Пользовательский поиск

Книга Небесное Око. Содержание - Глава 17 Псы Гесперанда

Кол-во голосов: 0

— Дьявол тебя побери, Дьюранд, я сын своего отца. Я не девчонка и не собираюсь прятаться за твоей спиной. Прочь с дороги, и, быть может, нам ещё удастся взять пару пленников, прежде чем эта чёртова схватка окончится, — с этими словами он сорвался в галоп.

Дьюранд пустил лошадь вслед за молодым лордом. Ламорик с помощью Дьюранда взял в плен рыцаря в жёлтом, после чего они развернули коней, направив их к двоим всадникам. Одного рыцаря Дьюранд сразу же узнал. Именно этот рыцарь чуть не выбил его из седла в самом начале турнира. Его щит был выкрашен в такие же цвета, как у Дьюранда, — зелёный и жёлтый.

Как только Дьюранд пришпорил коня, прозвучали трубы герольдов. Рыцарь в зеленом и жёлтом стащил с головы шлем, и Дьюранд с удивлением уставился на рыжие локоны представшего перед ним Керлака. Дьюранд, вымучено улыбнувшись отсалютовал ему, и Керлак улыбнулся в ответ.

Властительница встала, изобразив на лице негодование, и седобородый герольд, выйдя на ристалище, объявил:

— Её светлости неинтересно смотреть на то, как рыцари рвут друг друга на части в стычках, тогда как силы их неравны. Пусть все оставшиеся на ристалище готовятся к последнему решающему состязанию. Вы будете сражаться поодиночке, один на один, до полной победы.

Участок, отведённый для боя, сделали ещё уже. Теперь его со всех сторон окружали зрители. На одном краю поля вместе с девятью всадниками стоял Дьюранд, жалея, что он не в силах увидеть, что таится за забралом шлема, которое скрывало лицо Ламорика. Интересно, о чем он сейчас думает? Вокруг поля сгрудились около сотни рыцарей. Воины стояли в молчании, лица некоторых были залиты кровью. За рыцарями, тоже не произнося ни слова, столпились жители деревни — измазанные сажей лица, одежды из шерсти и домотканой материи. Крестьян было больше сотни.

Радостные крики, оглашавшие ристалище утром, сменились тишиной. Кто-то в толпе шмыгал носом. На противоположном конце ристалища постукивали копытами кони. Именно здесь предстояло принять бой.

На поле вышел седобородый герольд, благородные черты лица которого напоминали лик на иконе.

— Когда прозвучали рога, вас осталось восемнадцать, — заговорил герольд. — Девять и девять. Теперь надо решить, кто из вас лучший.

Герольд оглянулся на Властительницу, которая, кивнув, опустилась в кресло.

— На ристалище вызывается первая пара.

Рыцарь, которого Дьюранд прежде ни разу не видел, вскочил в седло и пустил коня навстречу противнику. С грохотом всадники столкнулись как раз напротив ложи, где восседала Властительца. Оба рыцаря вылетели из сёдел. Пошатываясь, воины поднялись и, обнажив мечи, продолжили схватку. До зрителей доносилось хриплое, тяжёлое дыхание противников. Наконец рыцарь из отряда, стоявшего на противоположном конце поля, знаком показал, что признает поражение. Получив удар в плечо, он больше не мог поднять меч.

Дьюранд кинул взгляд на женщин, сидящих на трибуне. Они находились достаточно близко к сражавшимся, чтобы разглядеть каждый взмах меча. Как только первая пара рыцарей покинула ристалище, из отряда Дьюранда выехал рыцарь, одетый в чёрные доспехи. Взяв копьё на изготовку, он понёсся навстречу своему противнику. Снова земля содрогнулась от топота копыт. Дьюранд увидел, как чёрный рыцарь содрогнулся от удара отдачи, когда наконечник его копья впился в тело жертвы.

Однажды, ещё в Акконеле, Дьюранд видел, как на человека на полном скаку налетела лошадь — несчастного отбросило на пять шагов. Что уж говорить про турнир, когда в удар копья вкладывалась вся скорость, с которой противники неслись навстречу друг другу, вес обоих рыцарей и их коней. Удивительно, как пока обошлось без жертв.

Потом Дьюранд вспомнил правило турнира: «кто-нибудь обязательно должен погибнуть». Скоро кому-то придётся распрощаться с жизнью. Осталось всего семь пар рыцарей.

Пока Дьюранд занимался подсчётами, с места сорвался рыцарь в зеленом. И снова земля, словно боевой барабан, загрохотала под копытами коней. И снова никто не погиб. Рыцарь в зеленом вышел из схватки победителем. Галантно поклонившись, он протянул девушкам на трибуне плюмаж, срубленный со шлема проигравшего, — позолоченную фигурку льва. Затаив дыхание, девушки осторожно взяли протянутый им подарок.

Теперь уже все рыцари были в сёдлах. Дьюранд почувствовал, как на его плечо опустилась рука Ламорика. Что за нелепость сражаться в такой тесноте! Даже дышать тяжело.

Навстречу друг другу понеслась очередная пара рыцарей, что оказалось для Дьюранда совершеннейшей неожиданностью. Он даже не заметил, как рухнула с коней предыдущая пара. Ещё один рыцарь пустился вскачь. Снова последовал траве грохот и лязг — оба противника кубарем покатились по траве.

Осталось всего несколько человек. Теперь они стояли в ряд.

— Сейчас я пойду, — сказал Ламорик.

— Да, ваша светлость, — склонил голову Дьюранд и, бросив взгляд на противоположный край ристалища, замер. Вперёд выехал Морин.

Лорд Монервейский натянул латные рукавицы и поправил шлем. Дьюранд недоуменно оглянулся — ведь Морин прежде был на их стороне. Видимо, улучшив момент, за короткий промежуток времени перед решающим состязанием лорд Монервейский пересёк ристалище, оказавшись в стане их противников. Раз он пошёл на эту хитрость, надо полагать, ему надоело, что Ламорик постоянно увиливает от поединка.

Теперь одно неверное движение, один удар копьём — и Ламорик может навсегда проститься с шансом блеснуть воинским уменьем перед принцем и главным герольдом Эрреста на турнире в Тернгире. Ламорик был готов пустить лошадь вскачь.

— Нет, — сказал Дьюранд, дёрнув Ламорика за руку с такой силой, что молодой лорд чуть не вывалился из седла. Времени на объяснения не было. Он хлопнул по крупу лошадь стоявшего рядом рыцаря, одетого в доспехи в синюю полоску. Лошадь понеслась вперёд. Рыцарь потянул было за уздцы, но понял, что уже отъехал слишком далеко, и если повернёт, то прослывёт трусом.

Дьюранд увидел, как лошадь Морина неуверенно тронулось вперёд, но тут лорд Монервейский, в досаде, со всей силы вогнал ей шпоры в бока. Рыцари встретились на середине ристалища. Воин, одетый в доспехи, разрисованные синими полосками, опрокинулся в седле, и лошадь поволокла его прочь — нога рыцаря запуталась в стремени. Морин уехал с Ристалища, смерив Ламорика долгим взглядом. Про себя Дьюранд отметил, что пока ни один из участников не погиб.

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru