Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Кол-во голосов: 0

Юноша попытался представить, как можно забраться в такое седло без лестницы Ясного Утра, но долго напрягать воображение не пришлось – к ним присоединился мастер Ден. Следом из леса появились Бикси и Стайпс.

– Каду поехала вперед, чтобы разведать путь, – сказал Бикси, поздоровавшись коротким кивком. Он погладил своего коня по вытянутой морде и добавил: – Мы догоним ее по дороге.

Льешо обрадовался, что не придется иметь дело с Каду в начале похода. Все они попадали в переделки и смотрели в лицо опасности, но принц боялся упреков, которые она не сможет скрыть. Впрочем, Каду и не пыталась ничего скрывать.

Харлол, пустынник Гансау и любимый Каду, сейчас был бы с ними, не пошли его Льешо на смерть.

– Это не твоя вина. – Бикси вскочил в седло и взялся за поводья.

Вряд ли он умел читать мысли, а значит, все чувства Льешо отразились у него на лице. Нет, так не пойдет… Если уж Бикси все видит, то мастер Марко и подавно разглядит…

– Я знаю.

Вообще-то Льешо думал иначе, но предпочел лучше согласиться, чем выслушивать новые заверения, от которых становилось только хуже.

Однако Бикси и Стайпс были с ним у Акенбада. Они обменялись беспокойными взглядами.

– Ты слышал пророчество Динхи, – напомнил Бикси. – Она с самого начала знала, что в походе мы потеряем пустынников. Еще она говорила тебе, что твоей вины здесь нет. Ты видел, что маг сделал с чтецами снов – со всем их городом. Это не только твоя война. С тех самых пор, как мастер Марко напал на Дальний Берег.

– Шу – наш друг, – добавила Льинг. Ее не было у Акенбада, однако девушка путешествовала с императором Шана и знала его не хуже других. – Ты ведь не думаешь, что он рискует империей ради нас? Шу сражается, потому что воспринимает судьбу Фибии как предупреждение, он не хочет, чтобы его собственный народ истребили, выселили или угнали в рабство в Битинию. Я не знала Харлола, но слышала, что случилось у Акенбада. Он отдал свою жизнь, чтобы Марко больше никогда не тронул чтецов снов.

– Заканчивайте, – посоветовал мастер Ден. – Чем дольше мы тут спорим о мертвых, тем больше шансов, что наше отсутствие обнаружат раньше времени.

Хмиши пристально следил за Льешо и заметил в глазах принца невысказанный вопрос.

– Тонкук и Согхер тоже просились с нами, но Каду решила, что им будет лучше держать ухо востро и докладывать императору Шана обо всем, что случится на дороге. Удивятся нашему уходу только те, кого не удовлетворит прощание вместо объяснений. Я думаю, – заметил он, – нам следует исчезнуть, прежде чем они придут за тобой.

Верно. Льешо попрощался с Адаром и Шокаром накануне, выразил хану свою преданность и благодарность за гостеприимство. Оставались только Льюка и Балар, из-за чьих добрых намерений в прошлом рушились все планы. Юноше хотелось перекинуться парой слов с Таючитом, но формально они попрощались, а гарнский принц сам говорил – в государственных делах нет места личной дружбе.

– Я готов. – Льешо вскочил в седло.

– Тогда – вперед.

Мастер Ден вдел массивную ногу в стремя чудовищной лошади и вскочил в гигантское седло.

Вид учителя, возвышающегося на своей лошади, поразил Льешо.

– Я не знал, что ты ездишь верхом, – запинаясь, произнес принц.

Мастер Ден устроился в седле с хищной улыбкой, которая заставила Льешо гадать, что их ждет впереди – или преследует по пятам.

– Когда армия идет пешком, я иду рядом. Когда же ребята мчатся на скакунах, я путешествую с Колокольчиком.

Да уж, Колокольчик… Скорее – Гора. Льешо не знал, чему удивляться – тому, что у мастера имеется лошадь, появляющаяся по его зову, или тому, что у кобылы есть имя.

Но когда животное подмигнуло принцу, тот изменил мнение. Не мастер Ден, но бог-мошенник Чи-Чу сопровождал их в пути, и ездил он на таком же магическом существе, каковым и сам являлся…

Пока путники осторожно преодолевали реку вброд, Льешо раздумывал, какие еще сюрпризы их ожидают.

Ответ нагнал их быстро: его одежды развевались на ветру, а на лице застыла угрюмая решимость. Позади, свесив языки набок, неслись два пса. Они с воем затормозили у реки, несчастными взглядами провожая хозяина, который и не подумал остановиться. Льешо повернул коня ему навстречу, но принц Тай не снизил скорость.

– Торопитесь! Времени нет!..

– Что ты делаешь?.. – Льешо бросил коня в галоп, чтобы нагнать принца.

– Еду с тобой! Я думал, вы намного опередили меня…

Псы скорбно и осуждающе выли, но не трогались с места.

– Ты не можешь…

– Нет времени спорить!..

Таючит немного придержал лошадь, чтобы ехать рядом с Льешо, но все порывался скакать вперед.

– Льюка разыскивает тебя по всему лагерю!..

Тай быстро оглянулся на друга, пригнулся и снова понесся вперед, как будто хотел взлететь.

У Льешо голова раскалывалась от вопросов – начиная с «знает ли твой дядя, что ты творишь?», – но он оставил их на потом. Если гарнский принц утверждает, что у них нет времени, значит, так оно и есть.

Пригнувшись в седле, юноша погнал коня вперед. И вот они уже несутся по лугам все вместе, словно стая воронов.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Последние жилища путники оставили позади в той лощине, где протекала река Онга.

Ничто не нарушало однообразия бесконечных подъемов, спусков и колыхания травяного моря, которое приобретало с наступлением осени коричневатый оттенок. Каду присоединилась к отряду, когда Великое Солнце последовало за своим братом за горизонт. В обличье птицы девушка опустилась на седло, поцарапанное от множества подобных приземлений. Конь уже привык к выходкам хозяйки, в то время как любая лошадь на его месте шарахнулась бы в испуге. Он чуть замедлил бег, а когда Каду обернулась человеком, принял дополнительный груз, лишь фыркнув и мотнув головой.

Принц Таючит, как заметил Льешо, отнесся к появлению Каду не столь спокойно, но постарался изобразить то же радушие, что демонстрировали остальные члены команды.

Каду проверила, на месте ли оружие, и устроилась поудобнее. Все с ужасом переглянулись, внезапно вспомнив, что никто не захватил Маленького Братца, но тут мастер Ден развязал сумку и достал любимца девушки.

– Он не захотел оставаться в лагере, – сообщил бог-мошенник, глаза его смеялись.

Льешо иногда гадал, не сделаны ли обезьянка и мастер Ден из одного теста, но вслух свои мысли не высказывал.

– Вот ты где!..

Каду посадила Маленького Братца на седло перед собой и поцеловала его в мохнатую голову. Потом махнула рукой, указывая на небольшую впадину в стороне от маршрута, где естественная кладка из округлых камней походила на зловещий круг оскаленных белых зубов.

– Отсюда до самого моря лучшего укрытия не найти, – сказала Каду. – Чем ближе к побережью, тем сильнее ветер. Отдохнем, пока можно, и двинемся на рассвете.

Льешо охотно последовал за ней.

Ему случалось совершать многодневные поездки верхом, и сейчас он удивлялся, как единственный день в седле может причинить столько мучений. Только обещание вскоре спуститься на землю и поспать заставляло его двигаться вперед. Но перед отдыхом ведь еще нужно накормить и почистить лошадей, проверить оружие и приготовить ужин…

«Я король, – думал Льешо. – У меня хватает и других важных дел… самые значительные из которых – свернуться под одеялом и закрыть глаза». Но на него смотрели товарищи, а Тай уже начал скрести своего коня. Похоже, статус принца в Кубале не освобождал от ухода за животными.

Юноша знал, что вскоре ему все равно придется поработать. Он разрушит их легенду, если будет вести себя как… но нет. Шу, император, и тот не выходил из образа, чтобы спастись от неприятных обязанностей. Конечно, он выбирал себе такую личину, которая позволяла держаться подальше от котла, пока не приготовится пища.

– Как должен вести себя король? – пробормотал Льешо и ответил себе словами Шу: – Так, чтобы его страна оставалась свободной.

Представить императора за чисткой коня или приготовлением похлебки оказалось не так уж и сложно…

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru