруг он демон, как сказала она, а вовсе не принц Фибии? Может быть, настоящий принц умер на Жемчужном острове, в самом начале пути, и он живет чужой жизнью…

– Льешо! Прекрати, ты меня пугаешь!..

Юноша очнулся от крика Каду и заметил, что встревоженные товарищи собрались вокруг него.

– Я не демон! – твердо заявил он, хотя сам себе до конца не верил.

Но Бикси смотрел на Льешо так, будто тот потерял разум, а не душу. Стайпс качал головой, а Хмиши норовил потрогать лоб.

– Ты совершенно не демон, ваше святейшее величество.

Каду специально назвала Льешо полным титулом, чтобы напомнить о том, чего ему не следовало никогда забывать. Он – возлюбленный Великой Богини, которая заботилась о нем, когда мастер Марко напитал ядами его тело. Он получил в дар прошлое от богини войны и жизнь от бога милосердия. Он путешествовал в компании Чи-Чу с самого начала похода. Демон не смог бы перехитрить бога-мошенника, как и завоевать любовь Богини.

– Но она была здесь, – смущенно пояснил Льешо. – В моей постели, как змея… и как женщина.

Бикси слегка встряхнул его.

– Ты увидел ее сущность и оказался прав. Она хотела напугать тебя и не сказала ни слова правды с самой первой нашей встречи.

– Знаю.

Льешо действительно знал. Но дело было в другом. Конечно, он не демон… Но ведь что-то она в нем заметила!.. Интересно, сможет ли Чи-Чу объяснить, что именно?..

Однако, оглядевшись, Льешо понял, что одеяла мошенника пустуют и мастера Дена нигде нет.

– Я не видел, как он ушел, – признался Хмиши, хотя это ничего не значило, коли уж речь зашла о богах.

Льинг долго вглядывалась в травяные волны.

– Может быть, он поехал по следу Тая? – предположила она.

Все зашевелились, и Льешо понял, что друзья волнуются за гарнского принца.

Говорить больше было не о чем. Все снова принялись укладываться спать.

Льешо сидел по-турецки, прижавшись спиной к камню, и смотрел, как умирает костер. Спать он не собирался – чего доброго, госпожа Чауджин снова начнет охотиться за ним в сновидениях, – и подозревал, что остальные тоже притворяются.

Мастер Ден вернулся, когда Малое Солнце призывало своего брата. Бог-мошенник ничего не сказал, и принц не стал рассказывать о своем видении. Секреты – вещь опасная. Льюка служил тому доказательством. Но Льешо почему-то не мог заставить себя говорить откровенно, когда бог-мошенник что-то скрывал от него.

Принц потер лицо, прогоняя сонливость и гадая, не завел ли он свой отряд совсем не туда, куда нужно, а гороподобный учитель повернулся к нему спиной и завалился спать.

Часть вторая

Эдрис

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Госпожа Чауджин не вернулась к Льешо – ни как женщина, ни как изумрудная бамбуковая змея. Принца больше не посещали сны, но проснулся он в таком изнеможении, будто тело самостоятельно, без участия разума, бродило неизвестно где всю ночь напролет. Друзья выглядели не лучше – все, кроме мастера Дена.

Бог-мошенник повел всех на утреннюю молитву пружинистым шагом, как будто не он только что вернулся в лагерь и едва успел сомкнуть глаза перед началом нового дня.

Льешо повторял за ним фигуры, почти не замечая, что делает, пока учитель не призвал его к вниманию, резко заметив, что земля, которую они почитают молитвой, заслуживает большего уважения. Принц встряхнулся, осознав, что мастер Ден прав. Солнце пускало желтые стрелы лучей сквозь пушистые облачка, низко плывущие по небу, такому яркому, что на глаза наворачивались слезы изумления.

Пока снова не наступит весна, облака не прольются дождем, не опустятся ниже, чтобы оставить морось на людских щеках. Трава вокруг уже приобрела цвет чешуи старого дракона Дана, расступилась, открывая пыльные кости земли: сухой сезон простер свою костлявую длань над лугами. Но все же день был непростительно хорош.

Откуда-то вылез тушканчик. Мгновение он наблюдал за принцем из тени валуна, а потом попрыгал дальше. Льешо вспомнил, как Карина имитировала движения своего тотемного животного в логове Болгая – и тут же перед его внутренним взором всплыло лицо Адара, когда брат смотрел на девушку в больничной палатке.

Принц вспомнил Балара с его лютней, Ясное Утро с серебряной флейтой – и пожалел, что не так часто пел, когда они были рядом.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru