Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

Усилием мысли Льешо поднял камень в воздух, чтобы липкие нити проходили и снизу. С каждым движением «сердце» укутывалось тихими проклятиями мага.

С яростным визгом заклятие набросилось на камень, крепко и жадно вцепилось в него, высасывая собственную смерть из безжизненного сердца. Когда все нити перешли из серого тумана в кусок булыжника, Льешо сжал пальцы.

– Теперь этот человек свободен, – заявил принц существу в своей руке и сжимал кулак, пока камень не заскрипел.

Заклятие сопротивлялось, грозя мучениями, но Льешо не сдавался, пока последнее кольцо ужаса не превратилось в ничто. Он понял, что заклятие умерло, когда туман рассеялся и показалась река Онга. Реальная это река рядом с гарнским лагерем или поток из сновидений, на берегу которого принц видел свою смерть, Льешо не знал. Какая разница.

Снизошло спокойствие, и несколько мгновений принц вдыхал его, словно эликсир. Как легко остаться здесь, в царстве сновидений, но Мерген-хан все еще думает убить своего пленника. Пока что Льешо добился для друга лишь легкой смерти, но не помилования. Придется возвращаться.

Оглядевшись в последний раз, юноша разжал кулак. От каменного сердца и поглощенного им заклятия остался лишь пепел. Принц рассеял безобидные останки заклинания над рекой.

– Льешо! Льешо!.. – резко крикнул Болгай.

– Что? – пробормотал принц, внезапно осознав, что у реальной реки накрапывает дождик.

Все насквозь промокли, включая пленника, который быстро моргал, будто не успевал за событиями собственного сна.

– Льешо?.. – произнес Радий.

– Не сейчас, – отмахнулся принц, заметив с неудовольствием, что рука дрожит.

Внезапно берег реки покачнулся. Льешо все еще гадал, что случилось, когда земля ушла у него из-под ног.

– Что ты делаешь?.. – резко спросил принц.

– Ты потерял сознание.

Голос мастера Дена прозвучал слишком близко, и Льешо понял, что бог-мошенник несет его на руках.

– Я несу тебя обратно в лазарет. Карина присмотрит и за Адаром, и за тобой.

Рядом послышались голоса друзей.

– Он в порядке?..

Это Хмиши…

– Заклятие перешло на него?

А это – Каду.

И Льинг произнесла его имя, и даже Бикси гневно ворчал где-то в отдалении.

– Я здоров, – заверил принц, пытаясь стать на землю. – Заклятие мертво…

Но мастер Ден не выпустил его. Дождавшись лошадей, он усадил Льешо в седло.

– Я не хочу в лазарет… я должен присутствовать при допросе Радия…

– Тебе нужно в лазарет, святейшее величество, – сказала Карина, усаживаясь на коня позади принца – по праву целительницы. – Хоть Радий по рождению и ниже тебя, но ему тоже нужно отдохнуть. Мерген-хану доложат, когда пленник сможет отвечать на вопросы.

Да, конечно… Мерген не станет терять время на убийство Радия: ему ведь нужны ответы на вопросы.

Карина ободряюще похлопала принца по плечу. Радия будут лечить столько времени, сколько понадобится на отдых самому Льешо.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Ваше слово?.. – произнес Мерген-хан, официально запрашивая донесение.

Правитель гарнов сидел на помосте среди богатых шкур и ковров. Вокруг него собрались вожди и Великие Матери кланов, мудрые женщины и знатные мужи. Спиной к решетке выстроились стражники. Болгай тихо беседовал с Ясным Утром, смертным богом милосердия. Льешо ожидал, что к ним присоединится мастер Ден, но тот остался рядом с принцем. Бог-мошенник с нетерпением ждал нового поворота в своей игре жизнями королей и ханов.

Льешо подвел Радия к помосту и только тогда заметил, что Мерген одет в халат желто-синего шелка, вышитого золотыми и серебряными нитями, как и подобало его новому положению.

Борту, мать ханов, сидела за его правым плечом: она все еще носила траур, хотя ткань одежд была невероятно дорогой. Принц Таючит, не менее изысканно одетый, чем его дядя, занял место около названного отца. На голове его красовалась отделанная серебром шляпа, поля которой загибались с обеих сторон. Глаза принца еще не покинула печаль утраты, придававшая ему строгий вид. Он хорошо подходил на роль наследника угрюмого хана.

Тай кивнул Льешо. Выражение сдержанной надежды немного смягчило его черты.

Льешо быстро огляделся, гадая, куда скрылась госпожа Бамбуковая Змея и не принесет ли она новые несчастья Кубалу. Он не без усилий отмахнулся от дурных предчувствий: надо сосредоточиться, иначе битва будет проиграна.

Принц ждал официальной церемонии. Мерген допрашивал пленника в условиях строгой секретности. Теперь же речь шла о совещании с королем Фибии: предстояло решить судьбу заложника.

Чтобы показать свое уважение к хану, Льешо взял в качестве почетной свиты всех своих людей. Пятьдесят мужчин и женщин, шедшие за принцем от самого Акенбада, остались у входа в палатку. Они не приближались к очагу, но стояли снаружи – едва ли подходящая по численности свита для своего предводителя.

Личные охранники Льешо явились к королевскому помосту в одежде, приличествующей постам, с которых принц забрал их в поход. Они представляли правителей своих стран, то есть возможных союзников Кубала, и это могло убедить хана присоединиться к Льешо… или же избавиться от опасности единым ударом. Принц не мог этого допустить, и дело было даже не в его собственной безопасности. Хаос и смерть из видений Льюки ожидали мир в случае провала миссии Льешо.

Юноша выступил вперед, держась со всей возможной уверенностью: по бокам от него шли братья-принцы. Даже Адар встал с постели – Карина крепко привязала его больную руку к туловищу под парадным одеянием. Принцы одновременно поклонились сидевшим на помосте, хотя Льюка проявил меньше изящества, чем обычно, а Адар скривился от боли. Несмотря на всю торжественность их появления, Льешо был королем без королевства, пришедшим просить милости у законного правителя. Мергена больше интересовал оборванный пленник, чем сам некоронованный король Туманной страны.

– Итак?.. – произнес он, принимая поклон с едва сдерживаемым нетерпением.

Когда Льешо выдвинул Радия вперед, хан повторил вопрос и добавил:

– Ты разрушил заклятие, связавшее язык пленника?

– Да, повелитель.

Льешо намеренно следовал этикету, которым пренебрег Мерген, и хан жестом попросил прощения. Его заставили ждать допроса целых два дня, а он потерял терпение уже в первый. Но гарнский правитель не надеялся на утвердительный ответ. А вот Тай был другого мнения, а потому опустил голову, пряча довольную улыбку.

– Значит, Марко не такой уж страшный маг, – произнес Мерген.

– Я бы не сказал, – спокойно ответил Льешо. – Спросите Очигина.

Возлюбленный друг Мергена, который сражался с жуткими чудовищами, порождениями мастера Марко, и погиб на поле боя… Каменный коготь вонзился меж его ребер – туда, где когда-то билось сердце.

В глазах хана вспыхнула ярость, но он быстро взял себя в руки. Мерген не был дураком.

– Но ты превзошел его?

Льешо пожал плечами.

– Я всего лишь мальчишка. Однако никто не бросает все свои силы на защиту собачьей будки…

Мерген одобрительно улыбнулся.

– И ты испытал удачу против меньшей опасности, великолепный принц?

Уже лучше, чем вообще без титула.

– Нет, повелитель. Радий пообещал ответить на ваши вопросы по мере сил, а я пообещал вступиться перед вами за его жизнь.

– Меня так заинтересует то, что он скажет?

Шу учил Льешо торговаться, прежде чем кости лягут на стол, но Радий тоже научил его кое-чему – ссылаться на кубик в ладони, чтобы поднять ставку.

– Да, повелитель.

– Я уже обещал ему быструю смерть от клинка в обмен на правдивый рассказ о его хозяине.

Льешо улыбнулся. Теперь, когда появилась цель, за которую можно было бороться, он почувствовал себя увереннее.

– Я прошу вернуть мне Радия живым – во имя нашей с ним дружбы и общего прошлого.

– И что бы ты предпочел, предложи я тебе на выбор жизнь старого приятеля по рабству – или помощь кланов Кубала в битве против твоего врага?

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru