Пользовательский поиск

Книга Милана Грей: полукровка [СИ]. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

— Наверно по тому, что Полукровка учится в нашем классе, — тихо ответил Фред, вместе с братом подойдя к нам.

— Круг подозреваемых сузился, — сказала Оливия.

— А какой до этого был? — недоумевала я.

— Вся школа, — Оливер улыбнулся.

— Надеюсь, что он сузится до одного человека после разговора с мистером Логоном.

— Дядей, — поправил меня Фред.

— Слушайте, простите, что не сказала всю правду про родственников, — начала я. Оливия опустила голову. — Простите. Я ему пообещала. Это все для того, чтобы не было лишних слухов. Я, честно, хотела рассказать, но это не только мой секрет, — объяснила я, смотря в лица безмолвных друзей. Они все прятали от меня глаза. — Простите, — повторила я.

— Все нормально, — подняла голову Оливия.

— Мы понимаем, — сказал Оливер, как всегда одобряюще улыбаясь.

Один Фред остался молчать.

— Спасибо, — поблагодарила я.

Хотя Джеймс им все рассказал еще два дня назад, только сейчас на душе стало легче. Мне и вправду было стыдно, они меня всегда поддерживали, а я от них хранила тайну. Друзья занимают одно из лучших мест в моем сердце, даже Фред, хотя я все еще на него сильно злилась.

Я попросила друзей подождать меня за дверью, а сама вошла через класс в комнату

Джеймса, где застала его, упирающегося локтями в стол и придерживающего ладонями голову. Вид у него был измученный и жалкий. Он не услышал, как я вошла, и тогда я позвала его по имени:

— Дядя Джеймс.

— Она, наверно, волнуется. Мы уже должны быть дома, — заговорил он, будто продолжая свой немой монолог вслух. Дядя поправил рамку с тетиной фотографией и обернулся ко мне. — Что-то хотела, Милана? — его голос звучал хрипло и устало. Под глазами синяки, побледневшая кожа…

— Дядя, ты спал сегодня? — спросила я.

— Вздремнул немного. С этими собраниями… — протянул он, мотая головой. Я вспомнила, зачем пришла.

— Дядя Джеймс, — уже не с той заботой начала я. — Кто Полукровка?

Его лицо не дрогнуло, даже тени удивления не пробежало. Оглядев меня как будто впервые, он изнуренно вздохнул:

— Милана, — начал он тихо и неторопливо, — сначала ты сражаешься с бездушным, потом

Блек Фаст сообщает мне, что ты просишь у него дополнительные занятия, теперь, ты знаешь про Полукровку… Тебе не кажется, что это все странно для твоего юного возраста?

— Несколько месяцев назад я попала в другой мир, где все для меня было странно. Так, что я уже перестала дивиться всему, что со мной происходит, — честно ответила я. — Дядя Джеймс, кто Полукровка? — настаивала я.

— Не могу сказать. Не моя тайна.

— Но я должна знать, почему нападают на меня, тебя, моих друзей и мою школу.

— Прости, — только и сказал он.

— Да я же все равно узнаю!

— Я не имею права рассказать тебе это. И даже если ты все-таки узнаешь, то потратишь много времени и обдумаешь, поймешь все, и не совершишь глупостей.

— Что вы все боитесь, что я сделаю какую-нибудь глупость?! Почему вы во мне другого не видите? — психанула я и закрыла дверь с другой стороны.

Я крутила колеса покрасневшими ладонями. Мне безумно хотелось прошествовать так, чтобы звонкое эхо моих шагов разошлось по всему классу, или хотя бы один раз громко, настойчиво топнуть ногой. Я хлопнула дверью класса Зельеварения, но легче мне не стало.

— Ну что, Милана? — наивно поинтересовалась Оливия.

— Ничего. Я спать, — сказала я, не останавливаясь.

Не все так просто, как хотелось бы.

Глава 16

Хоть шум был такой же невнятный, как и мысли в моей сонной голове, он разбудил меня.

Сон одурманивал, и не хотелось открывать глаза, но незнакомый звук не собирался утихать. Через пару секунд я, переборов себя, скинула ноги на пол, надела тапочки с мягкой подкладкой, что смастерили для меня близнецы Вармент, и лениво села, не открывая глаза. Живот заурчал. Если бы поужинала вчера, спалось бы намного крепче.

Глубоко вдохнув в ночной воздух, я протерла глаза и раскрыла их. Ударил яркий свет.

Слишком светло для поздней ночи. Я наклонилась, чтобы заглянуть в окно: по фиолетовому куполу в разные стороны разбегались белые молнии, не доходя до земли, они гасли. Молнии и создавали пробудившее меня шипение, но кто это делал?

Я аккуратно встала на ноги: ступни все ещё болели, и мышцы ныли с непривычки. Я заметила инвалидное кресло. Нет! Я отвернулась — лишь бы глаза мои его не видели — и потеплее укуталась пледом. Лениво передвигая ногами, я спустилась вниз к аллее. У окон стояла пара возбужденно перешептывавшихся учеников, но их заглушал громкий звонкий смех, шипения молний. Я подошла к окну и подняла голову вверх, глаза невольно раскрылись: в купол врезались бело-желтые молнии и разбегались по нему, окутывая паутиной тока; он сверкал, дрожал и трещал при каждом ударе; сквозь всё это проглядывалась человеческая фигура на метле. По черным спутанным кудрям я узнала — это одна из тех темных, которые напали на школу во время новогоднего бала, эта она в тот день выбила волшебную палочку из рук директора. Женщина летала над верхушкой купола, стреляя молниями. Её смех звучал повсюду, громко и устрашающе, и затихал, только когда она выкрикивала заклинания.

Вскоре все окна были заняты взволнованными учениками, зевающими, потирающими сонные глаза и топтавшимися на месте от холода. Сквозь толпу на аллею без куртки или плаща пробиралась Елизавета Греми в пижаме и в спешке накинутой на плечи кофте.

Учительница подняла голову вверх и ахнула. Она поспешила назад сквозь толпу к директору. Перешептывания стали громче.

— Всем разойтись по спальням, — проходя сквозь толпу зевак прямиком к арке, приказал директор.

Нехотя все отлипали от окон и поднимались в свои спальни. Я видела, как Джеймс спешит к директору, мистер Фаст, громко чеканя шаг, выходит из дверей своего кабинета, а мадам Флор руководит неспешащими учениками на лестнице. Прямо перед моим лицом мелькнул знакомые затылок.

— Оливия, — позвала я.

— О, Милана, — произнесла подруга, обернувшись. Её длинные волосы были распущены, глаза — опухшими и сонными, а одета она была в свою шелковую розовую пижаму. — Ты это видела? Неужели она пытается пробить купол?!

— Нет, — тихо выдохнула. — Нет, — повторила я для убедительности.

Мы обе понимали, что я бессовестно лгу, но боясь, что у неё получится разрушить купол, не произносили правды вслух.

Пропустив младшекурсников, мы поднялись наверх. Как и все в спальне, я не могла заснуть, молчала и смотрела на освещенное отблесками лицо подруги. Оливия, поджав под себя ноги, пряталась под одеялом, оставив снаружи только нос и глаза. Она вся дрожала. Вспышки за окном становились ярче и громче, и каждую секунду наполняли светом спальню. Оливия попросилась ко мне в кровать, и я её без возражений пустила.

Она прижималась к моей спине при каждом ударе молнии о купол. Вся школа ещё долго не могла заснуть…

За два дня мы взяли в плен безлюдную в «каникулы» библиотеку. Книжки давно стояли не по порядку и даже не на своих полках, а большинство прочитанных мною книг вообще были просто сложены в гигантскую стопку на столе.

Весь следующий день после завтрака я просидела в библиотеке, забыв об обеде.

— Милана, мы тут обсудили кое-что, — сказала Оливия, усаживаюсь за стол напротив. Она оглядела обложки раскиданных на столе книг. — Кажется, я знаю, как узнать, кто Полукровка… — сообщила она, без интереса просматривая ещё один словарь.

— Как? — я отвлеклась от книги. Её слова меня очень заинтересовали, так как я уже устала безрезультатно пролистывать нескончаемый поток книг.

— Спросить у Эвана.

— Оливия, — я вздохнула устало. — Я же…

— Нет, — перебила она, захлопнув словарь. — Знаешь зелье «Развяжи язык»? — она нагнулась ко мне.

— Ты сможешь его приготовить?

— Наверно. Оливер сказал, что оно несложное. Они с Фредом и рецепт знают.

На слове «рецепт» я непроизвольно вспомнила о еде, и рот наполнился слюной. Хорошо было бы покушать…

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru