Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Кол-во голосов: 0

Льешо не упомянул о мастере Дене, который учил их рукопашному бою.

– А теперь, – холодно произнес Мерген-хан, – он сражается по приказу мастера Марко, который тоже служил господину Жемчужного острова. Он – солдат того самого мага, что втоптал в пыль империю Шан и теперь пробрался в сердце Страны Лугов. Если верить принцу Льюке, мастер Марко ввергнет вселенную в хаос!

Льешо знал об ужасных видениях брата не понаслышке, прошел через них в своих снах, но не мог позволить кошмарному будущему затмить мольбу в глазах Радия.

– Твой пленник в этом не виноват, – мягко сказал принц. – Он только раб – и не может выбирать хозяина.

– Был рабом, – согласился Мерген. Гарнские пленники низкого звания тоже не выбирали палатки, в которых им предстояло служить. – Но сейчас? Он заплетает волосы как командир.

Заплетал, мысленно возразил Льешо. Волосы Радия выглядели не лучше, чем его тело.

Бывший гладиатор, слишком утомленный, чтобы на что-то надеяться, слабо пошевелился.

– Они собираются меня выпотрошить, – прошептал он. Есугей пробормотал извинения и вновь поднял меч. Льешо промолчал. Мерген выглядел неумолимым. Радий быстро облизал губы.

– Не дай им похоронить меня заживо. Пожалуйста… – произнес он. – Когда придет время, сделай это сам, приятель. Я не заслуживаю снисхождения, но хотя бы увижу перед смертью лицо друга…

– Пусть лучше Есугей. У него больше опыта, – сказал хан, обращаясь к пленному, но не сводя глаз с Льешо. – Он причинит меньше боли, чем мальчишка.

Сейчас не время давать напыщенные обещания. Льешо нужно подумать. Слишком богатое воображение – вот его проблема…

Тяжесть меча Есугея уже оттягивала ему руку. Он чувствовал на своих ладонях кровь Радия, скользкое прикосновение его вывалившихся внутренностей…

Принц неожиданно вспотел не меньше пленника. Во рту у него пересохло. Гарн воспользуется любым проявлением слабости. Если у короля окажется кишка тонка для гарнских традиций ведения боя, войско Льешо перебьют его же бывшие союзники.

– Он думает, что ты преступишь мою волю и убьешь его быстро – в качестве дружеской услуги, – легко пояснил Мерген. – Разрез заканчивается высоко, как раз под сердцем. Лезвие острое и при любом лишнем движении может задеть сердце. Тогда пленник потеряет разум вместе с жизнью…

Льешо резко произнес, выплескивая накопившееся напряжение:

– Мастер Марко наложил на него заклятие молчания!.. Принц Таючит сказал, что я не могу вмешиваться, если пленник не желает говорить. Но Радий хочет говорить! Он просто не может!..

– Не может так не может… Какая от него польза, если мы не получим сведения о его хозяине? – мягко заметил Мерген. – Впрочем, ему все равно нельзя доверять. А вдруг твой приятель получил задание убить одного из нас – или всех разом? Мертвый, он никому не навредит. А его хозяин получит весточку.

– Если ты получишь только кровь дважды пленника, то его хозяин посчитает это своей победой, – уверенно заявил Льешо. Потом добавил: – Я сражался с магом на всем пути от Дальнего Берега и ни разу не позволил ему выиграть в схватке!..

Мерген-хан дернулся, как от пощечины.

– Чего же ты хочешь от меня, божественный король?

В голосе хана звучал явный сарказм, но Льешо расслышал и мольбу. Как будем выкручиваться на глазах у всех восточных кланов Кубала? – хотел сказать отчаявшийся Мер-ген. Он – недавно избранный хан, его брат убит, и слабость проявлять непозволительно.

– Приведите ко мне Карину, – произнес Льешо. – И мастера Дена. Спросите Ясное Утро, не пожелает ли он присутствовать. Еще – Болгай… Здесь нужны лекари, а не палачи.

– А прачки нам зачем?

– Против зла понадобится помощь богов, – тихо ответил Льешо на вопрос, который волновал весь Гарн с момента их приезда.

Есугей, похоже, не удивился, а Борту так и вообще выглядела довольной. Любящую мать больше поразила честность Льешо, чем истинная сущность мастера Дена.

Мерген-хан ничем не выдал своих чувств, но принц Таючит кипел от ярости. Льешо не собирался объясняться перед всеми, а потому лишь вежливо поклонился хану, избегая смотреть в глаза Таю.

– В таком случае, – пожал плечами правитель гарнов, – прачка и карлик не повредят.

Судя по всему, Мерген прекрасно понимал, с кем Льешо путешествует. Шаман явно держал своего повелителя в курсе.

– Привяжи пленника к лошади и отвези к Болгаю в логово. Проси совета у своих ведьм и старых мошенников, но возвращайся с раскрытыми тайнами – или с внутренностями своего дружка.

Вечер закончился даже лучше, чем Льешо мог надеяться.

Принц благодарно поклонился. Он выпрямился только тогда, когда хан удалился вместе со своей свитой. Есугей и несколько стражников остались наблюдать за пленным.

Льешо подождал, пока приведут лошадь. Стайпс и Бикси усадили Радия в седло и перевязали его руки и ноги под кандалами обрывками собственных накидок.

– И где на этот раз прячется Болгай? – спросил Льешо у Есугея, когда они закончили.

По здравом рассуждении военачальник решил, что вполне удачно избежал роли убийцы невиновного, не замарав своей чести. Он криво усмехнулся и ответил старинной поговоркой:

– Там, где кончается река.

Льешо слышал эти слова от Тая. Они означали смерть, но ведь Радий еще не умер. Принц решил, что сейчас Есугей выразился не фигурально. Значит, Болгай скрылся за долиной, дальше Низины. Конечно, не там, где кончается Онга, во многих ли к югу, но в самой узкой ее части, перед поворотом.

Льешо не сомневался, что когда он приедет, Карина и боги уже будут ждать его.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Есугей, которому поручили не спускать глаз с пленника, проводил их к шаману. Отряд Льешо удерживал нервных гарнских стражников на приличном расстоянии. Нора Болгая – войлочная юрта всего на одной решетке – находилась в том месте, где река разбивалась о каменный выступ. Добраться оказалось легче, чем думал принц.

– Ждите здесь, – коротко приказал он друзьям, надеясь, что дальше они додумают сами. – Внутри нам всем не поместиться.

Стражников лучше держать как можно дальше от юрты. Мало ли что они могут услышать…

Каду вроде бы согласилась, но потом сказала:

– Куда ты, туда и я.

Есугей согласился с той же оговоркой, и они вчетвером зашли в палатку – Радий и Льешо с представителями своей охраны.

Есугей сразу занял место справа. Даже будучи военачальником, а не стражником, он знал, что нужно делать, чтобы защититься от нападения изнутри и снаружи. Каду последовала его примеру и встала слева, угрожающе опустив руку на эфес меча. Под защитой столь серьезной охраны Льешо вывел пленника вперед.

Нора была точно такой же, какой принц запомнил ее в лагере на севере. Войлок, натянутый на небольшую решетку, в куполообразной крыше – единственное отверстие над очагом. Земляной пол покрывали шкуры, со стен свисал мех горностаев вперемешку с трещотками и барабанами. Тут же была и скрипка, на которой Болгай играл, когда Льешо учился путешествовать во сне.

С потолка свешивались пучки трав. Льешо так и не узнал, для чего они нужны, но потом вспомнил метелку, которую Болгай использовал во время ритуальных плясок. Принц попытался выбрать ту траву, что увлекла его в странный танец с тотемным животным, но она больше не отзывалась. На узком сундуке в глубине крошечной норы в прошлый раз были навалены шкуры, сейчас они уступили место чашам.

Болгай оказался не один. Карина у очага сверкнула улыбкой, пока шаман выбирался из своего мехового гнездышка. Крохотные головы горностаев на ритуальном одеянии закачались будто живые. Маленький Братец с визгом бросился по метелке на крышу и исчез в дымоходе.

– Прошу прощения, – виновато поклонился Болгай Каду. – Я не кусаюсь.

Шаман внимательно осмотрел пришедших и обнажил в улыбке острые зубы.

– По крайней мере не делаю этого в присутствии друзей, – добавил он.

– Простите моего приятеля, почтенный шаман, – сказала Каду, поклонившись в ответ. – Кажется, он испугался вашего тотемного животного. Его хорошие манеры улетучились, и Маленький Братец бежал…

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru