Пользовательский поиск

Книга Небесные врата. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Тай, – сказал Льешо и непринужденно, как равному, кивнул принцу.

– Льешо, – поклонился в ответ Таючит.

Вид у него был почему-то растерянный. Собак с ним не оказалось, значит, визит носил официальный характер.

– Мой дядя вызывает тебя по неотложному делу, касающемуся твоего похода…

– Иду.

Льешо обрадовался бы любому поводу сбежать от братьев, но оказалось, что Мерген допрашивал пленников, захваченных в последнем сражении.

Они взяли несколько человек живьем. Льешо, как гость, не мог не отдать их Мерген-хану. По словам Тая, пленники начинали говорить сразу, практически не дожидаясь вопросов. Цу-тан, охотник на ведьм, напугал даже матерых бандитов: они рассказывали, будто он одержим злобным духом преисподней. Пленники с ума сошли бы от ужаса, если б узнали, что не так далеко ушли от истины. Но до сих пор хан не получил ни крупицы полезной информации. Этот вызов к Мергену означал, что появились важные новости.

– На Вершине ждут лошади, – добавил Таючит, когда они покинули несчастных братьев.

Между собой принцы именовали палаточный городок кланов Кубал на травянистой равнине «Вершиной», а «Низиной» – лагерь небольшого войска Льешо в той долине, через которую текла Онга. Есугей называл людей фибского принца «почетной охраной».

Лошади могли подняться по склону галопом, но для удобства их держали на Вершине, где хватало и места для упражнений, и пастбищ.

Льешо мог без труда дойти от лазарета в Низине до ханского шатра, однако принц Тай посчитал унизительным идти пешком.

– Только рабы и слуги приходят к хану на своих двоих, – заявил он. – Мерген-хан спросит твоего мнения, но тебе придется доказывать важность собственных слов. Чтобы убедить его, ты должен говорить, как настоящий король. А значит, надо подъехать верхом…

Гарны с их кочевыми городами из решеток и войлока еще строже придерживались формальностей, чем император Шана в каменных дворцах. Впрочем, быть может, дело состояло в том, что человек, недостойный доверия, заранее должен оповестить о своем приходе и выдержать проверку прежде, чем его допустят к властелину. Льешо предстал перед императором во всем блеске. В лагере хана он еще не показал себя, поэтому с готовностью согласился с мнением Таючита.

С принцем рядом и своим отрядом позади Льешо прошел через лагерь. Солдаты Фибии и наемники с севера Дальнего Берега склонялись в приветствии. Краем глаза юноша заметил, что к его охране вновь присоединились фибский капрал и пустынник Согхар.

– Я думал, от пленников не будет никакого толка, – заметил Льешо. Он надеялся вытянуть из принца причину, по которой его вызвали к хану, но Тай решил сделать вид, что не понимает, о чем идет речь.

– Верно, – согласился он. – Дядя тоже это быстро понял и отдал их стражникам, как военные трофеи.

– О…

В Гарне считалось, что поступать с пленными наиболее разумно следующим образом: надо обращать их в рабство. Хан не мог приговорить воина к смерти только за то, что тот выполнял приказы своего командира, но отпускать врага на все четыре стороны тоже не годилось. Рабство оставляло пленным свободу передвижения, привычную для кочевых народов, и давало право хозяину распоряжаться своей собственностью.

Льешо решил, что должен благодарить хана за все, что бы он ни учинил над последователями охотника на ведьм. В конце концов гарнские бандиты – возможно, даже кто-то из этих самых пленных – сравняли с землей его страну, убили родителей и маленькую сестренку, а самого принца ребенком продали в рабство.

Однако несмотря на все доводы такого типа, судьба пленников слишком напоминала Льешо его собственную.

Тай с любопытством посмотрел на друга, затем продолжил свой рассказ о гарнских обычаях.

– Если нам удастся захватить старшего сына, его семья попытается его выкупить, и это хорошо, потому что нам нужны лошади. Остальные на год-другой застрянут на черных работах, а потом их усыновят или женят. Войны оставляют после себя много вдов, а женщинам нужны мужья. Через какое-то время семьи на юге увидят выгоду таких браков, и наш хан воспользуется ими на пользу улусу.

Льешо гадал, что сказала бы Каду насчет потребности в мужьях. Гарны явно придерживались иного, чем она, мнения…

– Я знал другой тип рабства у гарнов…

Тай было ощетинился, но что-то в унылом недоверии Льешо остановило его. Принц задумался.

– Однажды в детстве Болгай рассказал мне одну историю, – начал Тай. – Он жил во сне жизнью чужеземного раба. Его как скотину вели на бойню, вот только Чимбай-хан, который тоже слушал шамана, никогда не стал бы так плохо обращаться со скотом… Болгай тогда заплакал и больше никогда не возвращался к тому разговору.

Долгий Путь, подумал Льешо и поежился от жутких воспоминаний.

– Пленников захватили в честной битве. Мы не бандиты, – упрямо сказал Таючит. – Мы похищаем только для того, чтобы получить выкуп или жениться, а не для выгодной продажи пленника чужеземцам!..

Льешо не думал, что соседи Кубала, которым приходится отдавать выкуп или оплакивать потерянных дочерей, видят разницу, хотя для хана она явно существовала, раз он поощрял только «честное» рабство. Кланы Улгар подвергли его народ страшным мучениям, пытали Хмиши и служили мастеру, который хотел лишить разума императора Шана… Принц порадовался, что его союзники, северные кланы, не устраивали грабительские набеги и не продавали своих врагов в вечное рабство. Но южанам, попавшим в руки Мергена, не стоит ждать милосердия.

– А лейтенанты Цу-тана? – спросил Льешо. – Что они сказали хану?

В отличие от воинов, командиры несли ответственность не только за те приказы, которые выполняли, но и за те, что отдавали. Принц слышал, что в плен попали два лейтенанта.

– Пока ничего. С ними поступили, как обычно. Один заговорил. Ничего полезного он не сообщил, зато спасся от худшей участи. Мерген приказал отрубить ему голову сегодня утром. Второй же не хочет или не может отвечать на вопросы хана, даже не отговаривается незнанием. Так что мы подходим к месту, где заканчивается река.

Льешо нахмурился.

– Что за река? – спросил он, хотя и догадывался о значении поговорки.

Принц Таючит пожал плечами, будто ответ был очевидным, но все же объяснил:

– У Мерген-хана нет выбора. Пленники высокого звания могут выдать секреты хозяина в обмен на быструю смерть. Если же они предпочитают забрать их с собой в преисподнюю, то умирают с собственными кишками в руках, заживо погребенные в могилах.

Погребение, как рассказывал Льешо Болгай, означает для гарнов вечное заключение. По гарнской вере огонь помогает мертвецам воссоединиться с предками в мире духов и родиться заново. Если же человека положить в могилу, его тело и душа будут гнить в земле вечно. Однако Тай, похоже, имел в виду нечто большее…

Пока они взбирались по крутому склону, принц объяснил, какие затруднения испытывал его дядя.

– Хан будет сильно страдать, если ему придется выпустить пленнику кишки и похоронить заживо. Мерген человек практичный и понимает необходимость устрашения при допросе врага. Если у допрашиваемого вырезать внутренности и засыпать его землей, он уже ничего не скажет. Мы награждаем предателей быстрой смертью и наказываем честных людей невыразимыми мучениями в надежде на то, что в следующий раз, когда какой-нибудь дурак станет держаться за свою честь, он поверит и сдастся прежде, чем нам придется то же самое сотворить с ним.

– Это работает?

Тай гневно взглянул на принца.

– Такое не каждый день случается.

Льешо никогда раньше не сталкивался с этой стороной войны – допросом пленных. Путь Богини позволял ему защищать себя и своих подданных. Принц убивал, чтобы спасти собственную жизнь и жизнь своих товарищей. Но Богиня запрещала причинять боль ради боли: Льешо никогда никого не пытал, ни при каких обстоятельствах.

Теперь же юноша задумался и вдруг осознал: оказывается, ему совсем не хотелось знать, что именно Шу сделал с пленными после атаки на имперский город Шан, или каким образом Хабиба выуживал из врагов нужную информацию…

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru