Пользовательский поиск

Книга Наковальня мира. Содержание - Часть вторая

Кол-во голосов: 0

Часть вторая

Как прекрасен белоснежный приморский город Салеш во время Фестиваля!

Цепочки ярких фонарей освещают его широкие улицы, пурпурные и алые полотнища развеваются на высоких башнях. Юность в золотистых сандалиях со смехом носится по садам и паркам, срывая благоухающие розы и разбрасывая лепестки, а Старость покоится на мягких подушках в беседках возле виноделен, смакуя последние капли удовольствия из кубка жизни. Дымки сладковатых курений поднимаются от жаровен и плывут по воздуху вместе со звуками всевозможных трещоток, цитр, барабанов, лир и медных труб. Любовники слетаются сюда, как мухи на мед необузданного излишества, потому что во время Фестиваля в Салеше не существует запретов. Бог плоти в милостивом благословении опускает покров на своих детей, и сладостный Восторг исполняет веселый танец!

Так, во всяком случае, сообщается в рекламных проспектах устроителей Фестиваля. Нет нужды говорить, что в это время года в Салеше очень непросто отыскать свободную комнату в гостинице.

В ожидании шумных празднеств Смит занимался очисткой канализационной системы гостиницы «Панорама». Он уже несколько месяцев являлся владельцем этого заведения, но озадачился проблемой очистки впервые. Детям солнца свойственно забывать о подобного рода системах, неважно — больших или малых. Смита вполне устраивало, что всевозможные отходы гостиницы исчезают в канализации, и он совершенно не задумывался о том, что с ними происходит дальше.

Однако когда Смит получил уведомление о том, что в «Панораму» собирается нагрянуть санитарно-техническая инспекция и главным объектом проверки будет именно канализация, он решил, что сначала лучше посмотреть все самому.

Подняв железный люк, расположенный сразу за выходом из кухни, он с удивлением обнаружил, что толстая труба почти полностью забита плотной зеленоватой грязью, при этом для стока остается отверстие не более чем в соломинку для коктейля. Смит опустился на колени и уставился на эту картину в некотором замешательстве, персонал гостиницы выстроился тут же, беспомощно наблюдая за происходящим.

— Знаешь, кое-кто из постояльцев жаловался, что вода из ванны уходит очень медленно, — сообщил носильщик Тигель. — И мне кажется, теперь я знаю почему.

— И что же мне делать? — жалобно проговорил Смит. Он бросил взгляд на своих подчиненных. — Думаю, мы должны вооружиться лопатами и по очереди выкапывать всю эту грязь.

В поразительном единодушии носильщики отступили на шаг.

— Ты же знаешь, что от подобного беззакония нас защищает Гильдия носильщиков, — напомнил Тигель. — Мы уже на десятилетнем испытательном сроке.

— В любом случае наши плечи не пролезут в эту трубу, — высказался Винт. — Твои, кстати, тоже.

— Нужен кто-то маленький и тощенький, — добавил Горн.

Все они одновременно повернулись и уставились на Горицвет. Та с оскорбленным видом попятилась.

— Между прочим, Гильдия скороходов тоже существует! — возмущенно ответила девушка. — К тому же я тоже не пролезу в эту трубу, потому что, как видите, теперь у меня есть грудь. И бедра!

Это вполне соответствовало действительности. За последнее время некоторые части тела Горицвет значительно увеличились в размерах и аппетитно выступали под алой униформой. Постояльцы мужского пола с вожделением поглядывали на девушку, когда та пробегала по обеденному залу.

— Девять кругов ада, — пробормотал Смит, поднимаясь на ноги. — Я сам буду выкапывать эту грязь столько, сколько смогу. Где лопата?

— Чем это вы тут заняты? — поинтересовалась госпожа Смит, появляясь из кухни. Повариха вытерла руки о передник и заглянула в открытый люк: — О небеса! Что за гадость. Неудивительно, что вода так медленно уходит.

Госпожа Смит достала трубку и набила ее ароматным янтарным листом.

— Мы должны все прочистить до прихода инспекции, — пожаловался Смит.

Он отыскал наконец лопату и попытался вонзить ее в зеленоватую грязь. Но грязь, по плотности напоминавшая засохший сыр, практически не поддалась усилиям Смита.

— Так от этой гадости не избавитесь, — авторитетно заявила госпожа Смит, раскуривая трубку. Она сделала затяжку и, выпустив струйку дыма, пояснила: — Можно купить один ужасно едкий химикалий. Выливаете его в канализацию, ждете, пока все растворится, и готово! К утру ваша труба как новенькая. Так, во всяком случае, утверждают химики.

— Эта труба выходит прямо в море? — поинтересовался Тигель.

— Не имею ни малейшего представления, — ответила госпожа Смит. Она взглянула на Горицвет: — Ты молодая и ловкая, сбегай на набережную и посмотри.

Горицвет забралась на парапет и, свесившись с краю, стала пристально вглядываться вниз.

— Да-а! — закричала она. — Я вижу, как большой грязный хвост ползет прямо в море!

— Ну тогда никаких проблем, — радостно воскликнул Смит, откладывая лопату в сторону. — А мы сможем купить побольше этого химического средства?

К полудню носильщики доставили десять бочек из закаленного стекла, каждая из которых была помечена этикеткой, гласившей: «Пенящееся чудо Медночиста». Внизу более мелким шрифтом была отпечатана инструкция по применению, и совсем мелким, под изображением черепа и перекрещенных костей, значилось: «Яд. Не допускать попадания на кожу. Не добавлять в супы, тушеное мясо и десерты».

Смит смешал химикалии в пропорциях, рекомендованных при сильном загрязнении, и вылил раствор в трубу. Он удовлетворенно смотрел, как тут же поднялась ядовито-зеленая пена, пытаясь выскользнуть из трубы, затем со зловещим бульканьем пена стала опускаться. Смит поставил открытую бочку в кладовую, рядом с девятью запечатанными, и в прекрасном расположении духа отправился на кухню.

— Похоже, эта штука действует, — сообщил он госпоже Смит, которая была занята тем, что запихивала крошечную ощипанную костлявую птичку в широко раскрытый рот другой костлявой птички, но чуть больших размеров. — Э-э… что это?

— Яйца вкрутую в перепеле, который помещен в куропатку, которая находится в утке, которая скрывается в гусе, который покоится в морском драконе. Блюдо запекается, глазируется фруктовым сиропом и подается с хлебным соусом. Очень сложно готовить, но оно пользуется спросом во время Фестиваля, а, кроме того, — повариха произвела последний толчок, и маленькая птичка наконец скрылась в утробе большой, — прошел слух, что какой-то журналист заказал столик на сегодняшний вечер, а нам выгодно произвести впечатление на критика ресторанной кухни.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru