Пользовательский поиск

Книга Небесное Око. Содержание - Глава 3 Между двух огней

Кол-во голосов: 0

Глава 3

Между двух огней

Дьюранд тяжело дышал открытым ртом, от камней и воды тянуло холодом. Он поднял голову и взглянул вверх: где-то там, в высоте, плыли облака, отражаясь в тёмной воде колодца. Казалось, небо манило его.

Неожиданно какой-то чёрный предмет, кружась, полетел вниз. Дьюранд вытянул руку, собираясь его поймать, но предмет проскочил мимо пальцев и, сильно ударив по лбу, со стуком приземлился у его ног.

Со двора послышалось странное металлическое постукивание, однако это был явно не посох Странника. Сбитый с толку, измотанный загадками Дьюранд пошёл вверх по лестнице.

На самом краю колодца он увидел мальчика, который возился с гвоздями и сапожным молотком. Мальчик был так погружён в своё занятие, что не сразу заметил нависшего над ним Дьюранда.

— Владыка Небесный! — мальчик выронил молоток, его глаза расширились от страха.

Дьюранд представил, как выглядит со стороны — великан с волосами-сосульками, слипшимися от воды.

— Не бойся, — сказал он.

Мальчик уставился на него, не в силах сдвинуться с места от ужаса. Его взгляд упал на руку Дьюранда, Дьюранд опустил взгляд и увидел, что рука залита кровью. Что только мог подумать мальчик! Залитое кровью чудовище, выбравшееся из тьмы колодца. Он улыбнулся и принялся вытирать кровь.

— Меня не надо бояться, — сказал он, тяжело вздохнув. — Посуди сам, я из плоти и крови. Правда, после того как ты бросил ту штуковину в колодец, крови у меня стало меньше.

— Что ты делал в колодце? — спросил мальчик.

— А ты что здесь делаешь в такой час?

— Задаю вопросы, — шёпотом ответил мальчик.

— Один из твоих вопросов меня сильно задел, — хмыкнул Дьюранд.

Мальчик потупил взгляд.

Дьюранд склонился над ним:

— Я свалился в колодец, — сказал он, пытаясь улыбнуться.

Завоевать симпатию мальчика оказалось непростой задачей.

— Можно посмотреть?

Мальчик не возражал. Дьюранд увидел тёмную пластинку, из которой торчал металлический гвоздь и кровоточащую царапину на руке у мальчика.

— Это свинец, — пояснил мальчик.

— Очень похоже на кусок черепицы с крыши.

— Сначала надо хорошенько постучать молотком, а потом написать вопрос или желание, или… ну я не знаю, что в голову взбредёт. Все это надо нацарапать гвоздём и чуть-чуть смазать кровью. А потом забиваешь гвоздь и бросаешь все в колодец.

— Так ты писать умеешь? А я только по лицам читать умею.

— Ещё бы.

— Кто тебе рассказал?

— Это здесь все знают.

— Ты местный? — он никогда не видел этого мальчика. Впрочем, это ничего не значило, ведь он отсутствовал четырнадцать лет.

— Нет, — покачал головой мальчик, — мой отец — священник.

— Ух ты, — священники пытались отучить крестьян молиться древним богам ещё со времён высадки Крейдела. — Этому тебя священник научил?

— Мой отец — вайриец! Он учёный!

Это многое объясняло. Из всех священников вайрицы были самыми странными. О них ходили разные слухи. Руки варийцев были вечно перемазаны чернилами. Из них получались хорошие писцы.

— Твой отец — священник — арбитр моего отца?

— Да, милорд, — поёжился мальчик. — Он обучался в библиотеке Партанора. Поэтому он учёный.

— Наверное, он тебя научил фокусам с колодцем?

— Нет. Мудрые женщины вашей матери. Они много знают о таких вещах.

Дьюранд окоченел. Он мог бы и сам догадаться. Ведение Патриархов — закон, а дело мудрых женщин — помогать роженицам, собирать людей в последний путь и предсказывать будущее.

— Почему именно колодец?

— Послания надо кидать в колодец, чтобы тебя услышали Древние Боги и пришли к тебе с ответом во сне. Так делали священники в древности.

Мальчик смотрел на Дьюранда с опаской, словно ожидая незаслуженного нагоняя.

Молчание затянулось.

— Бросай своё послание, — наконец сказал Дьюранд.

Мальчик размахнулся и бросил жестянку в тёмное жерло колодца.

Через несколько минут копыта Брэга простучали по каменным плитам двора. Дьюранд пронёсся мимо колодца, миновал поднятую замковую решётку. «Вернусь ли я сюда когда-нибудь?», — подумал он.

У ворот он заметил движение. У цоколя замковых врат крутилась маленькая фигурка — это был сын священника. Он поднял руку, и Дьюранд увидел царапину на ладони мальчика — след, оставленный гвоздём. Сам не зная отчего, Дьюранд тоже поднял руку, помахав в ответ. Что было у мальчика на уме? Почему он вышел проводить его? «Я так и не спросил, как его зовут», — мелькнула мысль. Дьюранд быстро кивнул ему и, пришпорив коня, понёсся прочь.

Дьюранд ехал уже несколько часов. Сначала Брэг шёл быстрым галопом, потом перешёл на трусцу. Деревья с облетевшей листвой сменились тянувшимися вдоль дороги оградами, сложенными из булыжника, которые чередовались с зарослями кустарника. Путь лежал между холмов.

Дьюранд удивлялся себе. Что заставило его на ночь глядя тронуться в путь? В такой час на дороге было опасно. Несмотря на то, что Ночь Странника уже миновала и на небе ярко светила луна, на дороге можно было встретить разбойников. По королевству ползут слухи о волнениях. Близится зима, а какой есть выбор у голодных и неприкаянных? Только выйти на большую дорогу в поисках добычи.

Следовало подумать о будущем. В своих действиях он должен проявить осторожность ткача, трудящегося над замысловатым узором. Гирет — лишь старое герцогство в не менее старом королевстве, закостеневшем в правилах и традициях. Все, все без исключения, от простого пахаря до короля, восседающего на престоле в Эльдиноре, покорно принимали то, что им преподносила судьба. Дьюранд представил, что будет, если он вернётся к герцогу в Акконель. Он может предложить герцогу свои услуги, но что ему на это ответит герцог? В свите герцога не было ни одного наёмника. Человек благородного происхождения не мог просить о снисхождении, зная — Дьюранд рассмеялся — иной человек благородного происхождения с лёгкостью мог в подобном снисхождении отказать. Он понимал, что появление в Акконеле с учётом нынешнего положения осрамит герцога, да и его самого. Баронство Коль принадлежало его семье ещё с той поры, когда первый герцог Гиретский передал его своему оруженосцу. Они пережили взлёт и падение Великого Королевства и войны за Гремящим морем. Дьюранд решил, что скорее умрёт, чем опозорит свой род. Он не поедет в Акконель. Так или иначе, ему все равно не хватит на дорогу еды. Он представил, как лежит в придорожной канаве присыпанный снегом, словно бродячий пёс.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru